События Дом

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

«Кто-то меня жалеет, но у каждого свое мнение. Я вот демагогией не занимаюсь. И никому ничего стараюсь не объяснять. Умный сам все поймет. Я никакой не ущемленный»,— уверен дяда Саша. У него нет возможности передвигаться без костылей, но есть удочки, музейный «Запорожец» на полном ходу, шахматная доска и запас оптимизма промышленного масштаба. Он сидит на берегу безымянного озера и рыбачит прямо из салона своего «Броневичка». За спиной новая церковь деревни Сигневичи, родной Маревиль и 47 лет жизни, о которой он помнит только хорошее.

Сердце Брестской области. В Маревиле стоит серо-белое утро. Дядя Саша проснулся, поиграл в шахматы по сети и ждет гостей. Он, кажется, вообще за любую «движуху».

— О, здорово, хлопцы! Глядите, это моего брата грузовик. Он все его ремонтирует. Года три уже. Может, когда и доремонтирует, — бодро стартует хозяин и заходится смехом. — А давайте я вам сейчас свой «Запорожец» покажу.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Александр Снежко родился с артрогрипозом. Недоразвитие мышечной и нервной ткани не позволяет ему ходить самостоятельно. Александр всю жизнь передвигается с помощью костылей. Правда, это ни разу не портит ему настроение. Сразу же после знакомства создается впечатление, что перед тобой стоит чемпион Брестской области по оптимизму.

— Вообще, хлопцы, «Запорожцев» у меня два. Вон зеленый там, дальше. Он помоложе. Правда, не ездит совсем. Не оправдал надежд. Так я купил у мужика в Березе другой. Всю пенсию отдал. Тогда долларов 100—150, может. Машина, конечно! Годах в семидесятых ее сделали. Старее еще сталинского железа, но качественнее.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Скрипя, раскрываются двери, утренний свет рассеивает полумрак гаража, и перед нами появляется хрестоматийный «Запорожец» бежевого окраса. От одного его вида дядя Саша веселеет и начинает быстрее передвигать костылями.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— Я в 1988 году выучился на права. И с 1990-го за рулем практически каждый день. Тогда батька мне купил первый «Запорожец». Я 1968 года. Получается, 22 мне тогда было. Ну ходите, покажу. Я на нем везде. И в лесу, и в городе. Гараж — мое второе место жительства. Как у женщин кухня, так у парней гараж. Тут все есть.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

И действительно в творческом бардаке гаража полно дополнительных деталей для «Запорожца», удочек, сачков. В углу тихо примостились резервные костыли. В другом помещении на крючке висит сложенная коляска. Александр говорит, что и близко не ощущает себя инвалидом. И даже в детстве не «загонялся» по поводу своего заболевания.

— В городе, слышал, инвалиды жалуются на условия. Так а у нас тут их совсем нет. Даже близко, — говорит дядя Саша, открывая дверь «Запорожца». — Да, какие-то проблемы у меня есть. Но они обычные. Если в магазин надо, так две ступеньки я осилю как-нибудь. Потихоньку, в меру возможностей — справляюсь. Смешно, но тяжелее всего мне в больнице. Там ступенек чуть-чуть побольше. Но я не загоняюсь, привык. Считаю, так оно и должно быть. Живу себе спокойно среди людей и радуюсь.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

До шестого класса Александр учился в обычной школе. Здание было низеньким, одноэтажным. Но потом в поселке построили новую трехэтажную школу и ввели классовую систему. Пришлось перебираться в другое место. Дядя Саша оканчивал спецшколу в Осиповичах.

— Потом был бухгалтерский техникум в Старой Руссе. Это Новгородская область. После возвращения работал на нашем ПМК. Десять лет был диспетчером. Выписывал путевые листы. Считал машины, солярку, бензин, зарплаты. Теперь вот на пенсии.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— Покатаете нас?

— Свободно! Можно еще сзади седло положить.

Мимо бегают коты и кидают недоверчивые «косяки». Петухи, которые раньше надсадно горланили, будто в уважении замолкают, когда включенный «Запорожец» начинает «альфа-самцовски» рычать. Коты же и вовсе пугаются и убегают.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Дядя Саша счастлив. Машину чуть потряхивает. Но «Запорожец» — это песня. Песня молодой Эдиты Пьехи. Водитель крутит ручку, и окно с душевным скрипом открывается.

— Климат-контроль, — смеется Александр. — Нормально! Тут печка стоит. Она 750 граммов бензина берет в час! Зато тепло. Без мотора работает. Слушайте, как гудит.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Когда печка начинает работать, возникает ощущение, будто мы идем на взлет. Направляемся в лес, куда в детстве дядя Саша добирался на костылях.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— Другие дети бежали быстрее меня. Но я позже спокойно приходил, — машина резко сворачивает с трассы на дикую дорогу, водитель правит к роще. — Нас три брата. Старший и меньший, а я средний. Братья здоровы. Батька в прошлом году умер. С мамой живем. Она тоже в конторе работала. А отец машину водил. Родители переживали за меня. Но ничего не сделаешь, смирились как-то. Тем более я сам никогда не расстраивался. Какие проблемы? Никаких. Развлечения у меня были почти что такие же, как у здоровых детей. И сюда я спокойно заходил. А теперь не мальчик уже. 47 лет все-таки. Полжизни считай.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

На границе леса и поля мерно гудят линии электропередачи, сверху накладываются голоса птиц, которые не особо довольны появлением людей. У ветра еще остался зимний акцент. Но дяде Саше не холодно. Он с увлечением продолжает рассказ о своем средстве передвижения.

— 90 по трассе еду. Это его крейсерская скорость. Бензина он берет шесть литров. Гаишники иногда останавливают, не без этого. Мой «Броневичок» вообще много что может. Меня даже в Польше штрафовали за превышение скорости. Ездил туда родственников проведать. Лет десять назад это было, под Белостоком.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— У нас тут поселок городского типа. Есть ПМК, но что-то там работы нет, ЖКХ, больница, садик, школа, магазинов три штуки. Полный набор. Не жалуемся. Только на гаишников, — смеется хозяин «Запорожца», заглушая машину.

Александр давно на пенсии. Утро он начинает с игры в шахматы. Увлеченно рубится с монголами 2002 года рождения и россиянами 1938-го. Потом завтракает. Затем едет рыбачить на озеро. Может помочь соседям, которых нужно подвезти в Березу или Кобрин.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться— Если кто позвонит, я не отказываю, — останавливается жизнерадостный шахматист и показывает свой мобильник. — Это Nokia. Как только они появились, так я себе взял. Работает, как трактор. Мне больше и не надо. Пойдем в хату.

В хате богато пахнет готовкой. Мама дяди Саши дружелюбно машет в нашу сторону зажимом для сковороды и просит не фотографировать ее. После чего атакует гостеприимством.

— Попробуйте драников. Блины постные. Прошу извинить, но у меня великий пост. Картошка и цыбуля на постном масле пожарены. И яйца домашние.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Пенсия Александра — 2 млн 900 тыс. Пенсия мамы — примерно то же самое. Дядя Саша говорит, что денег всегда не хватает, сколько бы их ни было. Но не заморачивается.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— Куры у нас есть, два кота, — в перерывах между драниками сообщает Александр.

— Да какое ж то хозяйство! — возмущается мама. — Был хозяин — было у нас все, як были маладыя! И коров хватало, и свиней, и диков, и гусей. Свиней пять штук было, гусей — 50, а сейчас ничего.

Ничего — это выводок гиперактивных кур, которых по дороге в сарай костылем разгоняет дядя Саша. Взволнованное кудахтанье прерывается хриплым кашлем агрессора.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— Ой, хлопцы, надо бросать курить. Вы не курите?

— Не.

— О, то молодцы. А я все подряд курю. Monte Carlo, «Форт» — и все-таки оно, это курево, дает.

В сарае находится коляска, которая, правда, используется редко. Досталась она в наследство от отца. Сзади идет и причитает его жена.

— Хлопцы, гауна завезете в Минск! — научив нас жизни, мама дает наставление Александру. — Абы ты не грохнулся. Гляди аккуратней… Часом он на ней ездит. Но вообще-то мужика моего коляска. У него облитерирующий атеросклероз был. Отняли одну ногу, через полгода другую. Вот и на коляску посадили. Батька все просил возить его куда-нибудь. Как-то пошли на озеро. Там мостик пешеходный. А я ж не в курсе, что надо было задом. Так я мужика повезла лицом, и он как полетел… И вывалился. Лежит и рагоча. Хлопцы какие-то пили на том старом озере, так я побегла: «Ой, я деда вывалила!» Они пришли и посадили его обратно. Потом говорила мужику: «Хотел на озеро, я тебя завезла».

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Дядя Саша тем временем продолжает гневить кур, которые в итоге шумно прорываются за калитку и захватывают двор, как опытный отряд ОМОНа.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

 

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Прощаемся с кошкой Принцессой и знакомимся с псом Паштетом, который лениво охраняет порядок возле воды. Он дежурный по озеру.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

В стороне топчутся гусак и Леди Гага в нескольких экземплярах. Фон составляет церковь соседней деревни Сигневичи, которую каждое воскресенье посещает мама дяди Саши.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— Надо жить, как набежит, — вновь расцветает Александр: рыбалка — его третья основная страсть. —Самая большая рыба, которую я тут ловил, весила 2,8 килограмма. Десять минут ловил. Пока удил, она по кругу все камыши выложила.

 

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Раньше здесь было совершенно невыразительное болото. Ближе к концу СССР территорию углубили и наполнили водой. Позже нашелся человек, который ее зарыбил. Называется это озеро… озером. Чего-то более нетривиального для его обозначения решили не придумывать. На озере Дядя Саша может рыбачить прямо из «Запорожца».

 

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— Бывало, что поклевку ждал часов по пять. Но ничего. Это же поединок между рыбой и человеком! Мысли в голове разные, но я и по телефону могу поговорить. Однажды привез с собой шахматы, закинул удочку, расставил фигуры и позвонил другу в Могилев. Говорю ему: «Пешка! b2—b4!» Он: «Конь! b2—c4». Нормально. Подключаешь на телефон безлимит и спокойно себе играешь, пока рыба не вылезет. Главное, потом тот безлимит не забыть отключить.

У дяди Саши атрофированы мышцы, приходится носить специальные сапоги. Они делаются в Минске на протезном заводе.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

— Конечно, меня пытались лечить, — продолжает Александр, закидывая удочку. —Много где лежал. В Минске в том числе. Возили меня и к известным целителям. Лет 25 назад. У меня вывихи тазобедренных суставов, они стоят не на месте, отсюда все проблемы. Я уже не занимаюсь своими делами. Так… Делаю растяжку иногда, но не более.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

На озере хорошо. Медитативная тишина. Дядя Саша закуривает.

— Мне в городе не нравится вся эта суета, загазованность и шум. Зимой еще ладно, а летом совсем плохо. Как-то в Минск ездил на соревнования. Жили в гостинице… Блин, как ее… «Сатурн»?

— «Орбита».

— Во! В той «Орбите» мы целую неделю жили. Первые два дня было прикольно. Но потом мне плохо стало. Потянуло домой. Чтобы как-то перебиться, просто садился на газон. Хотел успокоиться. Сижу такой на травке, а люди вокруг: «А что, вам плохо?» — «Да, мне плохо! Я домой хочу! В деревню!» Это как в анекдоте. Привезли городского в деревню, а ему поплохело. Так человека поднесли к выхлопной трубе — и он ожил.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Поклевки все нет. Дядя Саша продолжает рассказывать анекдоты, а потом разговор переходит на тему личной жизни.

— Жены и детей у меня нет. Но в целом все нормально. Вот на новый год ездил в Барановичи. Нормально встретил. Подруга у меня там живет. Со здоровьем все нормально. Она приезжает иногда. Я сам туда часа за полтора добираюсь на «Запорожце».

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Вода пробивает дядю Сашу на философию.

— Не плакать, не жаловаться, не падать духом, всегда держать хвост пистолетом. Я так всю жизнь живу. У меня принцип: плохого не запоминать. Живу как бог даст. Выбросил это абы шо из головы — и движешься дальше. Надо жить позитивно. Один мужик написал себе на потолке: «Завтра начинаю новую жизнь». Просыпается, читает и думает: «Хорошо, что это завтра». Но жить-то надо сегодня. И не иначе.

История позитивного инвалида из глубинки, который предлагает перестать жаловаться

Дядя Саша сворачивается и направляет свой любимый «Броневичок» в поселок. Надо завезти соседку в город. А он все-таки за любую «движуху».опубликовано econet.ru 

 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтактеОдноклассниках

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!