События Дом

Любовь по правилам и без—новая модель взаимоотношений

В последние десятилетия модель взаимоотношений, рожденная в недрах экономически развитых стран, стала навязываться всему миру в качестве единственно правильной и чуть ли не идеально подходящей для любого общества. Сюда же попали и любовные взаимоотношения, которые, чуть что не так, с ходу объявляются зависимыми, мешающими свободно самореализующейся личности быть счастливой по своему усмотрению. 

Любовь по правилам и без

ПОД КАБЛУКОМ КОМФОРТА

 В те времена, в которые возникало современное представление о сущности любви, любовь действительно была лучшим, что с вами могло в жизни произойти. А теперь набор удовольствий и уровень благополучия настолько возрос, столько возможностей хорошо и интересно жить и без любви, что она уже воспринимается как дополнительный бонус, а не как смысл жизни. Более того, любовь вполне может стать помехой интересной жизни. Приходится выбирать между реализацией любви и интересностью собственной жизни. Совсем недавно одна дама, описывая сложное хитросплетение своих отношений с бывшим мужем и теперешним партнером, время от времени не забывала подчеркивать, что для нее в семейной жизни и партнерских отношениях главное – комфорт. Заметим, что после этого заявления все описываемые ею бурно кипящие «страсти» сразу поблекли в глазах слушающих. 

ЛЮБОВЬ И ЭКОНОМИКА 

Кстати, за всем этим праздником благополучия как-то потерялся очевидный факт – что та модель отношений, которые объявлены зависимыми на одном уровне развития общества, в других условиях служит едва ли не единственной безопасной возможностью реализации этой самой любви. И упирается все во вполне прозаические вещи, например – возможность детям отделиться и быть экономически самостоятельными начиная с 18-летнего возраста или возможность женщине работать и иметь равные права с мужчиной. Как только мы попадаем в условия другой культуры или другого уровня развития общества, все то, что объявлено зависимостью, не смотрится таковой категорически. Ну как не жить большой семьей в условиях нищеты? Или как крестьянину не заводить множество детей, если он живет натуральным хозяйством? Стоит напомнить, что даже американцы столкнулись во время кризиса с тем, что потерявшие работу дети были вынуждены возвращаться в родительский дом. 

ОТДАТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ

Представления о том, чем измеряется любовь, развиваются параллельно с представлениями о том, за что не жалко отдать свою жизнь. Еще не так давно «настоящая» любовь определялась довольно просто – готов ли любящий пожертвовать своей жизнью ради любимого человека. Причем неважно, в каком виде будет принесена эта жертва – в виде прямого «заслонения собой от пули» или в виде многолетнего ожидания возвращения любимого из какого-нибудь далекого путешествия. Тут можем сослаться на классический пример из «Одиссеи». Моя собственная прабабка дважды в жизни подолгу ждала своего мужа, о котором не было ни слуху ни духу – то на фронте в Первую мировую в плен попал и несколько лет пробатрачил в Германии, то случайно заснул уже в советские времена в приграничной электричке и на несколько месяцев загремел в тюрьму по подозрению в шпионаже. Честно говоря, язык не поворачивается оценивать эту ее преданность как проявление «зависимости».

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА Елена Рекунова, психолог-консультант

КУЛЬТ МОЛОДОСТИ «Я не могу» и «я сейчас умру» – это чаще гормональный взрыв, чем любовь. Я не говорю о том, что любви нет. Есть юношеское «не могу», и есть ситуации, когда люди теряют того, кого научились уважать, кем восхищаются и с кем были общие дела. Когда этот кто-то по каким-то причинам уходит из нашей жизни, то «не могу без него» звучит иначе. И это скорее беда, чем зависимость. Такая же, как потеря близкого родственника. Надо отличать реальность и кажущуюся беду.

В последние пять лет я заметила другую тенденцию – вторичный «гормональный взрыв». Наблюдается он у женщин 37–40 лет, которые вдруг начинают жить «не по возрасту», как юные барышни в коротких юбках, которые ищут своего принца и делятся историями поисков с подружками. Только последствия этих ситуаций не слезы в подъезде – трещит брак и страдают дети. По личным наблюдениям, это явление становится почти массовым. Думаю, что связано оно с окружающим нас культом молодости.

«ДЕФЕКТНОСТЬ» КЛАССИКИ Не так давно психологи дружным хором отождествили любовь с «партнерством». В результате практически все классические примеры идеальной любви с их точки зрения теперь не выдерживают никакой критики, как и сама идея «невозможности жизни без другого человека». А любовь как самопожертвование отменили вовсе и даже осудили. Любимый человек должен быть удобен, не напрягать, подходить по социальным и моральным параметрам, а иначе все это не любовь – а какая-то патологическая зависимость! Нет-нет да появятся в сети психоаналитические «рассуждения» на тему патологичности душевного развития классических отечественных литературных и киношных персонажей. Ах, Каренина вовремя не пошла к психоаналитику!

Ах, попался бы нам, психологам, Женя Лукашин вместе с Надей Шевелевой – ох, мы бы их полечили. В результате психология и психотерапия стали чем-то вроде нового лекарства, позволяющего человеку чувствовать себя более свободным от всяческого рода обязательств. Это как в знаменитом старом анекдоте, когда на вопрос уезжающего на курорт мужа «Что тебе привезти, дорогая?» жена оптимистично отвечает: «Что хочешь – сейчас уже все лечат!» 

ПОД ПРИЦЕЛОМ МОРАЛИ

 Конечно, в каком-то смысле сегодня любовь и взаимоотношения стали честнее – поди-ка удержи не любящего тебя человека, когда сняты все социальные и моральные запреты! Если раньше сдерживали Бог, мораль и экономика, то теперь – только экономика, да и то в тех случаях, когда она строится по модели «жена сидит дома». Человечество довольно давно сообразило, что семья долго на одной любви не продержится, и на уважении тоже, потому ввело жесткое требование к «брачующимся» – «один раз и до гробовой доски!». Для женщин это было чем-то вроде пожизненной гарантии благополучия – на тот случай, ежели благоверный после достижения пика социальной формы захочет «освежить партнершу». Кстати, во многих европейских странах это плавно перетекло в законодательное закрепление практически пожизненного содержания бывшей супруги в случае развода примерно на том же уровне благополучия, что и в браке. 

В ПАУТИНЕ НЕУВЕРЕННОСТИ Я вам больше скажу – уже трудно поверить, что любят вас «за просто так». Влюбленность теперь часто вызывает искреннее удивление у объекта любви! И это все мне? А за что? Признайтесь честно – много ли вы слышали от современных людей не подросткового возраста однозначных заявлений «Я его люблю», а? Вот и я немного. Типичный современный клиентский запрос «про любовь» – запрос про сомнения: «Я не знаю, люблю ли я его». При этом человек может быть нужен, полезен, уважаем, с ним могут жить долгие годы, с ним могут иметь детей. От него могут полностью зависеть материально, он может быть замечательным супругом и родителем. Но вот разобраться в своих чувствах, как правило, не в состоянии. Всеобщая душевная инфантилизация. Причем как оборотная сторона замечательных современных качеств типа пестования своей независимости, идентичности и еще бог знает какой «самости». В итоге у всех появилось такое обширное личное пространство и такие надежные личные границы, что на таком кордоне мышь не проскочит, не то что другой человек! Объявлена частная собственность на личное пространство. Какое уж тут «Люблю-не-могу!!!»? Тут себя бы, любимого, не растерять. 

ПОД АНЕСТЕЗИЕЙ Душевные «муки любви», за которыми еще в XIX веке молодые люди в очередь выстраивались, теперь объявлены вне закона. Возникла целая философия «безболезненных» любовных отношений: вам должно быть комфортно с партнером, он вас не должен напрягать. Если что не так – сразу его отправляйте «гулять на кислород», а то, не дай бог, влетите в страшную и ужасную зависимость. Между тем все, кто хотел попасть в зависимость, давно уже в нее попали и, кстати, очень неплохо себя в ней чувствуют, даже если внешне это выглядит и не так привлекательно. Попробуйте-ка человека от этих зависимых отношений освободить – такое может начаться. Он будет сопротивляться, упорствовать. Потому как понимает подспудно, что ежели он вот такой «зависимый» сформировался, то на то был целый ряд причин.

 ГДЕ ВЗЯТЬ НОРМАЛЬНЫХ? Стоит честно признаться, что «самодостаточных» индивидов – подавляющее меньшинство. У большинства же полно в голове всевозможных тараканов, с которыми и будут уживаться их партнеры. Так что неплохо бы и «на себя, кума, оборотиться», прежде чем подпевать всевозможным песням про то, какими самодостаточными должны быть люди во взаимоотношениях. Недаром в практике приходится сплошь и рядом сталкиваться с тем, как люди чуть ли не сознательно подбирают партнера под уже сформировавшуюся психологическую проблематику или патологические особенности собственной личности. И тогда любое продвижение (выздоровление) грозит непременной потерей отношений. 

ХРУПКОСТЬ ДОЛГА Тут еще одна интересная штука произошла – главными «законодателями мод» в любви и взаимоотношениях вдруг стали не писатели, а психологи. Видать, сказывается всеобщая склонность к профессионализации и прагматизму. В результате профессиональный психологический прием – «во всем виноваты оба партнера» – не просто устранил всяческую виновность, но и всяческую ответственность. Оказалось, что самое хрупкое во взаимоотношениях не любовь, а долг и обязательства. Семейные узы перестали быть таковыми и трактуются больше как путы. Они перестали превращать людей в родственников. Вы заметили, что именно они подвергаются основным нападкам под лозунгом «Мне жалко тратить на это свою жизнь!». «И не нужно!» – одобряюще поддакивают представители новой философии. Зачем вам муж-неудачник? Зачем вам растолстевшая депрессивная сорокалетняя тетка? Там, где раньше мы ставили «плюс» за верность, преданность и прочие женские добродетели, теперь красуется жирный психологический «минус» – что же это ты совсем в нем растворилась? Как же это можно пожертвовать собой, своей жизнью для семьи? У тебя должна быть своя жизнь! В общем, душевную близость как-то совсем уже заменили генитальной. А некоторые и отменили вовсе. И все это – на фоне массовой утраты способности к душевной связи, привязанности, которая теперь трактуется исключительно как зависимость. Кто из нас сегодня посмеет заявить: «Да, я без этого человека жить не могу!» – так, чтобы это не выглядело надуто и театрально?

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!