События Дом

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир и проблема терпения

Социальное ускорение, «синдром агрессивного пешехода» и внутреннее чувство времени: разбираемся, как темпы современной жизни сбивают наши природные таймеры, почему время иногда летит птицей, а иногда ползёт червяком и можно ли решить проблему терпения с помощью медитации.

Вы никогда не диагностировали у себя состояние «тротуарной ярости»? Обычно оно появляется, когда дело доходит до наших друзей и знакомых, в которых всё, конечно, идеально, кроме того, что они слишком медленно ходят. И любая совместная прогулка в итоге превращается в ад. Ты идёшь и думаешь: «О, боже, мы когда-нибудь дойдём, куда шли, или нужно смириться с тем, что сегодня уже ничего не будет, кроме этой длинной бессмысленной улицы?». Ну или что-то в таком роде.

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир

Не бывало? Значит, вы либо приблизились к дзену, либо безнадёжно отстали от времени (что, как увидите ниже, совсем не плохо, а даже наоборот). На самом деле, в мире проблема достигла таких масштабов, что учёные уже составляют тесты для проверки современников на «синдром агрессивного пешехода» (самый популярный был разработан психологом Гавайского университета Леоном Джеймсом; согласно его шкале, если вдруг в толпе вы «действуете враждебно» и «наслаждаетесь мыслями о насилии», то синдромчик уже приобретён).

Но проблема не столько в тротуарах, сколько в том, что гнев и ярость у нас вызывают любые ситуации, требующие терпения: тормозящие водители, медленный интернет, недвижимая очередь в магазине, — все они сводят нас с ума. Даже прочтение длинной статьи может стать мучительным для современного человека, так что мне нужно поторопиться.

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир

Нью-Йорк, 1930. Маргарет Бурк-Уайт

Так почему медленные вещи сводят нас с ума? Ответ прост: потому что быстрый темп жизни перекосил наше внутреннее чувство времени. То, что наши пра-пра-бабушки и дедушки нашли бы каким-то чудом эффективности и быстроты, сегодня раздражает нас своей заторможенность. Терпение есть добродетель, которая была побеждена эрой Твиттера.

Как отмечают учёные-когнитивисты, проблема терпения имела большое значаение для нашего вида: терпение и нетерпеливость имели эволюционное предназначение; они представляли собой баланс инь и ян, точно настроенный внутренний таймер, который подсказывал нашим предкам, когда стоило выждать подольше или когда необходимо было приступать к действиям. Если этот таймер начинал подавать внутренние знаки, значит, наступало время посева или время отказа от бесперспективной охоты.

«Почему мы нетерпимы? Это наследие нашей эволюции», — отмечает Марк Уиттмен, психолог Института пограничной области психологии и психического здоровья в немецком Фрайбурге. Нетерпимость оберегала нас от траты слишком большого количества времени на одно бессмысленное дело. В своё время это дало нам импульс к деятельности.

Но этой хорошей вещи пришёл конец. Быстрый темп жизни вывел наш внутренний таймер из равновесия. Теперь у нас стали появляться ожидания, которые не могут быть оправданы достаточно быстро или вообще оправданы. Дошло до того,  что, когда нечто движется медленнее, чем мы ожидаем, наш внутренний таймер начинает играть с нами в жестокие игры, растягивая время ожидания, вызывая гнев, непропорциональный задержке.

Невролог Голдсмитского колледжа Университета Лондона Джеймс Мур комментирует это так:

 

Связь между временем и эмоциями очень сложна. Многое зависит от ожиданий: если мы ожидаем чего-то, что требует времени, мы способны принять это. Разочарование часто является следствием нарушенных ожиданий.

 

«Время тянется. Мы выходим из себя», —  вторит ему Уиттмен.

Будьте начеку: темпы жизни продолжают набирать обороты, как гонщик на Bonneville Speedway. В своей книге «Социальное ускорение: новая теория современности» (Social Acceleration: A New Theory of Modernity) Хартмут Роза сообщает нам, что скорость движения человека от досовременных времён до наших дней увеличилась в 100 раз, скорость связи подскочила на 10000000 единиц времени в XX веке, а передача данных выросла на коэффициент, равный 10 млрд.

Положение дел хорошо иллюстрирует эксперимент, который в начале 1990-х гг. провёл Роберт Левин. Психолог сравнил ритм жизни в тридцати одном городе мира по нескольким показателям. Он и его команда выясняли среднюю скорость ходьбы людей в разных городах, скорость выполнения рутинных задач и точность часов в банках. Результаты показали, что самый напряжённый ритм жизни в США, северных странах Европы и странах Юго-Восточной Азии. А в 2000-х психолог Ричард Уайзман обнаружил, что скорость ходьбы в мире увеличилась на 10 процентов.

Это не могло не отразиться на нашем образе жизни и нашей психике. Как показали исследования, увеличивающийся темп жизни способствует уничтожению нашего терпения. В тестах, в которых психологи и экономисты спрашивали субъектов, предпочли бы они что-то сейчас или несколько позже, респонденты предпочитали $10 сегодня против $100 в год, два кусочка еды сейчас, чем шесть кусочков через 10 секунд (исследуя прокрастинацию, учёные сделали подобное наблюдение, но связали это с тем, что мы не идентифицируем себя настоящего с собой будущим; об этом стоит подумать). Возможно, в этом кроется причина такой популярности фаст-фуда, невкусной, но быстрой пищи.

Наша ненависть к медлительности особенно очевидна, когда речь идёт о технологиях.

 

«В настоящее время всё настолько эффективно. Мы всё меньше и меньше способны терпеливо ждать», — отмечает Марк Уиттмен.

 

Мы практически требуем, чтобы веб-страницы загружались в течение четверти секунды, хотя не было никаких проблем с двумя секундами в 2009 году и четырьмя секундами в 2006 году. С 2012 года видео, которое не сработало за две секунды, почти не имеет надежды на то, что оно станет популярным.

Конечно, мы не умрём, если сайт не загрузится сразу. Но мы, скорее всего, будем чувствовать то же, что испытывали приматы, когда долго не получали пищу, — такое вот у нас эволюционное наследство. Антрополог Александра Розати поясняет:

 

Люди ожидают, что выигрыш придёт к ним в каком-то виде, и когда он не приходит, появляется раздражение.

 

В результате мы получаем порочный круг. Ускоряющийся темп жизни общества сбрасывает наши внутренние таймеры, которые начинают воспринимать всё как слишком медленное и приводят нас в состояние импульсивного гнева. Конечно, ваше восприятие может измениться, но в целом общество становится всё более импульсивным.

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир

Последние исследования указывают на то, что положение дел только ухудшается. Нам постоянно мнится, что мы куда-то опаздываем, и в этот момент мы не просто ускоряемся, но начинаем злиться на тех, кто, как нам кажется, задерживает нас. Правда, чаще всего оказывается, что мы никуда не опаздывали, а лишь опасались этого и злились понапрасну (вспомните вечные сборы в аэропорт, которые почти всегда следуют этому сценарию).

Но почему так происходит? Не только растущие темпы жизни общества, но и ярость способна сбить наш внутренний таймер. Наш опыт времени субъективен. Помните Тургенева?

 

«Время (дело известное) летит иногда птицей, иногда ползет червяком».

 

И это сущая правда. Как объясняет в своей книге 2012-го года Клодия Хэммонд «Искажённое время: особенности восприятия времени» (Time Warped: Unlocking the Mysteries of Time Perception), на наше чувство времени прежде всего влияют сильные эмоции:

 

Так же, как теория относительности Эйнштейна говорит нам, что нет такой вещи, как абсолютное время, в нашем мозге не существует механизма для точного измерения времени.

 

Время тянется, когда мы испуганы или испытываем беспокойство, объясняет Хэммонд. Например, арахнофобы переоценивают время, проведённое в комнате с пауками; время для новичка, впервые прыгающего с парашютом, тянется невозможно долго. Люди, пережившие дорожно-транспортные происшествия, рассказывают, что события словно бы разворачивались в замедленном темпе.

Но это происходит совсем не потому, что наши мозги ускоряются в подобных ситуациях. Время искажается, потому что наши переживания слишком интенсивны. Каждый момент, в который нам что-то угрожает, кажется новым и ярким. Этот физиологический механизм выживания усиливает наше понимание происходящего и вызывает больше воспоминаний, чем в обычной ситуации в течение такого же временного промежутка. В итоге наш мозг обманывается, считая, что прошло больше времени.

Кроме того, наш мозг, в частности островковая область, связанная с моторикой и восприятием, может измерять течение времени путём анализа и интеграции множества сигналов от наших тел, таких как сердцебиение, скольжение ветерка по нашей коже и состояние жгучего гнева. Мозг судит о времени путём подсчёта количества и качества сигналов, которые он получает от организма. Таким образом, если сигналы приходят быстрее в течение определённого интервала, мозг будет анализировать эти сигналы и считать, что интервал занял гораздо больше времени, чем на самом деле. Не раз цитированный Уиттмен поясняет:

 

В  нашем мозге нет часов, которые тикают, но у нас есть постоянное и непрерывное ощущение нашего тела, которое обновляется каждую секунду, и мы используем информацию об этих ощущениях, если задаёмся вопросом, сколько прошло времени.

 

Когда мы напуганы (или тревожны, или несчастны), наши органы посылают больше сигналов мозгу, который в свою очередь насчитывает больше секунд, чем прошло на самом деле. Десять секунд ощущаются как пятнадцать, один час как три и т.д.

Но есть и ещё одна сторона взаимосвязи скорости общества, эмоций и восприятия времени. Невролог Джеймс Мур сумел показать, что время проходит быстрее, когда мы имеем прямую связь с последующим событием, когда мы чувствуем, что мы добиваемся конкретного результата. Учёные называют такой опыт «временное связывание». И наоборот. Мур отмечает:

 

«Когда у нас нет контроля над событиями или мы его не чувствуем, происходит обратное: внутренние часы замедляются, то есть мы ощущаем, что промежутки времени тянутся дольше».

 

Можем ли мы что-то изменить? Не испытывать ярость от любого рода промедлений и научиться терпеть? Учёные убеждены, что это в наших силах. Однако мы должны найти способ, чтобы сбросить наши внутренние таймеры и настроить время по-другому. Мы, конечно, можем попробовать контролировать свои чувства с помощью силы воли, но это только временная мера, которая не устраняет проблему, а только скрывает её.

Посмотрите на шимпанзе в лабораторных условиях.

 

«При ожидании запаздывающих наград они начинают проявлять негативную вокализацию, чесаться, что является признаком стресса у приматов, иногда они стучат в стену, с ними случается что-то вроде истерики», — пишет Александра Розати.

 

Эти шимпанзе реагируют так же, как наш мозг на ожидание.

Существует ещё один недостаток в волевом подходе. Как утверждает психолог из Северо-Восточного университета Дэвид Дестенко, волевые усилия делают нас более стойкими восприимчивыми к последующим искушениям. Он приводит пример с парнем, который стоит в очереди в Starbucks: если он использует всё своё самообладание, чтобы молчаливо выстоять очередь, он, скорее всего, позволит себе взять двойной шоколад, хотя планировал взять обычную порцию.

Неужели же ничто и никто не поможет нам? Никто, кроме нас самих. Есть ряд исследований, которые показали, что медитация и практики осознанности (практики, в рамках которых  вы пытаетесь сосредоточить внимание на настоящем моменте, не думая ни о чём другом) спасают нас от нетерпения, хотя учёные и не могут пока найти этому объяснения. Возможно, причина кроется в том, что медитирующие могут лучше справляться с проявлениями нетерпения, потому что они привыкли терпеть и сдерживать себя.

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир

Этан Никтерн, мастер-практик из Нью-Йорка, последователь буддийской традиции Тибета и автор книги «Путь домой: современное исследование буддийской традиции» (The Road Home: A Contemporary Exploration of the Buddhist Path), уверен, что люди, которые постоянно медитируют, способны «подружиться с неудобным пространством». По его мнению, медитация даёт нам «методику простого удовлетворения настоящим моментом, таким, какой он есть, без попытки изменить ситуацию».

Однако, как отмечает доктор Дестено, медитация —  это не всегда то, что нетерпеливые люди могут освоить. И я, в общем-то, с ним согласна: психуем и раздражаемся мы за какие-то доли секунды, а практика медитации требует часов работы —  вряд ли это та пилюля, которая подойдёт людям, неспособным терпеть что-то больше нескольких минут. Но и у Дестено есть свой совет: он предлагает бороться с эмоциями эмоциями.

Во время своей работы учёный обнаружил, что благодарность —  кратчайший психологический путь к терпению. Один его эксперимент показал, что люди, написавшие короткую письменную работу о ком-то, кому они были за что-то благодарны, с большей готовностью отказывались от мелких наград в данный момент и соглашались ждать обещанного дольше. В ходе серии подобных исследований он пришёл к следующему выводу:

 

Мысли о благодарности, которую вы испытывали, даже если она не имеет ничего общего с раздражающей задержкой, может напомнить нам о ценности принадлежности к человеческому роду и важности «не быть рвачом».

 

Да, в отличие от медитации, этот способ может испробовать каждый из нас. Вы злитесь на подругу, которая задерживается? Вспомните о её очаровательном чувстве юмора, приятных встречах и той поддержке, которую она оказывала вам в трудную минуту. Раздражает длинная очередь к кассе?

 

Это Вам будет интересно:

СЕКРЕТ: Как получить желаемое

13 правил сохранения энергии

 

Может, бывало такое, что вас пропускал кто-то вперёд, хотя сам торопился, и вы были ему благодарны? А если был случай, когда кто-то незнакомый просто хотел что-то для вас сделать, да не осмелился? Благодарите и успокаивайтесь. Вспомните Гоголя: «Русского человека надо благодарить хотя бы за намерения». Такая у нас с вами жизнь в этой стране.опубликовано econet.ru 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!