События Дом

Женщины бальзаковского возраста: как не стать «несчастной теткой»

Раньше считалось, что кризис среднего возраста настигает женщин в 30 лет. Сейчас эта дата немного сдвинулась, и кризис у многих случается ближе к 40.

Коротко охарактеризовать этот кризис можно так: женщина прощается со своим главным ресурсом: молодостью лица и юностью тела.

Это звучит настолько страшно, что большинство женщин близкого возраста, я уверена, испытывают при чтении этих слов протест.

Женщины бальзаковского возраста
Типы протестов бывают следующими:

1. «Я такая же, как раньше, и молодость – до старости при мне»

2. «Патриархат превращает женщин в мясо, а для личности красота никакого значения не имеет»

Первое – отрицание проблемы, второе – подмена тезиса. То и другое – отказ от осознания.

Осознание кризиса довольно болезненно, но именно в осознании кризиса – начало выхода.

Любой кризис основан на том, что некий цикл закончен, инструменты устарели, необходим переход на другой уровень.

В психологии кризис считается хоть и трудным, но счастливым моментом, поскольку именно он запускает динамичные изменения, в том числе и самые благоприятные, конструктивные. Люди часто боятся кризисов, потому что таят инфантильные ожидания, будто нечто можно зафиксировать навсегда, никак не развивая, но и не теряя. К счастью, динамика жизни не допускает застоя. Человек вынужден все время меняться и становиться лучше, чтобы не деградировать.

Переход с одного уровня на следующий без застревания в кризисе называется инициацией.

Женщины бальзаковского возраста
Я уже писала, что мужчины проходят инициацию (от мальчика – к взрослому мужчине) в возрасте около 20 лет (в древности бывало, что и в 14), а женщины надолго остаются девочками-девушками и вынуждены превращаться в женщин после 30, сейчас иногда – после 35.

Мужская инициация полна опасностей, трудностей, страхов, желания сбежать в параллельный мир (наркотиков и игр), ненависти к себе и к социуму, который предъявляет слишком суровые требования, но все же во многом эта инициация легче женской. Например, в том, что маленькие мужчины видят перед глазами положительные образы – взрослых мужчин, имеющих большие возможности и уважаемый статус, с которых можно брать пример, и к этому примеру стремиться, формируя свой эго-идеал.

С женщинами не так. Ни о какой инициации (то есть об обретении новой силы и более высокого статуса) они понятия часто не имеют. Кризис возраста выглядит просто как преждевременная старость. С одной стороны женщинам понятно, что в 35 лет до старости еще, как минимум, столько же, а то и полтора раза по стольку, а с другой стороны – у них просто отнимают ресурс (красоту и молодость) ничего не давая взамен.

Обратите внимание, ожидание, что взамен что-то дадут, - это отказ от инициации. Если мальчик будет ждать, что статус в обществе ему просто дадут взамен детства, он навсегда останется инфантильным, будет разлагаться с каждым годом, вместо того, чтобы набираться силы. Инициация – это значит взять самому, вложив очень много труда и усилий, преодолев страдания и научившись новым способам жизни. Инициация без собственной инициативы и проактивности вообще невозможна.

Именно поэтому обвинять родителей, государство, патриархат не только бесполезно, но и вредно. В то время, как внимание должно быть направлено на свобственную проактивность, собственную инициативу, через внутренний локус контроля, человек теряет время на поиски тех, кто ему задолжал. К счастью, никакие должники, даже если бы они вдруг захотели выплатить долги, не способны помочь в инициации. Никакие внешние ресурсы, данные просто так, не помогают развить внутренние, наоборот, будучи в доступности, отодвигают время развития.

Поэтому стремление женщины успешно пройти инициацию и стать более счастливой, должно начинаться с отказа от обвинений в сторону тех, кто чего-то когда-то ей не додал в плане внешних ресурсов. Не оставил отдельного жилья, не положил на счет денег, не оставил наследства и хорошей генетики. Будь это все, инициацию было бы проходить ничуть не легче, а может быть даже трудней.

Главная женская трудность, о которой я начала говорить, и которой лишены мужчины, это отсутствие образа взрослой, сильной, счастливой женщины, с которой девушкам хотелось бы брать пример. Но это тоже не повод обиженно смотреть в сторону мужчин, которые имеют примеры. Без примера действовать, с одной стороны, сложней, а с другой стороны, легче.

Представьте себе мальчика, который дожил инфантильным до 20 лет, а теперь ему нужно быстро повзрослеть и стать "настоящим мужчиной". Понятно, что большинство так и не взрослеют достаточно или растягивают процесс надолго, но рассмотрим саму задачу.

Мальчик видит успешных мужчин: у некоторых, даже многих, столько денег, что ему никогда в жизни не заработать, такой статус, что ему никогда не добраться, и это очень демотивирует. Вложить море сил для того, чтобы просто немножко подняться над социальным плинтусом, но остаться очень далеко от того уровня, который считается успешным для мужчины, и с моральной и с энергетической точки зрения очень тяжело.

Женщины не имеют такой высокой планки. Точнее сказать, не имеют никакой или имеют много разных, неоднозначных. Это тоже демотивирует, но иначе. И оставляет простор для выбора. А главное, лишает страха, что «ничего не получится». Ведь непонятно, что должно получиться, не так ли?

Конкурс художников «Женская триада», показал, что самым сложным для большинства художников был образ Дианы (архетипа женщины среднего возраста). Селену (девушку) изображали довольно легко, и, кстати, довольно похоже друг на друга, то есть образ – достаточно узнаваем, типичен – легкая нежная наивная и прекрасная нимфа. С Гекатой (немолодой дамой) тоже особенных трудностей не возникало. А вот с Дианой, как это многие заметили – некоторый диссонанс. Она почти не отличается от Селены, она все еще девушка.

В жизни происходит то же самое. Кризис возраста переживается именно как «Из Селены – в Гекату», минуя Диану. И большая часть переживаний связана как раз с тем, что Гекатой в 35-40 лет становиться очень рано, тем более в 30. А вот Селеной быть уже поздно и, понимая это, многие женщины испытывают обиду и злость. Они чувствуют, что им отказывают в праве считаться нормальными Селенами, что их как будто выпихивают в фазу Гекаты, а она им пока преждевременна.

Переход от Дианы к Гекате – это отдельная песня. Обычно у женщины не прошедшей инициацию Дианы, этот переход выглядит так. Она лет 20 борется за то, чтобы оставаться Селеной: и внешне, и по поведению, и по взглядам на мир, а потом устает бороться и принимает Гекату, иногда даже раньше, чем это следует. В какой-то момент она уже рада, что наконец-то смирилась с Гекатой. К Гекате она относится терпимо, потому что очень устала бороться с ней. Но стоит ей влюбиться или попасть в ситуацию яркой спонтанности, она опять превращается в Селену. То есть настоящей Гекаты у нее не наступает никогда, это всего лишь приличное платье, но не новая идентичность.

Секрет в том, что Геката никогда не инициируется женщиной, которая не прошла фазу Дианы. Она останется, по сути, все той же Селеной, но будет прятаться за маски Гекаты (криво сидящие). То есть она будет делать вид, что она сильная, мудрая, спокойная и уверенная в себе, а на самом деле все так же ожидать, что в ней кто-нибудь полюбит Селену.

Обратите внимание, что характеризует переход от фазы Селены к фазе Дианы, а от фазы Дианы к фазе Гекаты: появление новой спонтанности. Спонтанность – это поток энергии, который человек ощущает в состоянии полного расслабления, эйфории, то, что связано для него с переживанием счастья, удовольствия.

Очень часто спонтанность связывается с внутренним ребенком, и этого ребенка предлагается сохранять в себе навсегда. Еще Экзюпери с грустью писал, что люди, разучившиеся играть и быть детьми, лишаются и творческой энергии и радости жизни, превращаются в мертвецов. Это действительно происходит с людьми, не прошедшими инициацию и не повзрослевшими по-настоящему. Их спонтанность осталась детской, но они ее давят и прячут, чтобы выглядеть взрослыми. Но выглядят просто занудами. Поэтому для таких людей бывает даже полезно обнаружить в себе ребенка и освободить его хотя бы немного. Это помогает даже лечить болезни иногда, которые часто возникают как раз от конфликта со спонтанностью.

Однако, если спонтанность человека навсегда остается детской, настоящего взросления не происходит. Спонтанность при инициации должна меняться. Так, например, меняется кошачье на картинках триады Дарьи Жигулевой:
Женщины бальзаковского возраста

Женщины бальзаковского возраста

Женщины бальзаковского возраста
И большинство комментирующих сразу же узнали, что это за символы. Если спонтанность человека навсегда остается котенком, он никогда не взрослеет. Спонтанность должна сохранять и живость, и непосредственность, и красоту хаоса, но при этом обретать с возрастом СИЛУ. Котенок не хуже рыси, но рысь сильней, а пантера еще сильнее.

Пока спонтанность хоть мужчины, хоть женщины остается нежным котиком, они остаются детьми, и любые важные и суровые маски их – всего лишь маски, в глубине души они мечтают вернуться в детство или раннюю юность. Взрослая роль их тяготит. Ни рысь, ни пантеру не тяготит их сила, они абсолютно спонтанны при этом, но в самом расслабленном состоянии сила их никуда не девается.

Интересно то, что никто из художников не изобразил принципиальное отличие Селены от Дианы, хотя я о нем писала. Помните, я упоминала, в каком случае тело Дианы остается красивым и не только не уступает телу Селены, но в чем-то и превосходит его? В том случае, если женщина развивает мышцы.

Именно сильное тело с развитыми мышцами позволяет Диане быть красивой, а иначе она будет оплывшей или увядшей Селеной. Как худенький юноша по-своему красив, но не красивее мускулистого мужчины, так и худенькая девочка не красивее женщины, у которой развиты мышцы. Без мышц тело взрослой женщины обречено на увядание, но мышцы не дают коже увядать, расправляют ее так же, как раньше подкожная жировая ткань.

Пухлых младенческих щечек у взрослого человека не может быть, но он имеет возможность получить другую красоту лица: яркие и четкие черты, но только в том случае, если не будет иметь много лишнего жира и жидкости в теле, а от этого избавляют мышцы. Разве яркие и четкие черты чем-то хуже детских личиков, большая часть которых похожи одно на другое?

Посмотрите на фотографии женщин, которые всерьез занимаются фитнесом (но без фанатизма и химии). И в 30, и в 40, и даже в 50 их тело остается очень красивым (лицо тоже, если они не сушатся слишком сильно).

Диана не может быть менее красивой, чем Селена, по определению, ведь Диана – это расцвет жизни. Но если Диана не формирует мышцы, она будет выглядеть вялой и поникшей Селеной.

Кредит юности – это тот самый запас детскости, которого до 25-30 многим женщинам хватает, а дальше они пытаются поддерживать его уколами, макияжем, голодными диетами, стараясь выглядеть нимфетками.

Однако, нимфетками они выглядят разве только на фото плохого качества, а в жизни смотрятся скорее несчастными тетками. «Несчастная тетка» - удел женщины и вообще человека, который вместо того, чтобы развивать нечто новое, стремится сохранять отжившее, не нужное никому.

То же самое касается поведения. Быть трогательной, быть наивной, быть послушной, а иногда безвредно дерзкой – хорошо, когда ты маленькое существо. Взрослый пленится трогательностью, очаруется наивностью, оценит послушание, умилится безвредной дерзости, и возьмет под опеку и контроль.

Это поможет выжить, получить от взрослого все то, что приобрел он сам, на правах его детеныша. Да, и нежность его, и любовь. Но является ли это поведение тем, которое нужно обязательно культивировать? Да еще культивировать всю жизнь, до самой старости?

Самый главный страх перехода от Селены к Диане заключается в том, что женщина боится потерять опеку, став сильной. Она отказывается от развития силы, потому что удовольствия от этого пока не представляет себе, но боится потерять то, что есть. Это как выйти из чулана в незнакомый мир. А вдруг там холодно и дождь, а в чулане сухо и тепло, хоть и тесно. На эту тему у Ибсена есть известная пьеса «Кукольный дом».

Однако, закон инициации суров. Если человек не проходит инициацию, он погружается в кризис. Женщины боятся становиться сильнее, стараются остаться куколками, но детские платьица становятся тесны и выглядят все более нелепо. И вот уже мужчины, за которых они цеплялись, сами отталкивают их, меняя их на более юных. Из-за этого женщинам начинает казаться, что мужчины – предатели и враги. Но все несколько иначе.

Пока женщина остается девочкой, возраст и правда будет делать ее лишь хуже. Мужчина, который привык жить с девочкой, но обнаруживает вдруг, что его девочка совсем уже не похожа на девочку, и девичьи манеры выглядят на ней глупо, может начать мечтать сменить ее на настоящую девочку.

Если бы девочка постепенно созревала, а не просто старела цветочком, взгляды и вкусы мужчины тоже постепенно менялись бы. Взрослая женщина настолько интереснее для взрослого мужчины, что ни одна девочка не могла бы составить ей конкуренцию. Но вот старой девочке юная девочка конкуренцию составить может и не только составить, но и легко обойти. Просто потому, что она настоящая девочка, а не кривая копия.

 

Читайте также:       Чего хотят женщины

Что именно с тобой не так?



Давайте пока остановимся и поговорим, в чем состоит инициация Селены в Диану, и что нужно делать женщине, чтобы постепенно все-таки взрослеть и приобретать красивую силу, не утрачивая ни спонтанности, ни сексуальности, ни любви мужчин (и женщин), а наоборот, увеличивая то и другое.опубликовано econet.ru 

 

(С) Марина Комиссарова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!