События Дом

Андрей Лоргус: Всякий раз, когда люди начинают упрекать друг друга, — это уже не любовь

В издательстве «Никея» вышла книга «Влюбленность, любовь, зависимость», написанная двумя христианскими психологами — священником Андреем Лоргусом и его коллегой Ольгой Красниковой.

При каких условиях влюбленность перерастает в любовь? Как отличить любовь от любовной зависимости? Можно ли научиться любить по-настоящему? Как паре выстроить прочный эмоциональный и духовный фундамент отношений? Об этом мы поговорили с протоиереем Андреем Лоргусом.

- Отец Андрей, сейчас выходит множество книг и статей на тему влюбленности, любви, отношений в паре. Что побудило Вас с коллегой написать еще одну книгу? В этой теме по-прежнему много неясного?

Главных побудительных причин две.

Давно, уже, наверное, лет 8 тому назад, мы с коллегой Ольгой Красниковой читали лекции на эту тему в Институте христианской психологии, и один из сайтов выложил их у себя в качестве видеороликов. Популярность этих видеоматериалов показала, что тема чрезвычайно актуальна. Мы продолжили ее разрабатывать в рамках учебного курса семейной психологии, и, соответственно, книга — это некий логический итог наших размышлений, облеченный в текст. Это первая из серии пяти книг по семейной психологии.

Вторая причина заключалась в том, что добрачные отношения мужчины и женщины, отношения влюбленных, как правило, содержат в себе те узловые, проблемные моменты, которые впоследствии проявляются в семейных отношениях. Большая доля всех семейных конфликтов закладываются еще при знакомстве. Вернее, даже раньше — еще при выборе партнера. У психологов есть немного грубое выражение по этому поводу: «Мой муж — это мужчина моего невроза». В самом нашем выборе уже может заключаться некоторая проблема, и нам хотелось бы об этом подробнее поговорить на страницах книги.

Да, сейчас действительно много пишут по поводу семьи и отношений мужчины и женщины. Но в российской науке до сих пор не существует разработанной теории семейной психологии. Простой факт: на факультете психологии МГУ, центрального вуза страны, нет кафедры семейной психологии.

 

- То есть, разработки по семейной психологии в основном заимствуются из зарубежных исследований?

Нет, нельзя так сказать. У нас накопился уже достаточно большой объем отечественных исследований из смежных дисциплин и, собственно говоря, по семейной психологии.

В России есть своя школа семейной психотерапии, которую возглавляет Александр Черников и которую развивают многие очень интересные авторы. У нас есть достаточно серьезное число семейных психотерапевтов, которые учились этому профессионально.

Кроме того, у нас в стране распространено консультирование по методу Берта Хеллингера — это тоже семейная психотерапия. Этим занимаются отечественные специалисты, которые учились у него, но сами уже являются маститыми и опытными психотерапевтами.

Но вот академической семейной психологии до сих пор не существует. Хотя выпущено уже значительное количество книг.

Наша серия книг, конечно, не будет претендовать на роль учебников — это популярные издания. Но поскольку обращений по поводу семейных вопросов становится все больше и больше, то мы посчитали необходимым предложить читателю тот опыт, который мы накопили в процессе своей работы. Он может быть интересен как людям, проходящим терапию, так и тем, которые не нуждаются в особой помощи.

- В книге вы проводите различение между влюбленностью, любовью и любовной зависимостью.

Если говорить кратко, то чем они друг от друга отличаются и как друг в друга переходят? Влюбленность — это все-таки измененное состояние сознания, которое не может длиться вечно. Влюбленность коротка. Чаще всего она заканчивается через полгода, редко — продолжается года полтора.

А любовь может длиться вечно, у нее нет срока. Влюбленность может стать огромным ресурсом. Поскольку влюбленность — это сила невероятной мощи, то она позволяет человеку разорвать кокон своей защищенности, закрытости и отдельности. Взорвать эту капсулу страха и вырваться на какое-то время в свободный мир отношений, чтобы построить там для себя надежный фундамент, где уже может начаться новая жизнь.

Но часто влюбленность заканчивается тем, что человек возвращается в раковину своих защит, страхов, неврозов, — и влюбленность угасает. Человек не воспользовался этим ресурсом, не построил отношения.

Важный ресурс влюбленности также и в том, что она позволяет увидеть другого человека — предмет своей любви — на голову выше и прекраснее. Влюбленные идеализируют друг друга. В этой идеализации есть шанс увидеть человека не таким, какой он есть на самом деле, а каким он потенциально может быть — и поверить в него, вдохновить его, чтобы в нем проявилось самое лучшее. Это огромный ресурс. Но если идеализация так и останется идеализацией, то это может привести к глубочайшему разочарованию и разрыву отношений.

Не всегда влюбленность переходит в любовь. Влюбленность может лишь создать почву, на которой затем вырастет или не вырастет любовь. Для того чтобы любовь выросла, отношение человека к тому, кого он любит, должно быть деятельным.

 

- Что это означает?

Это значит перейти от чувств к поступкам. Можно быть влюбленным, вздыхать издалека сколь угодно долго и ничего при этом не делать: не пытаться выразить свои чувства, не пытаться изменить свои поступки по отношению к человеку. Тут большой простор для проявления человеческой пассивности, инфантильности.

Что касается зависимости, то тут совершенно другая картина. Любовь не переходит в зависимость, если это здоровая любовь, то есть деятельная, честная и трезвая. Может ли зависимость перейти в любовь? Тоже нет.

Но беда заключается в том, что многие люди зависимость принимают за любовь. Вот в чем таится опасность.

- Между любовью и зависимостью очень тонкая грань?

Не тонкая, а просто не до конца проясненная. Дело в том, что в нашей культуре в принципе отсутствует психологическое воспитание. Когда-то оно естественным образом содержалось в недрах традиционного общества, в традиционной семье. Сейчас его нет. Поэтому в наше время, когда человек вырастает, он плохо понимает свои чувства, свой эмоциональный мир и совершенно не представляет себе азбуку отношений. Его никто этому не учил. И он зависимость принимает за любовь.

Главная разница между зависимостью и любовью в том, что любовь немыслима без свободы. В любви свобода сохраняется, а зависимость со свободой не дружат никак. Зависимость — это по определению лишение свободы. Зависимый человек чувствует себя неполноценным без другого.

«Я не смогу без тебя жить» — это и есть девиз зависимости. Это вопль маленького ребенка. Взрослый человек отдает себе отчет в том, что он может жить самостоятельно. А зависимый всегда инфантилен. Поэтому когда его любовь уходит от него, хлопая дверью, ему действительно кажется, что жизнь кончилась, что он погибает. И поэтому он готов валяться на полу и держать ноги любимого, чтобы только тот не ушел. Ему действительно в этот момент кажется, что он сейчас умрет. Но это вопль маленького человека, от которого уходит мама.

 

- С одной стороны, мы говорим, что здоровая установка взрослого человека: «Я могу без тебя прожить». С другой стороны, в Евангелии читаем: «Нехорошо человеку быть одному». Нет ли тут противоречия?

То, что человек может прожить самостоятельно, это ни плохо и ни хорошо. Это нормально. Но самостоятельность не означает какой-то башни из слоновой кости. Нет, люди созданы жить вместе. Мы живем не в одиночку, а в семье, в социуме. Так что о каком бытии в одиночку можно говорить? Мы живем вместе, но девизом любви, девизом свободы от зависимости является не то, что я могу без тебя прожить, а то, что если я тебя люблю, то я хочу быть с тобой. Но если я не могу быть с тобой, я от этого не умру.

Хотя, любить и не быть вместе — это, конечно, страдание.

 

- Вы упомянули, что любовь без свободы задыхается и не растет. Но любые отношения все же предполагают какую-то меру ограничения свободы. Как одно сочетается с другим?

Прекрасно сочетается. Любовь включает в себя обязательное условие — свободу. А свобода порождает ответственность. Одно без другого просто-напросто не бывает. Поэтому, конечно, ограничение присутствует, но ограничение не есть зависимость. Ограничение — это, прежде всего, самоограничение. Я вступаю в отношения — и тем уже ограничиваю себя. Дело даже не в браке, а в самих отношениях. Отношения всегда сопряжены с самоограничениями в чем-либо — и это нормально.

 

- И в любви, и в зависимости чувства заполняют, переполняют всего человека. Как при этом отличить одно от другого?

Главное все-таки не в чувствах, а в отношениях и поступках. Опора на чувства слишком зыбкая, а вот опора на свои убеждения, поступки, отношение к другому человеку — это достойная опора.

 

- Когда человек говорит: «Я живу для тебя», то что это — любовь или зависимость?

Это манипуляция.

 

- Принято считать и во многих классических литературных произведениях мы читаем, что в любви один человек отдает другому себя…

Не нужно никому отдавать себя — это невротическая жертва. Если отдавать, то конкретные вещи: время, внимание, поступки, заботу и так далее — но не себя. Никаких жертвоприношений в любви мы не приносим.

Если отдают время, то соизмеряют с тем, что можно отдать.

Если отдают заботу, то соизмеряют, насколько я сейчас в силах позаботиться о другом, уделить ему время и так далее.

Все это очень конкретные вещи. Всякий раз, когда люди начинают упрекать друг друга, — это уже не любовь. Как только возникает мотив: «Если ты меня любишь, то…», то это уже манипуляция и зависимость.

 

- То есть, по-настоящему любящий человек не может быть недовольным чем-то в отношениях?

Ну почему же? Я недоволен тем, что ты не убираешь свою комнату. Я недоволен тем, что ты разбрасываешь вокруг вещи. Я недоволен тем, что ты куришь или ругаешься скверными словами. Человек может быть недоволен, но это относится к конкретным вещам. Это нормально.

- Если человек осознал, что у него есть зависимость от партнера, то как ему быть? Работать со своими установками? Где взять силы, для того чтобы любить, а не быть зависимым?

Сил у каждого человека достаточно, потому что человек есть душа живая, и в нем всегда есть избыток тех сил, которые ему нужны в любой жизненной ситуации. Другое дело, что не всегда он их может актуализировать, мобилизовать и использовать. Но единственный путь из зависимости — это взросление. Путь зрелости. Зависимость — это проявление инфантильности, и единственное средство исцеления в этом случае — повзрослеть.

 

- Можно ли все же сказать, что любовная зависимость — это в некотором роде неизбежный и естественный этап развития человека, такой же, как, к примеру, почти неизбежная безответная любовь в юности? Или для здоровых людей она не характерна?

Зависимость — невротическое искажение. Это признак того, что в каком-то возрасте развитие личности почему-либо затормозилось или пошло по другому пути — не по пути взросления, а по пути приспособления.

 

- Представим, что в отношениях мужчины и женщины кто-то один испытывает любовную зависимость. Получается, что второй в этой паре, тот, к кому испытывают эту зависимость, тоже не очень здоров, в каком-то смысле нуждается в том, чтобы от него зависели? Или здоровые люди тоже вступают в такие отношения?

Зависимые отношения не могут установиться со взрослым и зрелым человеком, потому что взрослому и зрелому человеку не нужны такие отношения. Он спросит себя: «А зачем?» и откажется от них. Стоит склонному к зависимости попытаться им манипулировать, обидеться и так далее, он просто поворачивается и уходит. Ему это не нужно.

 

- А как, остерегаясь зависимости, не впасть в другую крайность эмоциональной отстраненности и чрезмерной самодостаточности?

Это другая сторона зависимости, которую сейчас тоже начинают исследовать. Это тоже форма зависимости, так называемая «контрзависимость»: человек ощущает в себе склонность к зависимым отношениям и начинает формировать для себя антисценарий, то есть, бежать из отношений вообще. Если я не могу любить, а могу только впадать в зависимость, тогда я вообще избегаю отношений.

По сути, это тоже зависимость, только с иным сценарием. С беспомощностью, с которой человек не может справиться самостоятельно.

На эту тему уже есть хорошие, переведенные с английского книги, например, «Бегство от близости» Берри и Дженей Уайнхолд.

От контрзависимости, к сожалению, еще труднее избавляться — настолько сильны и устойчивы страхи отношений и навыки избегания отношений. Как правило, как только человек с контрзависимостью почувствовал, что отношения становятся чуточку теплее, налаживаются, он избегает их, обрывает. Испытывая при этом жуткий страх, панику.

 

- Если зависимость приносит человеку страдания, то любовь — это всегда про радость, доверие, уважение, спокойствие?

Доверие, уважение — безусловно. А вот никакого спокойствия у человека в нашем грешном мире по определению нет. Конечно, в любви есть и счастье, и радость, есть и страдания — одно другое не отменяет. Нет никакого образа бытия человека без страданий.

- Как можно научиться любви, какие шаги предпринять, чтобы двигаться в этом направлении?

Учиться любви можно в любви — и только. Другого пути нет. Не бежать от отношений. Испытывая любовь к другому человеку, выстраивать отношения. Воспринимать это строительство отношений как школу. Учиться, рисковать, делать работу над ошибками, доверять друг другу и обмениваться друг с другом переживаниями и размышлениями, обсуждать их. Это опыт совместной жизни в широком смысле — не только брака, но и дружбы, партнерских отношений, совместной деятельности с другими людьми.

Самое сложное тут — учиться критично к себе относиться. Говорить о своих чувствах, говорить о том, что не нравится, что неприятно. Этот процесс «обучения» любви не прекращается. Мы меняемся, меняются наши отношения.

- Есть ли шанс у двух невротиков вырастить подлинную любовь, в которой будет свобода, близость, доверие?

Шанс есть, но нужно только иметь в виду, что это происходит, если эти личности развиваются честно, трезво. Изредка бывает оптимистичный сценарий, при котором накал страстей постепенно снижается, и люди проходят к какому-то компромиссу, в котором они научились жить, не требуя друг от друга любви. Научились жить, приспособившись к зависимости и отвоевав в этой зависимости какую-то свою дистанцию. Так бывает.

Но тут нужна очень большая воля к тому, чтобы сохранить такие отношения, потому что они очень тяжелые. Тем не менее, шанс повзрослеть и обрести любовь, конечно, есть.

 

- Люди с длительным опытом семейной жизни нередко говорят, что по прошествии 10-15-20 лет любовь приобретает какое-то другое качество, становится иной, более глубокой и богатой…

Тут нельзя что-то предсказать, нельзя вывести какого-то сценария. Бывает очень по-разному. Наша книга как раз призывает трезво посмотреть на свои отношения, увидеть ресурсы и распознать определенные опасности. Но представить себе, что психологическая литература помогает составить некоторый рецепт жизни — это ошибка.опубликовано econet.ru 

 

Беседовала Анастасия Храмутичева

 

Также интересно: Андрей Лоргус: Женщина не может сделать мужчину мужчиной  

Рынок отношений: можно быть уволенной в любой момент

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!