События Дом

Премия «Просветитель» — главные русскоязычные нон-фикшн книги года

Премия «Просветитель»: *главные русскоязычные нон-фикшн книги года*

© Vincent Fournier

Гуманитарные науки

Ольга Вайнштейн. «Денди: мода, литература, стиль жизни»

Единственная в списке книга, которая давно уже нам знакома, — последним, в 2012 году, выходило уже третье ее издание. Ольга Вайнштейн давно занимается историей костюма, теорией моды и семиотикой отвратительного и прекрасного — именно она, например, собрала для того же НЛО солидный двухтомник «Ароматы и запахи в культуре». Книга про денди, хоть и рассказывает о весьма легкомысленных вещах (тут есть, например, пассаж о том, как во время дождя, сидя в клубе, денди делают ставки по три тысячи лир на то, какая капля первой стечет по стеклу), получилась крайне серьезная. Она, конечно, не про стиль, а про кодекс поведения. По сути, это рассказ о том, что причуда не всегда признак чудачества, что модные жилетки и безупречные костюмы были придуманы первыми модниками, чтобы упорядочить и удержать разваливающийся прямо у них на глазах мир. «Виртуозное хамелеонство» дендизма: носки на полтона темнее костюма и манжеты рубашки, выглядывающие из рукава пиджака ровно на два сантиметра, могут стать знаком общественного превосходства: «Пока полиция обезвреживала террориста, принц Чарльз, не покидая своего места, хладнокровно поправлял манжеты рубашки». Кроме этого, на страницах книги Ольги Вайнштейн можно найти множество иллюстраций.

Цитата: «Однако денди не просто одевается «постоянно по моде», он во многом ее создает, будучи лидером моды. Его манеры подчинены особому кодексу поведения, его костюмы — лишь часть общей продуманной системы. И в этом его отличие от бесчисленных подражателей — это предельно структурная личность, светский лев, сноб, держащий дистанцию: каждое его движение — знак артистического превосходства».

 

Павел Полян. «Свитки из пепла. Еврейская «зондеркоммандо» в Аушвице-Биркенау и ее летописцы»

«Зондеркоммандо» — автор специально называет их именно так, с двойным «м», чтобы читатель не путал их с собственно нацистами — это рабочие бригады, которые в Освенциме отбирали из заключенных в лагере евреев и заставляли участвовать в уничтожениях. Им доставалось самое страшное: отводить людей в газовые камеры, убирать пепел, собирать золотые зубы и женские волосы. В лагере все было продумано так, чтобы оградить своих от грязи смерти. Шансом выжить такая работа не была — из двух тысяч спаслось чуть более ста человек. Но те, кто был отобран в «зондеркоммандо», считали своим долгом сохранить и передать следующим поколениям память о пережитом. Они вели маленькие дневники, которые после написания сжигали неподалеку от лагеря. Девять из этих рукописей, которые удалось обнаружить, составляют основу этой книги. Кроме них: хроника, документы и, собственно, история «зондеркоммандо», организованное ими восстание 6 октября 1944 года и большой разговор о том, почему об этих людях так старательно забыли и можно ли, вопреки их страшной работе, считать их героями: «Спрашивается: а возможно ли вообще сохранить в лагере жертвенную «невинность»? Каждый из правого ряда на рампе виноват уже тем, что не оказался в левом, ибо только эти жертвы — чистейшие из чистейших. Все остальные, если дожили до освобождения, наверняка совершили какое-нибудь «грехопадение». Выжил значит пособничал, выжил — значит, виноват».

Цитата: «Дорогой находчик, ищите везде. На каждом клочке площади. Лежат там (закопаны) десятки моих и других документов, которые бросят свет на все, что здесь происходило и случилось. Также зубов здесь много закопано. Это мы, рабочие команды, нарочно рассыпали, сколько только можно было, по площади, чтобы мир нашел живые следы миллионов убитых».

 

Аделаида Сванидзе. «Викинги. Люди саги: жизнь и нравы»

Книга столь же объемная, сколь и количество материала, которое пришлось перекопать автору, профессору истфака МГУ, научному руководителю отдела западноевропейского Средневековья и раннего Нового времени в Институте всеобщей истории РАН. В отличие от многих исследователей, занимавшихся викингами, Аделаида Сванидзе интересуется не столько их зарубежными походами, сколько их укладом и бытом, которые, за неимением более документальных источников, воссоздает по устным сагам. Это из тех трудов, на которые тратится вся жизнь, а подобные работы не часто встретишь. При том что Аделаида Анатольевна вполне себе представляет, что книгу ее скорее всего будут читать не столько историки, сколько увлеченные викингами любители, и сама книга кажется идеальным материалом для исторических реконструкций: тяжеловесность стиля компенсируется исчерпывающей конкретикой деталей.

Цитата: «Посвятив свою жизнь изучению истории средневекового общества, организации жизни людей, я имела возможность убедиться в том, что прошлое не отпускает ни человека, ни человечество. Властно вторгаясь в текущую жизнь, оно удивляет настоящее странными, казалось бы, повторами давно пережитого. Именно из этих постоянных повторов, из удивительно сходных ситуаций, институтов, взлетов и падений отдельных людей, племен, народов и империй, родилось, видимо, расхожее изречение: «Уроки истории ничему не учат…» Осмелюсь утверждать, что это неверно».

 

Сергей Яров. «Повседневная жизнь блокадного Ленинграда»

Небольшая, но важная книга прерывает еще один (в данном списке — после «зондеркоммандо» Освенцима) заговор молчания, когда понемногу начинаются разговоры о том, что на самом деле происходило в осажденном Ленинграде. Книга Ярова основана на свидетельствах и дневниках очевидцев, к которым прилагаются фотографии из хроники. Но документальность отнюдь не делает ее чтением менее страшным, скорее наоборот. И она не помогает автору оставаться в стороне, напротив, он постоянно сочувственно и страстно присутствует в тексте, с самого предисловия напоминая, что его книга, в отличие от других книг той же серии, это не энциклопедия жизни, а рассказ «о бедах и страданиях людей», история подвига, «фреска мученичества» и люди, вопреки всему оставшиеся людьми.

Цитата: «Вот этот город — беспомощный против обстрелов и налетов, искалеченный и израненный, но и руинами очерчивающий свои границы, которые никто не смог переступить. Вот эти люди — опухшие, шатающиеся, выискивающие крошки хлеба, мучимые голодом и холодом, разучившиеся плакать — но оставшиеся людьми».

Естественные науки

Геннадий Горелик. «Кто изобрел современную физику? От маятника Галилея до квантовой гравитации»

Очень популярный — с анекдотами — рассказ о том, как физика выпрыгнула из штанов Архимеда и допрыгнула до квантовой теории. Она, по сути, больше всего порадует увлеченных старшеклассников, но простой и ясный слог делает ее чтением, от которого невозможно оторваться. То есть можно вообще ничего не понимать в физике, а Горелика поймешь. По сути, это не список открытий, а рассказ об открывателях, где каждая новая теория становится одновременно success story очередного ученого. Особенно яркие главы здесь про Сахарова и Ландау, что неудивительно, ведь про каждого из этих ученых Геннадий Горелик уже написал по отдельной книге.

Цитата: «Другой способ изучать свободное падение родился у Галилея в церкви, но не в связи с грехопадением Евы. Во время церковной службы, глядя поверх священника, он обнаружил удивительное явление. Вверху висела люстра и раскачивалась — по воле сквозняка — то сильнее, то слабее. Галилей сравнил длительность отдельных качаний, измеряя время ударами собственного пульса, и обнаружил, что большое колебание люстры длится столько же, сколько малое».

Сергей Ижевский, Андрей Лобанов, Александр Соснин. «Жизнь замечательных жуков»

Обаятельная книга, написанная группой биологов-энтузиастов, выдает себя уже с первой фразы — «Нам трудно себе представить, что многие горожане прожили жизнь, не увидев ни одного жука». Кажется, и в шорт-лист она попала прежде всего за страстность изложения. Председатель жюри, президент Политехнического музея Борис Салтыков, на объявлении шорт-листа признался, что сам бы заменил ее на труд Бориса Горобеца «Ядерный реванш Советского Союза: об истории атомного проекта СССР». А зря — ведь именно страстность и должна быть основой просветительства. И то, что на эту столь тщательно продуманную и собранную книгу с красивыми иллюстрациями (рисованные таблицы жуков, кажется, способны очаровать даже инсектофоба), с фантастическими макрофотографиями не нашлось издателя и авторам пришлось выпускать ее за свой счет — это вообще-то позор. Так что внимание премий должно стать авторам достаточным утешением. Нельзя не добавить, впрочем, что заслуживает она, прежде всего, совсем другого внимания — такие книги просто созданы, чтобы сводить школьников с ума.

Цитата: «Но ничто не дается даром: за экономичный полет жуки расплачиваются медленным взлетом: им нужно время на установку надкрылий в рабочее положение и расправление перепончатых крыльев, которые в покое сложены у них в несколько раз. Однако нет правил без исключений. Бронзовки и некоторые навозники приспособились вовсе не поднимать надкрылья — они выпускают крылья в специальные боковые щели в надкрыльях. Это дает им преимущество быстрого взлета и более маневренного полета. Подъемную силу образуют здесь не надкрылья, а все выпуклое тело жука. Наконец, есть жуки, которые научились взлетать молниеносно. У скакунов и некоторых златок (особенно если они хорошо разогреты на солнце) скорость взлета не хуже, чем у мух, и поймать их рукой очень трудно».

Ася Казанцева. «Кто бы мог подумать? Как мозг заставляет нас делать глупости»

Книг про то, как устроен мозг, выходит в последнее время какое-то невероятное количество, эта единственная — русская. И одна из немногих написанная не слегка покопавшимся в теме журналистом, а специалистом-биологом. Ася Казанцева вообще знатный популяризатор науки: ведет программы на ТВ, пишет статьи как в глянец, так и для научных изданий. Есть, впрочем, еще одно важное отличие ее книги от большинства переводных — те объясняют читателю «правила мозга», чтобы тот добился успеха, а Казанцева все больше пишет про мир эмоций: зависимости, депрессии и, конечно, секс. Написано все это упоительно — чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать отрывок из книги.

Цитата: «Если вам кажется, что ваш муж недостаточно вас любит, то вы вполне можете успокаивать себя тем, что он, возможно, мутант и не способен к любви в принципе — как полигамная полевка».

Борис Штерн. «Прорыв за край мира»

При всем уважении к остальным номинантам, пожалуй, самая главная книга списка. Доктор математических наук, ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН и главный редактор газеты «Троицкий вариант — Наука» Борис Штерн рассказывает о теории инфляции, перевернувшей наши представления о современной космологии, перемежая разговор интервью с соотечественниками, которые приняли не последнее участие в создании этой теории. «Мы живем в эпоху космологических открытий!» — то и дело повторяют он и его оппоненты, но это, увы, вовсе не значит, что каждый человек на земле точно так же, как «Земля круглая», уверен в том, что и он, и мы все произошли от квантовых флуктуаций. То есть перед нами рассказ о том, что каждый приличный человек должен знать о космосе и о Вселенной. Здесь находится место и для формул, и для фантастических (на самом деле — не совсем) допущений: например, что подо льдом второго спутника Юпитера, Европы, живут разумные существа, европиане — ведь законам термодинамики это не противоречит. Как они выглядят, на что они способны, каковы их представления о Вселенной? И насколько наши представления о Вселенной богаче и глубже?

Цитата: «Напомним, Большой взрыв давно стал такой же очевидностью, как шарообразность Земли. Однако теория Большого взрыва имела одну очень смутную сторону: начальные условия. Они привели к удивительной однородности в причинно не связанных областях, к гигантским размерам, «плоской» геометрии и обеспечили громадное содержимое. Начальные условия выступили тем ковром, под который приходилось заметать основные проблемы космологии. Причем казалось, что вопрос о начальных условиях будет в терминах науки решен не скоро, что это скорее вопрос для философов или, прости господи, теологов. Оказалось, что этот проклятый вопрос решается той же силой природы, что придала Земле шарообразную форму, — гравитацией. Только не в ее тяготеющей ипостаси, а в отталкивающей. Это был, конечно, прорыв».

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!