События Дом

То, что называется ДОВЕРИЕМ

О ДОВЕРИИ К МИРУ

 

То, что называется «доверием» — это некоторое состояние тела и эмоций, это некоторое переживание, которое устанавливается, благодаря огромному количеству нейронных связей, и соответствует некоторым мышечным состояниям. «Доверие» — это не мысль, это состояние организма. 

Не понимаю вопроса «Как мне научиться доверять миру?» Зачем ему учиться доверять, если он и они не всегда заслуживают доверия, тем более — по умолчанию? Тем более, если нет твердых доказательств, что доверять можно?

То, что называется «доверием»

Это действительно частый вопрос. И это абсолютно закономерный вопрос, если понимать, откуда у него растут ноги. И не понимать зачем и как вообще возможно «доверять (миру/мужчинам/нужное подставить)» — тоже абсолютно нормально ибо и у этого непонимания есть свои ноги.

И если коротко:

1. Научиться доверять — можно (но трудно). 

2. «Доверие» дает много плюшек и потому в хозяйстве вещь полезная, но плюшки возникают не в том месте, где их ждут.

3. «Не доверять (миру)» — часто встречающееся явление, осуждать или обвинять носителей такого мировоззрения значит быть неумным адептом ньюэйджа.

 

Сначала немного теории. «Базовое доверие/недоверие к миру» — это то, что возникает у человека в очень раннем возрасте. Оно складывается из реакции окружающей среды на него. Принято считать, что это относится к последним срокам внутриутробного развития+рождение+первые месяцы жизни. От того, насколько заботлива, тепла, внимательна реакция окружающей среды в этот период, ребенок научается воспринимать эту среду как в принципе доброжелательную и безопасную или в принципе недоброжелательную, небезопасную или равнодушную.

Это настолько ранняя структура, что мнения о том, можно ли это преодолеть, резко противоположны. Есть специалисты, которые говорят, что «это не лечится», и единственное что возможно — научиться с этим жить. Другие (среди них много практиков), говорят, что это не навсегда, и ситуация может измениться. Что до меня, то я постепенно меняю свои убеждения: тоже считала что это не лечится и надо просто приспособиться, но постепенно вера в нейропластичность, кажется, заставляет меня менять свою позицию.

Еще важны два момента.

  • Первый — если что-то в этом периоде пошло не так, а потом наладилось, то это преодолевается (в раннем детстве гораздо легче, чем во взрослом возрасте).
  • Второй — в самых разных жизненных обстоятельствах мы можем счастливо «деградировать» к этим ощущениям/убеждениям; шоковая травма (угроза жизни), потери и предательства, долгое пребывание в плохо совместимых с жизнью условиях — все это способствует возникновению ощущения и убеждения «не верю».

 

Полагаю, вы уже обратили внимание на то, что говоря о доверии, я использую слова, относящиеся к двум сферам нашей жизни — ментальной (убеждения) и телесной (ощущения). Есть еще сопутствующие эмоциональные проявления, о которых я расскажу далее.

Обычно вот с этим «не верю» мы сталкиваемся либо на уровне мыслей и суждений (и это действительно краеугольный камень картины мира, мировоззрения), либо очень часто на уровне поведения (от нерешительности в обычных бытовых действиях до способа вести разговор или заниматься сексом). Когда мы обнаруживаем это у других, это может удивлять и обижать. Когда напарываемся у себя — повергает в грусть-печаль ибо это тупик в голове и существенное ограничение возможностей. Но самое ужасное, что может быть в этом месте — это совет «Тебе надо научиться доверять/Надо больше доверять/…» Да пошли вы!.. Пройдите мой путь в моих мокасинах, а потом открывайте рот!

Поэтому важно помнить, что отсутствие доверия (к миру, другим людям и т.п.) — статистически нормальное явление.

То, что называется «доверием»

Что же происходит. Попытаюсь на пальцах.

Говоря умным языком, речь идет о «ранней травме развития». Это когда весь организм в целом выдает естественную защитную реакцию на неблагоприятные (опасные) условия внешней среды. Выдает такую реакцию, чтобы защититься. И реакция эта происходит одновременно на всех уровнях — физическом (телесном), эмоциональном и ментальном. Причем, если боле менее подросший человек делает вывод о том, что никому/ничему нельзя верить, то младенец реагирует преимущественно телесно (избегает контакта, напрягается, сжимается и т.п.). Это реакции на уровне тела и самых простых (базовых) эмоций, основная из которых — страх.

Организм запоминает, что окружающая среда — опасна (ну или как минимум ненадежна, нестабильна, непредсказуема или не помогающая). И соответственно оценивает ее все время как таковую. И реагирует телесно и эмоционально на окружающую действительность в соответствии с оценкой. В случае ранней травмы это очень раннее научение. В случае тягостей последующей жизни тоже может развиться. Когда дело доходит до способности думать и формулировать, это дополнительно закрепляется соответствующими мыслями.

Все, что происходит дальше жизни или терапии, — это шансы на переобучение. Кстати многим очень хотелось бы, чтобы их кто-нибудь уже переубедил, чтобы была возможность как-то доверять хоть чему-то или кому-то, чтобы жизнь переубедила. От этого часто возникают всякие несуразицы, созависимые отношения и прочие бяки, в итоге только подтверждающие базовую картину мира. Правда, очень хочется. Потому что постоянно «не верить» значит все время жить в опасной среде. Это требует огромное количество сил, если кто не понял, устаешь от этого ужасно. Но иначе не получается.

Но оставим эти разборки с целительными отношениями, об этом много написано, это все правда, и гугл вам в помощь. Я расскажу о другом.

Итак, человек, который испытывает базовое недоверие к миру постоянно воспринимает мир как место потенциально опасное и малоприятное. Так уж у него сложилось. На уровне организма это означает, что его мозг почти постоянно получает сигнал опасности. Да, это неточный сигнал, искаженный и вообще говоря неверный. Но он его получает и посылает соответствующие команды телу («беги-борись-замри»). В зависимости от обстоятельств могут реализовываться все три варианта, но хочу отметить, что очень часто видны признаки бегства и замирания. И если бегство обычно хорошо заметно в ситуациях контакта или столкновения с трудностями, то замирание часто прочитывается в теле. Неподвижность, замороженность — почти всегда признаки травмы вообще и ранней — в частности.

Поэтому если говорить о переобучении (лечении, терапии), то тут ключевым оказывается научить человека не «доверять миру», а научить проверять — действительно ли ситуация опасна. Вы будете смеяться, но это телесное переобучение таки связано с проверкой таких простых вещей как устойчивость и дыхание. Потому что только если я устойчив и дышу, то мозг получает информацию о том, что по большому счету все в порядке. Все остальное — дополнительно и часто от лукавого (мозга). А вот если моя текущая жизнедеятельность в порядке и (это важно!) я в этом постоянно убеждаюсь, то потихоньку начинается переобучение на уровней нейронных связей. И постепенно я просто перестаю ощущать окружающую среду как постоянно опасную. И уже могу находить ситуации когда она менее опасна или вовсе безопасна. То есть одновременно перестраиваются нервные пути и реакции, происходит научение различению опасности и безопасности и вырабатывается привычка к тестированию реальности. Потому что одна из основных засад нашего организма (и психики в частности) — мы рабы схем и привычек, к чему привыкли так и продолжаем. А еще восстанавливается ориентировочный рефлекс (он обычно страдает в результате травмы).

То есть прежде чем привычно испугаться или потеряться, мы начинаем сначала оглядываться, собирая информацию о том, что на самом деле вокруг творится. И сравниваем с нашими предварительными фантазиями об этом.

То, что называется «доверием»

Это трудный путь и долгий. В этой логике — переобучения, сравнения предварительных фантазий и схем и текущей реальности работают многие направления терапии. Но важно понимать, что без телесного переобучения все остается только на уровне здравого смысла. Что-то начинает меняться только когда меняются телесные ощущения и телесные реакции. Потому что вот это «беги-борись-замри» — это задолго до коры головного мозга, которая думает. Это практически чистая физиология и условные рефлексы. И мозг может убеждать в чем угодно (например, «Надо верить людям», «Мир добр», «Мы все связаны» и т.п.), а тело и на уровне внешних реакций и на уровне внутренний химии и физики будет делать совершенно обратное.

Конечно, кроме устойчивости и дыхания есть и другие детали, тоже важные и полезные: ощущение тела, его жизненность и мобильность, здоровые рефлекторные движения, центрирование и внутренняя опора (на скелет), возникающие эмоциональные реакции и по возможности переигрывание на телесном и эмоциональном уровне разных историй и т.д. Но без вот этой базовой физической безопасности и ощущения себя (на уровне тела) существующим и живым в достаточно комфортной среде никакого разговора о «доверии» быть вообще не может. Физиология не позволит.

Поэтому я и написала выше, что можно постепенно не только справляться (преодолевать или компенсировать) такую свою недоверчивую натуру, но и постепенно меняться. Не думаю, что это может совсем исчезнуть, да и слава богу. У этой особенности есть много плюсов для жизни и, особенно, для работы. Но изменения и сопутствующее им разнообразие в жизни появляются.

 

Также интересно: Как выбраться из лабиринта неуверенности  

Почему так трудно ценить

 

И плюшки. Они приходят не напрямую. Незаметно улучшается способность спокойно общаться с людьми, делать то, что раньше казалось немыслимым и страшным, уверенность тоже повышается, да и радостей мелких в жизни тоже прибавляется. Просто от того, что там, где раньше прятался и убегал, начинаешь позволять себе участвовать и вовлекаться. Мелочь, а приятности добавляет.опубликовано econet.ru

 

Автор: Александра Вильвовская

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!