Дом

Говард Рейнгольд: Как Интернет стирает грань между учениками и учителем

Американский медиаэксперт, учитель и писатель – об идеях взаимообучения и самообразования в Сети

 

Говард Рейнгольд – исследователь и футуролог мирового масштаба, специализирующийся на изучении культурных, социальных и политических влияний на медиасферу современности. Его проект Peeragogy объединил лучшие практики эффективного обучения людей с общими интересами.

18 октября он выступит в Москве на конференции про новые образовательные технологии EdCrunch, организованной журналом о будущем образования Edutainme, центром технологического предпринимательства DigitalOctober и НИТУ МИСиС. Перед конференцией Рейнгольд рассказал о том, каким видит настоящее и будущее образования.

— На EdCrunch вы будете говорить об cоциальных сетях и обучении? Как это связано одно с другим?

— Кажется, что мы учимся сами, но почти всегда вместе с кем-нибудь. Пока социальные медиа не очень активно используются в образовании, но монополия школы слабеет по мере развития интернета, социальных сетей, новых форматов и форм взаимодействия. Сидеть в классе не обязательно, если программы лучших университетов доступны в интернете, а многие важные вещи можно узнать от друзей в социальных сетях. Утопическая идея самоорганизующихся групп, которые учатся без учителей, становится всё реальней. В интернете мотивированных учеников так много, что вместе им под силу осваивать любые дисциплины. Cами инструменты для поиска и отбора учебных материалов делают вас экспертом.

За десять лет общения со студентами в блогах, чатах и вики-сайтах я понял, что интернет стирает иерархические различия между учениками и учителем. На форуме преподаватель уже не авторитет, я не менее заинтересован в том, чтобы мои студенты меня учили. Все это привело меня к педагогической философии, основанной на идеях Льва Выготского, Джона Дьюи и Пауло Фрейры: роли ученика и учителя – социальный конструкт, а не что-то само собой разумеющееся.

Общество принципиально изменилось, появилось больше возможностей для общения и творчества. Традиционная цель образования - передача знаний - сегодня выглядит лукавством. Новая цель – самообразование.

 

— Все это работает только для взрослых? Или шестиклассники тоже могут самостоятельно изучить образование зиготы?

— Я не утверждаю, что тысячи видео на YouTube могут заменить живые уроки. Но если ученики сидят за партами – это не значит, что они слушают учителя. Благодаря интернету они в курсе, что знаний гораздо больше, чем может показаться на уроке. Хороший учитель физики может увлечь, но совместная работа над проектами и практическое решение задач кажется еще интересней.

Последние годы я работаю над серией интервью с учителями, использующих социальные медиа в классе. Один рассказал, как в конце каждого урока он сам спрашивает у своих учеников, что проходить дальше. Для его занятий школьники придумывают интересные проекты, а учитель помогает их воплотить, обучая необходимым для каждого случая навыкам и знаниям.

Это фантастически успешный подход: один ученик, например, сделал видеоинструкцию по применению социальных сетей в школе, которую потом использовали во всем штате. Другой договорился с несколькими местными школами об открытии спортивных секций для людей с ограниченными возможностями. Обучение, позволяющее получать знания и одновременно действовать – то, чего сейчас критически не хватает.

— А способны ли школьники фокусироваться сами на своих интересах, как минимум не отвлекаться на посты или фотографии друзей в социальных сетях?

— В существующей системе ученика преследует презумпция виновности: от него всегда ожидают чего-то плохого. Вдобавок защищать детей предполагается от мира, который и так их окружает за пределами школы. Как это поможет им жить в большом мире? Я не уверен, что мы сможем обучить детей этическим существования в цифровой среде, если будем по умолчанию считать их преступниками. В такой ситуации мы лишаем школьников самостоятельности, решаем за них, чем следует интересоваться, а чем нет.

Конечно, в интернете много подозрительного, но это лишь обратная сторона возможности моментально получать ответы на любые вопросы. Школы должны не делить информацию на хорошую и плохую, а учить детей грамотно задавать вопросы и определять достоверность полученных ответов.

В Америке есть школы, где полностью запрещен доступ интернет. Мне понятны причины, но как насчет всех без вины виноватых школьников, которые получают игрушечную версию реальности? Могут ли они в ней чему-нибудь научиться? Это вопрос о том, станем ли мы навешивать на своего ребенка доспехи или бронежилет, провожая на улицу, или просто порекомендуем смотреть по сторонам при переходе дороги.

Мы обязаны учить детей навигации в этом свободном, но непростом мире. Это не всегда завершается успехом, но странно вводить ограничения для всех из-за единичных случаев.

В мире насчитывается два миллиарда интернет-модемов, пять миллиардов мобильных телефонов, сейчас к этому добавляется интернет вещей. Интернет — это уже не просто медиум, а среда, в которой мы живем. И ее миссия в том, чтобы предоставлять населению планеты инструменты для свободного общения друг с другом. Сейчас я участвую в проекте ConnectedCourses.net, цель которого – убедить учителей в том, что они могут самостоятельно использовать и создавать цифровые образовательные проекты.

 

— А как в интернете оценивать знания?

— Есть два подхода: оценивать прогресс или итог. Большинство выпускников школ и университетов, с которыми я работал, оценивают по итогам. Ученики прекрасно знают, как получать хорошие оценки, но не понимают, как можно самим оценивать себя и своих коллег. Во взрослой жизни они будут постоянно сталкиваться с этой необходимостью, а мы, к сожалению, совсем не учим школьников измерять прогресс.

Я просто не понимаю, почему этот подход не использует хотя бы один процент учителей. На практике большинству проще сказать: «Если вы ответите на 7 из 10 вопросов, то получите четвёрку».

В некоторых штатах приняли противоречивый закон, по которому школы могут лишиться финансирования, если выпускники не наберут нужные баллы на итоговых экзаменах. Это значит, что учителя будут нацелены лишь на зубрёжку ради результата, совсем позабыв о процессе обучения. Способность к самообразованию критически важна сейчас. Подумайте сами, сколько ваших знакомых занимаются тем, чего в их школьные годы попросту не существовало.

 

— Но если мы отказываемся от государственной системы оценивания, на которую все ориентируются, кто способен сформулировать новые принципы и распространить их?

— У меня нет ответа на этот вопрос. Однако, неформальные практики оценивания существовали всегда, еще до появления интернета, образовательных институций и вообще идеи выставления оценок. Люди учились друг у друга еще до того, как преподавание стало отдельной профессией.

Несмотря на то, что я признаю плюсы формальных тестирований, особо важными для меня остаются альтернативные: неформальные типы заданий, конкуренция. Конечно, те формы, о которых говорю я, намного сложнее воплотить в жизнь в больших масштабах, но это не повод ими пренебрегать.

Конечно, многие задачи подвластны только государству: без системы всеобщего образования мы вернулись бы к тому, что учились бы только дети богачей. Но любое госуправление неизбежно является консервативным, поэтому такая система не может оперативно подстраиваться под новые условия жизни.

 

Также интересно: Анатолий Шперх: мне кажется, что школа превращается в растворимый напиток  

Нейролингвист Татьяна Черниговская: Как Интернет влияет на наш мозг

 

В одной из работ Нил Постман пишет о том, что не меняющиеся десятилетиями задания и системы оценивания всегда остаются прерогативой взрослых, а сами ученики лишаются возможности выработать эти принципы самостоятельно. Ещё сто или даже десять лет назад учителя могли преподать актуальные знания, но сейчас все происходит так быстро, что cамообразование - единственно верная стратегия.опубликовано econet.ru 

 

Беседовала Наталья Чеботарь

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Что случилось однажды, может никогда больше не случиться. Но то, что случилось два раза, непременно случится и в третий. Пауло Коэльо
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов
    • facebook
      Нажмите Нравится,
      чтобы читать Econet.ru в Facebook
      Спасибо, я уже с Econet.ru!