События Дом

Эти ужасные два!

Первым кризисом, встречающимся на пути детского развития, является кризис, известный в популярной литературе как кризис 3 лет.

В американских же изданиях время этого кризиса называют более точно - «эти ужасные два».

Внимательные родители замечают, что данный кризис протекает примерно в период 18-24 месяцев, и в психологической литературе называется кризисом воссоединения.

Смысл этого названия мы поймем чуть позже. Этот кризис проходит не проще и не легче, чем всем известный подростковый кризис, и заслуживает к себе особого внимания.

«Эти ужасные два»

Для матери ребенка этого возраста данный период может быть очень непростым.

Здесь она сталкивается с частыми капризами ребенка, непоследовательными требованиями и желаниями, его агрессией, упрямством, вспышками ярости.

На все это женщины часто реагируют собственным раздражением, срываясь, прибегают к неоправданным наказаниям.

Чтобы понять трудности периода воссоединения, нам стоит немного рассмотреть особенности предыдущего периода, который длится, условно говоря, с окончания первого года до полутора лет, который называют фазой практикования.

Она так названа, потому что ребенок в это время начинает ходить, упражняется в различных видах двигательной активности, познает мир, и практикуется в освоении разных видов деятельности.

Малыш этого возраста очарователен.

Он опьянен своими возможностями и величием (ему кажется, что он все может, и все ему подвластно!) и очарован прекрасным и завораживающим миром, открывающимся для него.
Теперь, имея способность к прямохождению, можно больше увидеть, больше услышать, больше потрогать!

Часто малыш сам себя развлекает, находясь в постоянном восторге от своих открытий, у него сияют глазки, на личике светится улыбка. У большинства детей в этом периоде присутствует энергетический подъем.

Они невосприимчивы к падениям и ударам – быстро поднимаются и продолжают свои исследования.

Получая помощь от матери, ребенок еще не осознает ее, как поступающую из вне, ощущая, что это он всё сам.

На этом этапе, с одной стороны, матери надо быть все время начеку, чтобы оградить ребенка от возможных опасностей; но, с другой стороны, она получает и некоторое облегчение.

Потребность ребенка в матери несколько снижается за счет того, что он начинает испытывать больший интерес к неодушевленным предметам, к окружающему миру.

Часто он, увлеченный своими занятиями, на долгое время забывает о матери (хотя малышу периодически надо вернуться к ней, чтобы подтвердить ее доступность, подзарядиться от ее прикосновений). Часто дети становятся способны подзарядиться от одного звука голоса матери или ее взгляда.

Для такого ребенка мать – это такая «домашняя база подзарядки», но она еще не расценивается как отдельный самостоятельный индивид.

Матери, не склонные удерживать малыша в слиянии с собой для удовлетворения собственных нужд, чувствуют некоторое облегчение – «наконец-то малыш стал самостоятельным», и у мамы есть глоток свободы и минутка для себя.

Вдруг что-то случается – веселый, счастливый и (как порой кажется) уже почти «самостоятельный» малыш вдруг опять становится прилипчивым, нуждающимся в постоянной доступности матери, да еще капризным, агрессивным, упрямым.

Это означает начало следующей фазы – «нового сближения» или «кризиса воссоединения» с матерью. Это название отражает то, что, имеющееся на предыдущей фазе относительное безразличие к присутствию матери, сменяется постоянной озабоченностью по поводу ее местонахождения и активными обращениями к ней.

Причины воссоединения (нового сближения) ребенка с матерью:

Во-первых, в возрасте 18-24 месяцев ребенок, желая быть автономным и отдельным (желая «покинуть» мать), и имея физические возможности для этого, проецирует свои желания на мать. (Проецирует - т.е. приписывает ей то, что исходит от него.) Тогда в его психике мать воспринимается той, которая может желать покинуть его, и у малыша возрастает тревога из-за отсутствия матери.

Во-вторых, как мы уже говорили, в предыдущей фазе развития малыш еще недостаточно чувствовал мать, как отдельного человека.

По мере осознания малышом своей отдельности, и мать для него становится самостоятельным, отдельным от него человеком; и тогда у него появляется сильное желание разделять с матерью каждое свое новое открытие и переживание. Ведь она уже, не являясь «единым целым» с ребенком, не может магическим образом узнавать обо всех его открытиях. 

В-третьих, прежнее ощущение своего всемогущества («я все могу, и мне все подвластно»), характерное для предыдущей фазы, болезненным образом терпит крушение. Ребенок осознает, что часто бывает беспомощным перед окружающим миром, и все также нуждается в матери.

В этот непростой период мать часто раздражается. Она сбита с толку – малыш демонстрирует все большую независимость, а с другой стороны, ожидает участия матери в каждом своем деле. Матери бывает трудно принять требовательность ребенка в постоянном ее присутствии, после того, как она почувствовала его некую самостоятельность и свою - пусть небольшую свободу.


«Эти ужасные два»

Что получается?

С одной стороны, ребенок стремится к самостоятельности, а, с другой стороны, чувствует беспомощность справиться с этим миром; испытывает прежнее желание, чтобы мать могла угадывать его желания и предвосхищать их.

Порой малыш пытается использовать мать, как продолжение своего Я, и тянет ее руку к какому-то предмету, пытаясь ей, как инструментом достать его; или ожидает, что мать, направляемая единственным магическим жестом, выполнит промелькнувшее у ребенка желание.

Когда он сталкивается со своей беспомощностью и отдельностью матери (которая уже не желает быть продолжением его Я и выполнять все его желания), у него случаются вспышки ярости, гнева. 

Но ни он, ни мать - больше не способны функционировать как одно целое.

Ребенок болезненно – через битвы и конфликты - начинает осознавать, что его родители являются независимыми людьми со своими личными интересами; и мать, даже поняв его потребность, порой не торопится удовлетворять ее.

У ребенка возникает протест и бунт, что он не способен заставить весь мир вращаться вокруг него! Он должен постепенно отказаться от иллюзии своего величия.

Вообще, ребенок этого периода часто бывает агрессивен, проявляет негативизм, и с ним бывает непросто. Причин тому также немало. Появляющаяся и развивающаяся автономии ребенка защищается им при помощи постоянного слова «нет» - этим обусловлен его негативизм.

Часто ребенок бывает упрям. Ощущая свою отдельность, и наставая на своей независимости, он может отказываться подчиняться требованиям матери. Порой можно наблюдать, как ребенок отказывается садиться или вылезать из коляски, испытывая материнское терпение; или, в знак протеста разворачивается и пытается убежать в другую сторону (хотя и поглядывает – пойдет ли мать за ним).

Кроме этого, гнев и злость появляются, если желаемая вещь оказывается недоступной, и малыш сталкивается со своими ограничениями. Он понимает, что на самом деле он не может достать ту вазочку, развязать этот узелок, забраться на этот комод. И самое главное разочарование в этой жизни приходит с осознанием того, что помощь не приходит магическим образом, после того, как он почувствовал в ней потребность или даже озвучил это.

Осознавая тело, как собственное, ребенок противится действиям, которые производят с ним, во время которых он должен проявлять пассивность – переодевания, смена подгузников… Также он заметно сопротивляется, когда его обнимают или целуют, когда он к этому не готов. Чаще протестом на это реагируют мальчики.

На период времени, когда у ребенка появляются свои желания и нежелания, свои хочу и не хочу, приходится приучение к горшку, что часто приводит к конфликтам. Ребенок, ощущая тело, как принадлежащее ему, противится контролю над ним и его функциями, часто не желает отдавать по требованию матери то, что считает своим (содержимое кишечника).

Или, наоборот, назло матери писает, где попало, внимательно следя за ее реакцией.

Важно помнить, что приучение к горшку, не должно перерасти в «битвы на горшке».

Ребенок, чувствуя насилие и давление, может выработать на всю жизнь такие черты, как упрямство, жадность, негативизм. Лучше в этом вопросе следовать за ребенком, хваля его за «удачи», но, не настаивая на подчинении. Может быть, мамочке не удастся похвастаться перед знакомыми во дворе, что «вы» в первых рядах без подгузников, зато вы сохраните здоровое развитие психики ребенка.

В этот непростой период маленький человечек переживает чувства печали и злости из-за потери ощущения слияния с матерью; разочарования в матери (не всемогущей, непонятливой и имеющей «наглость» иметь свои желания!); чувства беспомощности и бессильной ярости от осознания своих ограничений.

Он болезненно осознает свою беззащитность (потому что даже мать уже не всегда может восстановить его ощущение благополучия); и одиночество - т.к. интересы матери бывают отличными от его собственных. Эти переживания вступают в конфликт с чувством грандиозности и всемогущества периода практикования, когда ребенок чувствовал себя «властелином мира».
 

«Эти ужасные два»
Ошибки родителей и способы гармоничного взаимодействия с ребенком:

В период кризиса воссоединения матери бывает непросто выдержать требования ребенка, касающиеся ее постоянной доступности, и противоречивость его желаний. У женщины такое поведение часто вызывает вспышки раздражения. Малыш то просит помощи матери, то отталкивает ее в ее попытках помочь; то он хочет близости с матерью, но, только получив, сразу отвергает ее. Также приступы гнева, упрямства и негативизма подвергают испытанию терпение матери.

Нередко женщины, испытывая бессилие, и срываясь, прибегают к первым шлепкам и наказаниям.

Порой матери, утомленной однообразным уходом за малышом, с отсутствием времени для себя, бывает сложно напомнить себе, что в таком поведении ребенка нет преднамеренного желания «довести» взрослых, специально сделать назло.
Негативизм и упрямство ребенка – это примитивные, но пока единственные способы доказать, что он имеет собственное мнение, что он - личность, нуждающаяся не только в опеке, но и в признании автономии, права на свою точку зрения.

Ребенку важно, чтобы взрослый выдерживал его агрессию, не прибегая к наказанию (как отмщению, или демонстрации своей силы); важно чтобы малыш чувствовал, что он не разрушает своей агрессией родителей, они способны выдерживать бури и оставаться рядом, не лишая ребенка своей любви.

Часто случается, что мать, уставшая от постоянного контакта с ребенком, начинает отказывать ему в своем участии, эмоциональной поддержке. Но дело в том, что чем менее доступна в этом периоде мать, тем более настойчиво и отчаянно ребенок пытается добиться ее внимания. 

Если ребенок тратит много энергии на то, чтобы отслеживать, где мать, и добиваться ее внимания, то психических сил не хватает на познание мира, развитие познавательных процессов и других психических функций.

Важно, чтобы внимание матери было предсказуемым для малыша.

Бывает, что мать игнорирует потребность ребенка в ней; а в другие периоды (испытывая вину за свое невнимание, и пытаясь компенсировать ее) несется к малышу по любому поводу, даже тогда, когда он вполне справляется с трудностями сам. Предсказуемая эмоциональная доступность матери способствует развитию у ребенка процессов мышления, снижению тревожности и достижению дальнейшей автономии. Матери важно откликаться на дела ребенка радостным участием, подбадривая его, и поощряя к дальнейшим открытиям.

Другим матерям бывает трудно справиться с потребностью ребенка в независимости; смириться с тем, что его теперь нельзя считать частью себя; и уже невозможно поддерживать слияние, которое может компенсировать неудовлетворенность женщины другими аспектами жизни.
Такие мамы сами становятся «тенями» своих детей и не дают им необходимого опыта самостоятельности. Важно признать, что ребенок – это отдельный, самостоятельный индивид, имеющий право на автономность, свои желания и потребности.

В завершении можно добавить несколько простых истин:

Упрямое поведение детей часто провоцируется упрямством взрослых, которым не хватает гибкости, и они принципиально настаивают на своем, только из-за того, что «так надо».

Чрезмерный авторитаризм взрослых либо подавляет ребенка, либо провоцирует более сильный бунт.

Важно не фиксировать внимание на упрямстве, не напоминать лишний раз ребенку о его «плохом поведении». Ставить себя на место ребенка, смотреть на мир его глазами.

Ограничить собственно слово «нет». Отказаться от противостояния «кто-кого».

Предоставлять ребенку право выбора. Не провоцировать ребенка на негативизм, задавая вопросы, которые требуют ответа: «Да»-«Нет». Такого реагирования можно избежать, заранее предлагая ребенку выбор: «Ты будешь молоко из этой чашки или из кружки?» «Мы идем в парк или на площадку?».
опубликовано econet.ru 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!