События Дом

Битье: рана на всю жизнь

Битье – это серьезнейшая рана на всю жизнь, которую залечить потом очень трудно. Рана, с которой знаком в наше время почти каждый ребенок и взрослый. Чтобы отпустить детские обиды, снять навязанные стереотипы поведения и осознать весь ужас битья, мне пришлось по кусочку составлять этот пазл в ночных разговорах с Богом, с мужем, во внутреннем поиске и в глазах своих детей.

Прежде всего, битье – это насилие над ребенком. Физическое насилие, после которого у ребенка происходит страшная душевная травма: тот, кто должен его защищать, учить, спасать, помогать – родитель – становится в глазах ребенка страшным обидчиком, от которого нет и не может уже быть никакого защитника.

битье

Последствия такого нарушения катастрофичны, потому что восстановление доверия и душевное лечение от страха потребуют серьезной работы над собой со стороны взрослых и времени, которое так бесценно. Бьющий родитель быстро привыкает к ужасу в глазах своего ребенка, а этот ужас не зависит от того, сколько раз и как сильно его ударили. При этом всегда нас, родителей, бьющих своих детей, потом мучает совесть.

Даже если сначала мы уверенно оправдываем себя плохим поведением ребенка, то спустя время мы хорошо чувствуем гнет на душе. Если к голосу совести отнестись поответственнее, чем просто свести его к желанию плакать и жалеть себя, можно очень сильно помочь себе: в нужный момент остановить себя и уверенно сказать «Нет. В моей семье больше битья не будет.»

Битье – это очень сильное наказание, которое показывает ребенку, что он плохой, что он сделал что-то плохое, что его не любят таким. Он чувствует себя униженным, плохим, сам перестает любить себя. Это подрывает его самооценку, ему потом трудно прощать самого себя, уважать самого себя. Так, как он относится к себе, он будет относиться к другим людям. Не умея прощать себя, он не научится прощать других. Не любя себя, он не сможет раскрыть в себе любовь к другому человеку. Не прощая себя, он станет носителем обид от других людей, которые будут болеть внутри него.

Я часто вижу на своем сыне, что он защищает себя, оправдывается, никак не соглашается с тем, что он был не прав, если я или муж начинаем действовать силой. Я тут даже не говорю о битье! Словесное давление (не крик, а именно уверенное заявление типа: «Ты сделал очень плохо! Сестру бить нельзя!») вызывает протест – попытку сказать, что он – хороший. Он не хочет, чтобы мы ставили под сомнение его хорошесть. Он явно боится быть плохим. Что тогда говорить о битье? Оно в корне ломает хорошую естественную природу ребенка, безапелляционно заявляя – «ты – плохой!».

Битье – это слив отрицательных эмоций на ребенка. Родитель эмоционален. Позволив себе это единожды, он продолжает такой слив эмоций или битьем, или криком, или просто элементарным одергиванием ребенка. Мы даже не замечаем, как наш ребенок становится полностью зависимым от нашего настроения.

По себе, своим друзьям, семьям, которые были в моем окружении, мне видно, как рожденный свободным и любимым, из-за нежелания подчиниться родительской воле (скажу честно, часто эгоистичному чувству собственности), ребенок становится полностью зависимым от родительских эгоистических принципов и нашего, не побоюсь этого слова, са-мо-дур-ства.

При этом, ребенок слишком мал, чтобы понять все это. Всё, что он испытывает, складывается в его маленькой головке в простые слова «больно», «страшно», «не хочу». Вырастая, он многое поймет при желании. Но, не имея глубокого понимания и должного усердия, понесет накопленный опыт в свою семью, полученные принципы продолжит применять в воспитании своего ребенка.

Только поломанный человек может сказать: «Меня били, и правильно делали. За дело! И я бью, потому что ребенок иначе не понимает!» Человек, выросший в любви, так не скажет никогда. Ему эти слова даже в голову прийти не смогут, потому что он живет в другой системе координат.

Битье, как и любое другое поведение родителей, – это пример для подражания. Решая свои проблемы словом и внутренней мудростью, мы учим своих детей терпению, умению выражать свои чувства и мысли, умению доверять чувствам и мыслям другого человека, доверию и заботе о ближнем. Если мы не имеем терпения на это, то мы позволяем себе повышать голос, применять в случае необходимости кулак, показывая ребенку, что это тоже метод и так тоже можно.

Тогда ребенок будет расти в среде, где есть сила, на силу есть большая сила, ее всегда можно найти и ею воспользоваться. Когда мы говорим о том, что мир суров, это всего лишь наш собственный рассказ о нас самих. Кем мы являемся, то мы и видим вокруг себя. Хотим ли мы, чтобы ребенок вырос циничным, расчетливым и способным на любой метод для достижения своих целей? Думаю, это очень серьезный вопрос, чтобы поразмыслить внутри себя.

Битье — это повод для страха, обиды на родителей, причина для подрыва доверия между родителями и детьми. Это большой кирпич в стене между поколениями, которая достаточно успешно выстраивается между нами и нашими детьми. Выстроить ее не сложно: вовремя не заметить боль или радость ребенка, вовремя не простить и не «пропустить» мимо какую-то оплошность, вовремя не похвалить и не приласкать. И прожив так лет 13, можно быть уверенным, что подростковый возраст уже начинается с хорошо забетонированной стены.

Через нее не слышно, не видно, а ребенку уже и не хочется через нее кричать. Он идет в новый мир – мир новых возможностей, друзей и ценностей, не оглядываясь назад. Нам больно от того, что мы уже ничего не значим для него, а ему, даже если он пока этого не понял, страшно и сложно, но он не оборачивается, потому что сзади с недополученной любовью остаются его боль, непонимание, неуважение, и он точно знает, что не хочет назад.

Самое поразительное и страшное  — это то, что чаще всего ребенок не понимает, почему и за что его бьют. На удивление, хоть мы и кричим долго, и объясняем, и «тридцать раз повторяем одно и то же», ребенок часто не понимает причины наказания. Он впадает в некий стопор, состояние страха, когда из головы улетучивается, что он ударил сестру или порвал книжку, а появляется только способность оценивать ситуацию на предмет опасности по отношению к себе самому.

Он внимательно следит за родителем, его настроением, словами, интонациями, стараясь максимально угодить, дабы избежать наказания. Потом такая способность произрастет в умение манипулировать людьми. Возможно, совершенно бессознательное, но тонкое и работающее. А пока у ребенка есть страх, одиночество, боль и обида.

Я очень много общалась на тему битья с разными людьми. Мы обсуждали разные ситуации, спорили, рассказывали друг другу свои истории. Кто-то убеждал, что битье может быть экстренной мерой воздействия на ребенка и важно различать шлепок по попе и серьезные увечия. Кто-то не приемлил само слово «битье», говорил уверенно, что бить нельзя и тут же шлепал своего ребенка, не видя в этом поступке ничего общего с битьем.

Кто-то не бил никогда, но и не знает, как реагировать на ситуацию, привык уходить в другую комнату, прятаться от острых ситуаций. Часто такое общение помогало мне, также часто оставляло меня наедине со своими вопросами. Я хорошо понимала, что я сама должна понять и разобраться, чего я хочу, что я могу, что я ценю и как я отношусь.

В какой-то момент я подошла к финальному итогу понимания битья. И все-таки: может быть такая ситуация, при которой можно и нужно дать по попе, чтобы ребенок запомнил на всю жизнь и больше так никогда не делал?

Каждый ответит себе сам. Вот, что ответила я себе самой.

Битье — это насилие над ребенком, делающее его из свободной личности рабом своих родителей. Если мы, родители, хотим, чтобы наши дети имели свое мнение, умели его отстоять, были красивы и честны, умны и проницательны, то битье подразумевает такое отношение к ребенку, при котором достичь этого не получится никогда.

 

Это Вам будет интересно:

Как усадить ребенка за уроки без нервов

Стоит ли сохранять брак ради детей

 

Чаще всего, битье говорит о том, что родитель считает эту конкретную ситуацию острой, серьезной, сильно расстроен поведением ребенка. При этом совершенно не известно, насколько эта ситуация важна на самом деле. Нам очень важно, чтобы ребенок понял эту ситуацию правильно, но мы сами не умеем понять и прочувствовать своего ребенка, не умеем донести то, что хотим сказать, не умеем остановить свои эмоции и не понимаем, что таким своим поведением только загоняем ситуацию в угол. Другими словами, мы совершенно не знаем, как реагировать иначе и испытываем сильный страх. опубликовано econet.ru 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!