События Дом

Гаваи могли быть русскими


Среди всех мест, которые у России был шанс присоединить к своим владениям, самыми экзотическими были, без сомнения, Гавайские острова. 

Открытые Джеймсом Куком в 1778 году, Гавайи были известны русским мореплавателям с 1804 года, когда архипелаг посетила кругосветная экспедиция И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского на кораблях «Надежда» и «Нева». В 1815 году у берегов острова Кауаи (на картинке) потерпел крушение русский корабль «Беринг», находившийся там для покупки продовольствия. Выброшенный на берег корабль с грузом, который оценивался в 100 тысяч рублей, был захвачен королем острова Каумуалии. Чтобы вернуть корабль и товары глава Русско–Американской компании А. А. Баранов отправил на Гавайи вооруженную экспедицию на корабле «Открытие», параллельно на архипелаг был отправлен со специальной миссией барон Георг Антон Шеффер.

Об этом персонаже стоит сказать особо. Родившийся в Мюннерштадте, Шеффер изучал фармакологию в Мюнхене, в Вюрцбурге стал врачом, в 1808 переехал в Россию, изучал ботанику и минералы, но по натуре своей был авантюристом. Первым делом Шеффер прибыл на Оаху и подружился с королем Камеамеа, стал врачом его семьи, и, по его собственным словам, даже вылечил королеву Каауману от жестокой лихорадки. Однако после того, как на острова прибыли русские корабли, отношения между Шеффером и королем расстроились, разговоры о торговых отношениях и фактории прекратились. Видя, что тут больше делать нечего, Шеффер в мае 1816 года отправился на Кауаи (русские называли его Атувай), вызволять «Беринг».

Когда Шеффер прибыл на Атувай, произошло нечто удивительное: король Каумуалии, вассал Камеамеа, объявил, что не только готов вернуть захваченный корабль и заключить договор с Русско–Американской компанией, но и смиренно просил «Его величество государя императора Александра Павловича… принять его помянутые острова под свое покровительство» и обещал навсегда быть верным «российскому скипетру». Но Каумуалии рассчитывал с помощью русских не только обрести независимость от Камеамеа. В июле он заключил с Шеффером тайный трактат о завоевании всех Гавайских островов в обмен на торговую монополию. Заключив договор, Шеффер отправил копии соглашений в Ново–Архангельск и Санкт–Петербург, а сам, не дожидаясь ответа, стал устраиваться на острове: «в продолжении 14 месяцев выстроил на Атувае с помощью данных от короля островитян в Вегмейской долине несколько домиков для фактории и завел сады, а для магазина король дал каменное строение; по его же приказанию старшины провинции, в которой гавань Ганнарей, торжественно сдали оную Шефферу с населяющими оную 30 семействами. Он осмотрел сию гавань, реку Вагмею, озера и все местоположение, заложил на трех возвышенностях крепости, назвав одну Александровской, другую Елизаветинской и третью именем Барклая, а долину Ганнарейскую по желанию короля наименовал по своему имени Шефферовой… К строению оных крепостей король давал своих людей. Сия провинция изобильна малыми речками, богатыми рыбами, поля, горы и вообще местоположение пленительное, почва же земли благонадежнейшая к насаждению винограда, хлопчатой бумаги, сахарного тростника, которых он несколько и насадил, заводя сады и огороды для многих нежных плодов. Урожай оных удостоверил Шеффера о великой пользе, которую сие место и вообще все острова приносить могут России, и даже вычислил интерес из того урожая, который он видел от своего насаждения».

Излишняя поспешность сыграла не на руку предприимчивому немцу. Сперва из Ново–Архангельска пришел ответ, запрещающий Шефферу заключать сделки с королем Каумуалии и лишивший его военной поддержки. Затем недовольные американцы при поддержке короля Камеамеа стали вытеснять Шеффера с островов, построили собственную факторию на Кауаи и стали скупать земли, плантации и товары, обещанные русским. Кроме того, они стали угрожать королю Каумуалии, что, если он не сгонит русских с Кауаи, «то придут к оному 5 американских судов и убьют как его, так и индейцев». Все американцы на русской службе оставили Шеффера, сопротивляться было бессмысленно, и в июне 1817 года на двух судах Шеффер и оставшиеся русские отплыли с Кауаи на Оаху.

В августе 1817 года, когда авантюра Шеффера уже завершилась крахом, Санкт–Петербурга, наконец, достигли его победные реляции. Однако российское правительство в лице императора Александра I и министра иностранных дел Нессельроде, после долгих обсуждений, отклонило предложение гавайского короля о подданстве: «Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами». Расчет Александра I был в том, чтобы не провоцировать Великобританию на захват распадающихся испанских колоний и не ссориться с американцами, проявлявшими большой интерес к этому региону.

Российско–американская компания, получив убытков на 200 000 рублей, уволило Шеффера, который подался в Петербург и постарался убедить правительство в выгодности захвата Гавайских островов. Однако ни он, ни русский консул в Маниле П. Добелл, побывавший на Гавайях в 1819–1820 годах и заручившийся поддержкой сына умершего Камеамеа, Камеамеа II, не смогли склонить государя принять их точку зрения. В дальнейшем русские моряки прибывали на Гавайях лишь для пополнения продовольствия. О. Е. Коцебу, посетивший архипелаг во время проделок Шеффера, и вновь приехавший туда в 1824–1825 гг. писал, что островитяне принимали русских мореходов «предпочтительно перед всеми жившими здесь европейцами, везде и все нас ласкали. И мы не имели ни малейшей причины быть недовольными».

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!