События Дом

Эго—центр нашего сознания

В Интернете и околопсихологической литературе популярна идея об отказе от эго или его убийстве для самосовершенствования. При этом мало кто обращает внимание на «вшитое» дополнение к ней: у нас внутри есть нечто иерархически высшее, чем эго. Оно-то и сражается против эго, со временем побеждая его. Кто же этот самый ты, который должен убить эго?

В ЛАБИРИНТЕ ГРАНИЦ

Формальных определений эго существует примерно столько же, сколько психологических школ. Но если говорить на интуитивно понятном уровне, то эго – это командный центр внутри нас, который принимает решения и управляет нашим поведением. Именно его мы и имеем в виду, когда говорим «я». По мнению известного философа Кена Уилбера, каждый раз, когда мы произносим или думаем «я», мы проводим границу, отделяющую то, что мы считаем собой, от всего остального.

Фокус в том, что мы делаем это по-разному в зависимости от контекста. Самый очевидный способ – проводить границу по поверхности нашей кожи. Все, что внутри, – это «я», все, что снаружи, – «не-я». Именно так мы думаем, когда говорим «я сижу на стуле» или «у меня сломалась машина». Но, говоря «у меня болит нога», мы создаем вторую границу внутри первой. Между этими двумя границами остаются «мои мысли», «мои желания», «мое тело» и много чего еще. А вот то, что находится внутри второй границы, и есть эго. Именно его мы имеем в виду под «я», произнося «я с этим не согласен». Продолжая эту логику, можно предположить, что, говоря «мое эго», мы проводим третью границу внутри второй. За этой границей и находится «истинное “я”», которое совершает «отказ от эго». Но тут есть проблема. Управляющему центру психики желательно все-таки быть цельным. Когда мы отсекаем от него некоторые части и объявляем их «не-собой», то своей управляющей функции они не теряют. По Юнгу, эти отторгнутые осколки эго составляют Тень, действующую параллельно и обычно против основной части эго. Юнг утверждал, что на определенном этапе развития эти осколки необходимо себе вернуть, объединить с основной частью эго. Так что духовное развитие связано не с проведением дополнительных границ, а наоборот – с их стиранием.

ЭГО В ИНТЕРЬЕРЕ

Юнг определял сознание как совокупность элементов психики, которые доступны для эго (а бессознательное, соответственно, – тех, которые не доступны). То есть если сознание – это комната, то эго – ее обитатель. Комната не делает ничего сама, но то, как она организована, в значительной мере определяет, что и как в ней происходит. Если ваша комната хаотично заставлена всяким старьем, то ничего нового туда не поместишь; если в ней много пыли и старых тряпок, то, вероятно, заведутся мыши, а если на окнах нет сеток, то обитателя этой комнаты будут постоянно донимать насекомые…

Нам может казаться, что сознание делает что-то, но собственной активности тут не больше, чем в подлокотнике дивана, о который вы постоянно ударяете коленку. Пространство не нападает на вас, оно всего лишь организовано так, что вам неудобно и мучительно в нем жить. И конечно, обустройство этого помещения не может не влиять на обитателя. В просторной комнате ума буддистского монаха эго расслабленно дремлет на циновке, открывая один глаз лишь по необходимости.

Но пробовали ли вы когда-нибудь работать в тесной комнатушке, заставленной всяким хламом, на маленьком свободном клочке заваленного вещами стола, напряженно стараясь уместиться на отведенном пространстве и еще постоянно контролируя, как бы не задеть что-то локтем? Помните ощущение напряжения и сжатия во всем теле, а в особенности в шее и плечах? Это напряжение Франц Александер, основатель одного из первых методов телесно-ориентированной психотерапии, называл «первичным контролем» – главным рефлексом, контролирующим все другие рефлексы. То есть то же «эго» в определенном смысле. Эго можно сравнить с главным менеджером организации. В эффективной организации все текущие процессы налажены, мелкие проблемы решаются на местах, а главного менеджера никто не видит, потому что он большую часть времени занят долгосрочным планированием и поиском перспектив. Такой менеджер отлично понимает, что работа делается благодаря специалистам, а он тут – чтобы помогать им по мере своих скромных сил.

Помнится, Стивен Кови рассказывал про главного менеджера организации, который приезжал к руководителям филиалов и вместо того, чтобы требовать у них отчет, спрашивал: «Что я могу сделать? Для решения какой задачи здесь мой опыт пригодится больше всего?» Со стороны даже может показаться, что он вроде бы бездельничает, и даже не всегда понятно, есть он на рабочем месте или нет.

В славянско-бардачной организации из тех, за которыми не надо далеко ходить, менеджер все время бегает по местам: одному шнурки завяжет, другому нос вытрет. Такой менеджер не только пашет по шестнадцать часов в день как ломовая лошадь, но и считает, что он важнее всех в компании, потому что без него все вообще развалится. И тут он, конечно же, прав. Если мы в такой ситуации начинаем «бороться с эго» и связывать менеджеру руки, то с большой вероятностью через пару недель всей конторой вылетим в трубу. То бишь в какой-нибудь кризис или нервный срыв.

Наше “я” – это вовсе не образ или представление, обитающее где-то в недрах мозга, а весьма реальный, живущий и пульсирующий организм. Чтобы познать самих себя, мы должны ощущать свое тело. Потеря чувствительности в любой части тела означает потерю какой-то частицы самого себя… Это не означает, что человек должен отказаться от своего эго или принести его в жертву. Это означает лишь то, что эго осознает и принимает свою подчиненную роль в качестве органа сознания, но не в качестве полновластного хозяина тела.

Александр Лоуэн, один из создателей телесно-ориентированной психотерапии Вся эта буйная эго-активность в виде непрекращающегося внутреннего диалога, мнительности, перфекционизма, прокрастинации 1, самооправданий, самопорицаний и прочих душевных метаний – не проблема. Истинная проблема одна – бардак в голове. Эго всего лишь пытается хоть как-то организовать захламленное пространство и пораспугивать тараканов с рабочей поверхности. А тот факт, что ему приходится заниматься этим почти круглые сутки, большой чести вашей комнате не делает.

1 Прокрастинация – склонность к постоянному «откладыванию на потом» неприятных мыслей и дел. Было бы у него поменьше задач, оно бы не съедало столько «процессорного времени». Если бы у вас были простроены границы и организована защита от информационного гнета, то каждое второе рекламное изображение не отражалось бы на вашей беззащитной психике дополнительным аффективным «хочу». Если бы меньше незавершенных начинаний было подвешено к потолку вашей комнаты эффектом Зейгарник 2, то больше было бы пространства и энергии для новых дел. А выстроенная система приоритетов и целей позволяла бы гораздо проще каждый раз решать вопрос «чем заняться прямо сейчас». Если б не валялись по углам замшелые интроекты про то, что ты – это лишь сумма оценок, которые тебе дали другие, а значит, надо стараться всем нравиться, то не приходилось бы тратить столько времени, конструируя сценарии будущего и рассматривая себя в них чужими разными глазами. И так далее…

2 Эффект Зейгарник – психологический эффект, заключающийся в том, что человек лучше запоминает прерванные занятия, чем завершенные.

БЕЗ ЛИШНИХ ДВИЖЕНИЙ

И вот я свел все к уборке в голове, то есть к психотерапии. А чего вы еще от психолога ждали? В процессе этой уборки стирается множество границ.

Во-первых, между субличностями. А значит, теперь вы можете получить доступ к любому из ваших психологических ресурсов, когда вам угодно, а не только в определенных «запускающих» субличность ситуациях.

Во-вторых, между признаваемыми частями эго и вытесненными в Тень недостатками.

В-третьих, между полярными черно-белыми мнениями появляется целая куча полутонов и так далее. Эго становится более сильным и цельным, но при этом делает меньше «лишних движений», а граница его становится, скажем, значительно менее «угловатой» в том смысле, что теперь его гораздо сложнее «задеть». В то время как сражения обычного человека – с эго других людей, величайшей битвой мудрых будут битвы с их собственными эго. Тогда как в первом случае победа обычного человека только временна, победа мудрых над собственным эго непреходяща.

Инаят Хан Хидаят, индийский суфий, философ и музыкант Духовные учителя Востока и Запада утверждают, что в конце концов (на «высших уровнях развития сознания») исчезают все границы и человек переживает состояние единства с Вселенной. Традиционная психология не заглядывает так далеко, да и вам тоже не обязательно. Что же касается ближайших горизонтов, то вот как Кен Уилбер описывает первый постэгоический уровень: «это объединение разума, тела и эмоций в единство более высокого порядка, более глубокую целостность… когда вы впервые можете наделить свой разум плотью, а плоть разумом». Судя по описанию – достаточно классная штука, не как ступень к чему-то высшему, а просто сама по себе. Надеюсь, там и встретимся. 

Источник: psyh.ru

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!