События Дом

Спайс в большом городе: как понять, что ребёнок курит спайс?

Любой школьник в крупном городе сегодня знает, как достать спайс.

«Звонишь по номеру, кладёшь деньги на баланс. В ответ приходит смс, где забирать пакет. Да и за номером далеко ходить не надо. Трафаретная надпись – прямо напротив входа в школу», – с готовностью делится информацией мой сын-шестиклассник.

Причём школа, в которой он учится, находится в самом центре Иркутска, в нескольких сотнях метров от «серого дома». Примерно такое же расстояние до управления наркоконтроля.

Складывается ощущение, что власти пока не понимают, как бороться с относительно новой напастью. А педагоги и родители не осознают опасности, которую несёт этот наркотик.

Несколько простых вопросов по этой теме мы задали руководителю ангарского фонда «Город без наркотиков» Александру Шумилову.

Спайс в большом городе

– По каким признакам взрослые могут понять, что ребёнок курит спайс?

– Чем и страшны спайс и прочая «синтетика» – в аптеках нет приспособлений для быстрого выявления этих наркотиков. Тестирование, которое проводят сейчас в учебных заведениях, не отражает реального положения дел. Наша организация располагает единственным в области мобильным анализатором, который позволяет выявить в моче любое психоактивное вещество. Ещё один прибор есть в иркутском токсикоцентре, но этот аппарат стационарный.

Для родителей мы разработали памятку, в которой коротко и доступно рассказали, на что необходимо обратить внимание. Наркотическое опьянение от спайса нередко сопровождается кашлем (смесь обжигает слизистую), сухостью во рту (постоянно хочется пить), белок глаза становится мутным либо краснеет, нарушается координация, речь затормаживается, приобретает эффект вытянутой магнитофонной плёнки.  

Из-за того, что дозу просчитать невозможно (разные продавцы, составы, формулы, концентрация), спайсовые наркоманы часто страдают от передозировок. Они сопровождаются тошнотой, рвотой, головокружением, сильной бледностью, могут привести к потере сознания и даже смерти.

Основная примета – подросток начинает пропускать уроки, плохо учится или вообще не ходит в школу. Всё время врёт. Появляются друзья, о которых не рассказывает. При разговоре с ними по телефону уходит в другую комнату или говорит, что перезвонит позднее. Появляется раздражительность до ярости, ребёнок уходит от любых серьёзных разговоров, избегает контакта с родителями, отключает телефоны. При постоянном употреблении становится очевидной деградация. Думает долго, неопрятен, постоянно просит деньги, залезает в долги, начинает нести вещи из дома. Теряется чувство реальности, развивается паранойя.

Спайс в большом городе

Употребление курительных смесей – частая причина подростковых суицидов. Как правило, несовершеннолетние выходят из окон. Иногда это не значит, что подросток хотел свести счёты с жизнью, возможно, он просто «решил полетать». И ещё. В 99% случаев употреблять курительные смеси начинают те, кто уже курит сигареты.

Если курительные смеси можно какое-то время употреблять незаметно, то начавшего употреблять так называемые соли видно сразу.

Солевого наркомана выдают:

  • «дикий» взгляд,
  • тревожное состояние,
  • непроизвольные движения руками, ногами, головой,
  • он строит гримасы,
  • судорожно двигает нижней челюстью.

 

В момент опьянения он испытывает невероятный прилив энергии, проявляет желание делать кропотливую работу, как правило, стремится разобрать сложные механизмы на мелкие детали. Нередко у наркоманов возникают бредовые идеи. Например, стать правителем мира. Исходя из этих симптомов, зависимых часто помещают в психиатрические лечебницы.

– Чем вы можете помочь этим ребятам и их родителям?

– В 2007-2008 годах у нашей организации был реабилитационный центр. Он отличался тем, что мы не спрашивали у наркоманов, хотят ли они избавиться от зависимости. Достаточно было желания родственников. Чтобы прекратить доступ зависимого к зелью, мы силой удерживали наркоманов. В итоге против сотрудников фонда возбудили несколько уголовных дел. Например, Евгений Малёнкин, вице-президент фонда «Город без наркотиков», до сих пор в следственном изоляторе. Так что наркоманам мы, увы, мало чем можем помочь.

Основные силы бросаем на помощь полиции в закрытии наркоточек. Пытаемся также донести знания о последствиях употребления «дури» до тех, кто ещё не пробовал. За три последних месяца 2014 года я поговорил более чем с двумя тысячами детей. Когда я прошу их перечислить наркотики, которые они знают, как правило, в первую очередь называют спайс.

Почему? Он наиболее распространён среди молодёжи.

Задаю вопрос, знают ли ребята, что означают надписи трафаретом на стенах домов и заборах. Прекрасно знают. Тот же вопрос задаю родителям и педагогам. Большинство взрослых смутно понимают, о чём идёт речь. Я был в Братске, директор лицея там рассказала, что на стене учебного заведения долгое время красовалась реклама нар­котика. Учителя не знали, что это значит. 

Шестого октября 2014 года в 12:30 выхожу из офиса, рядом с моей машиной стоит «Скорая», возле колеса лежит пацан. У него закатились глаза, обмочился, началась передозировка. Хорошо, неотложка мимо проезжала, его быстро начали реанимировать. Оказалось, парень пришёл в школу, социальный педагог заметила, что он неадекватный. Его отправили к нам – сделать анализ на наркотики, но он не дошёл. Мальчика отвезли в больницу, откачали. Через некоторое время звоню главному врачу, чтобы узнать, как он. Парень, говорит, пришёл в себя, поставили ему диагноз «пищевое отравление». Не смогли определить, какой наркотик принял. 

После этого случая меня зовут в школу, где учится мальчик. По ответам восьмиклассников я понимаю, что все парни курят спайс. Через три часа после урока к нам в офис приходит мама с семиклассником, он под воздействием спайса. Всё это происходит в обычной школе.

Спайс в большом городе

Мы приходим к детям, разговариваем с ними на одном языке, никакие графики не показываем, умных слов не говорим. С маленькими беседуем мягче, со старшими разговор более жёсткий. Я им объясняю, что каждый из них когда-нибудь пройдёт через это: им впервые предложат попробовать нар­котики. У человека должен быть готов чёткий алгоритм аргументов, почему он отказывается. Ответ «это вредно для здоровья» не подойдёт – просто засмеют. На видео и фото­графиях я показываю, как в момент опьянения наркоман выглядит со стороны. Рассказываю, как из парней делают животных, а из девчонок – проституток.  «Жертва» даже не успевает осознать, как всё про­изошло. 

Реакция на такие разговоры разная. Некоторые плачут, выбегают из кабинета, случаются истерики, вплоть до того, что дети обращаются за помощью в медкабинет.

Я считаю, пусть лучше ребёнок таким образом ознакомится с наркотиками, получит первые впечатления. Ведь во дворе ему будут говорить, что спайс – не опасно. У молодёжи сформировалось заблуждение, что это не наркотик. Друг другу они ­обычно говорят: «Ты покури, ведь это же не анаша, это «аптека» – ромашка, мать-и-мачеха».

Для рынка справедлива формула – спрос рождает предложение. В наркоторговле наоборот – предложение рождает спрос. Никогда не будет такого: сидит школьник дома, уроки выполнил и думает: «А не попробовать ли мне спайс?» Всегда найдутся «товарищи», которые предложат покурить, понюхать. Возможно, в первый раз это даже будет бесплатно. 

– Смертельной может стать даже первая доза спайса или соли?

– Ребёнок может покурить, две затяжки сделать, этого ему будет достаточно, чтобы выйти в окно.

Давайте на примерах. 19 октября четверо парней покурили около привокзального кафе в Иркутске. Всем стало плохо, вызвали «Скорую», один из подростков скончался в больнице, остальные впали в кому. Ещё один страшный случай произошёл в Слюдянке. В одном из домов засорилась канализация, рабочие стали чистить трубы и внутри обнаружили маленький пальчик. Потом вынули из системы остальные фрагменты тела. Выяснилось, что незадолго до этого в доме пропала девочка… Парень не хотел убивать свою младшую сестру. Он просто покурил, и начались галлюцинации, сам не понимал, что делает. Расчленил девочку и спустил по частям в унитаз.

44-я гимназия в Иркутске. За два года три ученика этой школы покончили жизнь самоубийством. Последний случай произошёл перед Новым годом. Семья легла спать, мальчишка накурился «дури» и выпрыгнул в окно. Рано утром его тело нашёл патруль ДПС. Какие ещё факты нужны, чтобы люди поняли, насколько это страшно?

Самые маленькие, у кого мы выявляли спайс, – семиклассники. Причём продавали им девятиклассники из их же школы. В это учебное заведение меня пригласили на родительское собрание. Начинаю объяснять родителям, что их дети употребляют наркотики и могут умереть не послезавтра, а уже завтра. Заместитель директора по воспитательной работе прерывает беседу, отзывает меня из кабинета и говорит, что эту проблему можно обсуждать в масштабах страны, области, но о том, что всё происходит в конкретной школе, конкретном классе, говорить не надо. Я такую позицию не поддерживаю. Если детей можно спасти, то делать это надо любыми способами.

– В чём состоит ваша деятельность по закрытию наркоточек?

– Беда правоохранительных органов – нехватка денег, транспорта, отсутствие понятых. Мы даём деньги на закупки, предоставляем транспорт, сотрудники фонда выступают в качестве понятых. Если мы узнаём о наркоточке, засылаем туда местного наркомана, у него обычно своя мотивация сотрудничать с нами. Потом информацию передаём полицейским, даём деньги на контрольную закупку, участвуем в операции понятыми. Поскольку в делах по наркотикам, как правило, нет потерпевших, ключевыми в судебном заседании являются показания понятых. В прошлом году мы участвовали в 91 реализации: 49 из них прошли в Ангарске, 41 – в Иркутске. А вообще за девять лет работы проведено более тысячи таких мероприятий.

Если с растительными наркотиками правоохранители работать научились, то с «синтетикой» ситуация сложней. Героиновые цепочки отлажены, зацепив одну «ниточку», можно выйти на канал. Спайсы распространяются хаотично, наркотик не передаётся из рук в руки.

– Как вообще этот наркотик появился в наших краях?   

– В конце 1990-х годов был моден героин. Сначала его нюхали, потом  начали курить, затем стали им колоться. Такая была сформирована субкультура.

В начале 2000-х годов появился новый девиз: кто колется, тот чухан. На смену героину пришли клубные наркотики: амфетамины и метамфетамины. На них «сидела» золотая молодёжь.

Году в 2010-м в область стали поступать курительные смеси. Само название «спайс» появилось от наименования одной из разновидностей курительной смеси. По сути это синтетический аналог гашиша, имеет формулу GWH. Синтетический аналог героина появился на прилавках как соль для ванн. Если спайс курят, то соль нюхают, пьют, курят, вставляют в задний проход, колют в вены. Чего только с ней ни делают.

Сейчас в спайс добавляют соль. Смесь вызывает более сильное привыкание.

Анализируя последние задержания, мы видим: идёт замещение. Те, кто раньше продавал героин, сейчас торгуют солью. Компоненты синтетической «дури» дельцы везут из Китая. Причём каждый из них по отдельности не является наркотиком. Любой желающий может заказать порошок через Интернет, смешать здесь и продавать. Анализы показывают, что по составу наркотик один и тот же. Из этого можно сделать вывод, что в Иркутске работает централизованный цех по производству «синтетики».

Спайс в большом городе

– Неужели никак нельзя выйти на преступников – по номерам телефонов, другим следам?

– В ответ я процитирую Евгения Ройзмана (президент фонда «Город без наркотиков»). Наркотики продают в двух случаях. Когда покровительствуют либо когда попустительствуют. Всё можно. Нужны желание и воля.

– По вашей оценке, о каком количестве потребителей синтетических наркотиков в пределах нашего региона можно говорить? 

– Известно, что количество наркоманов из года в год снижается. Количество смертей от передозировок также сокращается. Около 10 тысяч человек в Иркутской области сейчас состоят на учёте. Любой специалист скажет, что наркомания латентна и официально зарегистрированное количество нужно умножить на коэффициент от пяти до 15. В этих пределах находится цифра, более-менее близкая к реальной ситуации. 

Проблема в том, что официальная статистика учитывает, главным образом, героиновых наркоманов. Потребители гашиша, амфетамина, спайса и соли в неё практически не попадают. О числе любителей спайса или соли косвенно можно судить по количеству вызовов скорой помощи из-за отравлений психоактивными веществами.

Мы запросили у министерства здравоохранения информацию за последние четыре года. С 878 случаев в 2010 году этот показатель в 2013 году увеличился до 1388. Рост наблюдается во всех крупных городах области. Например, в Братске число отравлений наркотиками выросло в четыре раза. К этому нужно добавить тех, кто избежал острого отравления, к кому не стали вызывать «Скорую». Или вызвали, но не смогли выявить причину. 

Следующий запрос мы сделали о количестве суицидов среди жителей области. Оказалось, что наибольший рост выявлен среди детей от 10 до 14 лет. За один год число самоубийств увеличилось в 2,5 раза – с семи до 17 случаев.

– В городах всюду надписи с рекламой наркотиков. Как вы посоветуете поступить человеку, если он увидел трафаретный отпечаток?

– Да, надписи везде. В прошлом году перед первомайской демонстрацией надпись «спайс» с номером телефона в Ангарске появилась на здании УВД, администрации, ФСКН. Чуть на лбу им не написали.

Я считаю, не надо никого ждать и просить. Каждый уважающий себя человек должен подойти и сам закрасить надпись. Ведь это реклама наркотика, от которого может умереть твой ребёнок. Если власть не в состоянии справиться, защитить наших детей, она не может запретить нам защищать своих детей самим. Какими способами – это как мы посчитаем нужным.

– Сразу после новогодних каникул Госдума приняла во втором, основном, чтении закон о запрете спайсов. Насколько он жизнеспособен, по вашему мнению?

– Я рад, что хоть таким образом государство обратило внимание на проблему. Хотя пока нет правоприменительной практики, сложно сказать, как будет работать закон.

Меня беспокоит одна проблема. По новому закону наказание для наркоторговцев смягчается. Сейчас, когда задерживают сбытчика и изымают у него вещество, которого нет в списке запрещённых, препарат отправляют на экспертизу. Она проходит в два этапа: сначала проверяется химический состав вещества, потом исследуется его воздействие на психику. Препарат тестируют на мышах. Если находят наркотик, вещество признают аналогом героина, гашиша либо другого запрещённого зелья. Возбуждается уголовное дело по статье о незаконном распространении наркотического вещества. Санкции по ней – вплоть до пожизненного заключения. Новый закон предусматривает максимальное наказание восемь лет лишения свободы. Это в случае, если потребитель умер. 

Фактор страха – существенная причина, которая удерживает людей продавать наркотики. Большая разница – получить шесть лет и через три года выйти досрочно за хорошее поведение или провести за решёткой 8–10, а то и 15 лет. Судя по санкциям, законодатели считают, что курительные смеси и соли менее опасны, чем другая «дурь».   

Думаю, принимая этот закон, пошли по наиболее простому пути. Запретили все спайсы. Эти наркотики выделили в отдельную категорию. Я придерживаюсь мнения, что нужно было совершенствовать законодательство по аналогам. Правда, есть сложность в  проведении экспертиз. Если химический состав наркотика можно проверить в Иркутске, то ближайшая лаборатория, которая исследует его воздействие на психику, находится в Перми. Однако специалисты говорят, что в нашем регионе есть все условия, чтобы организовать собственную лабораторию.опубликовано econet.ru

 

Автор: Ольга Мутовина

 

Также интересно: Габор Мате о глубинных причинах наркомании и о том, как с ней бороться  

Почему люди становятся наркоманами: настоящая причина, и это не то, о чем вы думаете​​

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!