События Дом

Ты же йог! или где начинается безумие

йога

Пять условий для одинокой птицы
Первое — до высшей точки она долетает;
Второе — по компании она не страдает, даже таких же птиц, как она;
Третье — клюв ее направлен в небо;
Четвертое — нет у нее окраски определенной;
Пятое — поет она очень тихо.

Сан Хуан де ля Крус
«Разговоры о свете и любви»

Карлос Кастанеда «Сказки о силе»

Начну я с ворчания, пожалуй.
Понятие «Йога» уже много лет, как перестало быть чем-то загадочным и таинственным, доступной лишь узкому кругу «посвященных» в эзотерическое знание. Напротив, йога и практика йоги стали явлением социальным, прочно войдя в повседневную жизнь многих людей как занимающихся самосовершенствованием, так и ведущих здоровый образ жизни или просто отдающих свою дань моде.

И как в любом общественном явлении нашего времени появилось немало рассуждений на тему — а каким же должен быть йог? Главное, что меня смущает в самой постановке вопроса — это слово должен. Очень хочется спросить: а кому я должен? Когда я успел что-то задолжать? Вроде ни у кого и ничего не занимал и не одалживал, просто когда-то стал практиковать очень специфическую гимнастику для поддержания здоровья и общей физической формы. Практиковал так несколько лет и вдруг, в один прекрасный день, кто-то мне заявляет: ну ты же йог, тогда почему ты себя так ведешь? Проявляешь эмоции, или почему ты ешь мясо, да ещё и пиво потребляешь? Ну, пиво — это ладно, мы его тоже иногда пьем, а вот мясо — это же нельзя, это делает нас агрессивными, уподобляет животным, загрязняет энергетические каналы, ухудшает гибкость и все такое, да вообще в текстах по йоге это запрещено и все йоги только вегетарианцы, а ещё лучше сыроеды. И карму это портит. А как же сострадание ко всему живому? И эмоции плохие проявлять нельзя, а еще лучше не испытывать. Нельзя злиться, обижаться, завидовать и прочее. Должен быть абсолютно спокойным и бесстрастным или всегда улыбаться, быть со всеми нежным и ласковым, благодушным и обязательно умиляться от всего. Вот так!
Почему-то никому в голову не приходит перестать испытывать физическую боль, и вообще физические ощущения, а вот эмоциональную сферу йог должен кастрировать. Он должен быть таким, каким его хотят видеть окружающие, просто обязан соответствовать их представлениям и ожиданиям, а то они его осудят, перестанут с ним общаться и лишат высокого звания йога. Вот такая складывается ситуация. Выходит, что делал я все это не для себя, а для других. Для тех других, которые начитавшись различных книжек и наслушавшись духовных учителей, вдруг взяли на себя право судить меня за мой образ жизни. Но мой образ жизни всегда был таким, и никому не было до него дела, пока я не расстелил коврик и не начал на нем заворачиваться в разнообразные узлы. Оказалось, что из-за этого коврика и парочки сложных упражнений я стал объектом пристального внимания радикальных сторонников йоги и здорового образа жизни. А еще имел наглость закончить курсы преподавателей йоги и стал вести групповые занятия! Ведь тягай я штангу, дергайся на турнике, бегай кроссы или просто занимайся спортивной гимнастикой — никому бы и дела не было до моего меню и поведения в социуме. А тут как же — коврик постелил, ножки скрестил, значит — йог! Значит, ешь только то, что укажут, веди себя как положено и не смей возражать. А то, что я имею высшее образование в области медицины, и, соответственно, знания по физиологии, биохимии и гигиене питания, никого не интересует, да и вообще все это лажа, и горе-врачи ничего толком не знают. И никаких заболеваний от неправильного питания нет, и незаменимые аминокислоты фигня, и в организме они у нас все равно вырабатываются, несмотря на то, что незаменимые. Да и мнения у меня на сей счет быть не может, вернее, может, но оно должно быть таким же как в «древней духовной традиции». Короче, должен быть как все, а если все же выделяешься, то на тебя в лучшем случае посмотрят с сожалением, как на заблудшую овечку, которую ты, кстати, сволочь такая, имеешь наглость потреблять в пищу. Никакого вывода из сказанного я сделать не могу, да и собственно говоря, не пытаюсь. Мне ясно одно, что моя жизнь — это не теорема по геометрии, и доказывать кому-то что-либо я не обязан, а уж тем более отчитываться.
И очень прошу вас, не забудьте, что я психиатр. Может, вам просто страшно?
Фанатизм есть признак подавленного сомнения. Если человек действительно убежден в своей правоте, он абсолютно спокоен и может обсуждать противоположную точку зрения без тени негодования. /К.Г. Юнг, «Тэвистокские лекции»/

Но вся эта история только начинается.
Моя йогическая практика прошла через несколько стадий, одной из которых было разочарование. Разочарование в том, что я делаю. Случилось это как-то внезапно и вдруг, но я отлично сознаю, что истинные причины произошедшего копились уже очень и очень давно. Этому предшествовали и частые размышления о том, каким образом некая телесная гимнастика может сделать человека лучше в моральном отношении и в духовном плане? Первые мои выводы, оказались неутешительными:
«а никаким…». Просто «…никак она не влияет на сознание. Через неё можно тренировать и улучшать когнитивные процессы, но не нравственное или социальное поведение».
Но дальнейшие исследования показали, что я ошибался. Ошибался в принципе, но не в частностях. Мною не был учтен простой человеческий фактор. Известно, что любая, даже самая изощренная практика в неумелых руках может вместо пользы приносить только вред. В тибетских текстах по ати-йоге упоминается такой класс учеников, которые сравниваются с «грязным сосудом». Если в такой сосуд наливают чистую воду, то она неминуемо портится. Именно люди, сознание которых омрачено неразрешенными внутренними конфликтами и противоречиями, искажают суть получаемых ими знаний. Практика йоги им не приносит облегчения, но лишь усугубляет уже имеющиеся проблемы.
Но, тем не менее, очевидным является и тот факт, что многие социально адаптированные люди получали от практики йоги неоспоримую пользу. Так каков же сам механизм воздействия практики на человеческое существо? Хороший ответ, на мой взгляд, дал один из лучших специалистов по хатха-йоге Андрей Сидерский. В качестве примера позволю себе процитировать один из его текстов:
«Много лет количественные накопления понимания время от времени приводили к качественным изменениям подхода. В итоге накопилось некое количество качественных скачков… Переход количества качества в принципиально новое качество? Гм… Диалектика-с… Со всеми вытекающими преимуществами…
Но самое интересное не это… А то, что все действительно эффективное настолько просто и очевидно, и настолько явно лежит на поверхности, что не удивительно, почему до сих пор кое-какие практические аспекты оставались незамеченным… Причем, хорошо бы, если бы только мною…
Оказывается… ВНИМАНИЕ — дальше следует ОТКРОВЕНИЕ!!!!
Вот оно: в буквальном смысле ФИЗИЧЕСКИ воздействуя путем выполнения гимнастических форм на механизмы нейро-эндокринной регуляции в своем теле, оказывается, Вы можете достаточно легко научить свое сознание управлять любыми уровнями Вашего человеческого функционала — от органики до самых тонких абстракций… Ибо…
«… такова хатха-йога, ложащаяся ступенями под ноги каждого, кто устремлен к вершинам раджа-йоги». Если по-современному:
«такова физкультура, практика которой развивает способность полностью осознавать себя и контролировать поведение ума».
Вы удивитесь и скажете: «Так это же очевидно! И известно уже тысячи лет…» Вот и я о том же…»
Но давайте вернемся к прерванному рассказу о неучтенном человеческом факторе.
За годы практики в сочетании с обычной повседневной жизнью, со всеми её бытовыми и социальными проблемами, постигшее меня разочарование в практике, относилось к так называемой «йоге зримой», т.е. к тому продукту «социального супермаркета», который торгует «просветлением». Но это ни в коей мере не относится к изначальной йоге (йоге незримой), которая является процессом глубинной интеграции нашей психики. И если быть абсолютно честным перед самим собой, то истинная причина моего разочарования была не в йоге, а в людях, которые её практикуют (или считается, что практикуют).

Будучи хорошо знакомым с этой прослойкой российских саньясинов, и не только с ней, я встречал очень многих людей из самых разных направлений и традиций, видел, как они проявляют себя в социуме, в личной жизни, на различных тренингах и семинарах, познакомился с их суждениями и взглядами на жизнь. Некоторые из них произвели на меня весьма сильное впечатление, от кого-то я смог научиться полезным для себя навыкам. Но и у меня есть хороший опыт самоисследования, и поэтому мне есть с чем сравнивать.
Я убедился, что немалое количество практикующих «йогу зримую», на самом деле, на много сильнее страдают от глубоких внутренних проблем, чем те, кто вообще никогда никакими практиками не занимался, и ни о какой духовности даже не задумывался, а просто жил своей обычной человеческой жизнью. Более того, у этих самых «йогов» порой даже характер становился ещё хуже, чем был до практики. У них начинали обостряться вплоть до патологии те черты личности, которые делали их менее адаптированными в социуме.

Казалось бы, такое направление как йога, будучи по своей сути призванной примирить человека со своими внутренними противоречиями, снять с него ограничения различного рода и толка, вдруг приводит к прямо противоположным результатам. Как же возник обратный эффект? При дальнейшем внимательном анализе, я констатировал тот факт, что эти пара-йоги (буду называть их так) почти все без исключения в большей или меньшей степени страдают различного рода личностными расстройствами, вплоть до психопатоподобных изменений.
И я стал наблюдать.

Как известно ещё с трудов П.Б. Ганнушкина, ведущим признаком психопатии является социальная дезадаптация. В некоторых, более легких случаях, я отметил у пара-йогов ярко выраженные акцентуации личности, которые в процессе практики начинали обостряться. Но основная беда заключалась в том, что эти самые личностные и характерологические изменения, самими субъектами начинали истолковываться как признаки успешной практики и их «духовной продвинутости». Порой они высказывали идеи о начавшемся процессе «чистки» их сознания, или ещё того хлеще — «тонкого», так называемого, энергетического тела, когда все лишнее и мешающее их духовному продвижению уходит из повседневной жизни. При этом совсем не рассматривался тот факт, что они продолжают жить в современном обществе и пользоваться всеми доступными благами цивилизации. При дальнейшем наблюдении мне удалось выявить ряд характерных признаков, как предрасполагающих к формированию данной психопатологии, так и являющихся следствием её обострения:

1. Обесценивание изначально имеющегося общего уровня образования и тяга к эзотерическим и мистическим знаниям.
2. Идея собственной избранности и исключительности из «серой толпы», с выраженным презрением к последней.
3. Стремление искусственно редуцировать эмоциональную сферу в форме отказа от отрицательных эмоций, или постоянное стремление только к положительным эмоциям, а также попытки остановить внутренний диалог. При этом критичность к безуспешности реализации этих стремлений игнорируется, критичность пропадает. Игра в Гуру, сопровождающаяся психотическим высокомерием.
4. Навязчивое стремление к достижению измененных состояний сознания (ИСС) как к критерию «духовной продвинутости».
5. Принадлежность к какой-либо духовной традиции (обязательно с посвящением).
6. Экспериментирование с психоделическими препаратами во имя идеи.
7. Жесткое соблюдение неких правил, без которых нельзя считать себя йогом, через подавление своих реальных желаний, и принуждение «адептов» к подобным действиям.
8. Фиксированность на некой идее, которая со временем может стать навязчивой или сверхценной. Чаще всего это принцип «ахимса», ненасилие, что проявляется в жестком вегетарианстве (без учета образа жизни и условий среды).
9. Нетерпимость к инакомыслию как своих коллег, так и окружающих, со стремлением обратить в свою «веру» как можно большее число сторонников, что говорит о несамодостаточности.
10. Проецирование своих ожиданий на окружающих и «гуру».
11. Стремление соответствовать некоему идеальному образу.
12. Самооправдание своих недостатков и одновременная жесткая требовательность к другим.
13. Демонстративность (девиантность) поведения — внешними атрибутами показать свою принадлежность к духоному и традиционному.
14. Формирование стойкой картины магического мышления и магической картины мира.
15. Патологическое высокомерие. Так, в социальных сетях можно наткнуться на такие высказывания. Как «трупоеды», «люмпены с пивком», «быдло» и проч. Себя же подобные лица могут называть громкими вычурными кличками — Планета, Солнце, Главный Заведующий Временем и т.п. Хорошо, если это шутка.
16. Нетерпимость к критике, травля несогласных и их унижение.

И снова я хочу процитировать Андрея Сидерского: «Мы нынче столкнулись с ситуацией, которую можно было наблюдать в США еще в начале девяностых. Йогатичерами становились те, кому по жизни не удавалось нигде ничего добиться — недоучки, неудачники и романтически настроенные разгильдяи с высоким уровнем притязаний на собственную исключительность».
Именно завышенная оценка своих способностей, своих талантов и умений, своей мудрости и прозорливости служит ядром, определяющим представителей паранойяльного типа. Отсюда их глубокое убеждение, что все, что они делают, всегда правильно, что думают и говорят — всегда истина, на что претендуют — всегда имеют безусловное право.

Поэтому же они никогда не склонны спрашивать советы, невосприимчивы к самой доброжелательной критике, не поддаются убеждению, не слушают возражений, не склонны к компромиссам, болезненно обидчивы и легко уязвимы. Наталкиваясь на возражения, непризнание, небрежение к себе, они легко озлобляются, винят других в неспособности понять их мудрые замыслы, оценить по достоинству их достижения, превозносить их за «справедливость» и «правду».

Повсюду они видят злой умысел, сговоры своих обидчиков. Становятся скрытными, опасаясь, что любые сведения о них будут использованы против них. Они — «сверхбдительны», всегда настороже, готовы дать решительный отпор. Чужие горести оставляют их равнодушными, но успехи и радости других для них непереносимы, как если бы их отняли у них самих. Они лишены чувства юмора и способны лишь на насмешки, унижающие других. Несвойственны им и сопереживание, и нежность, и романтическая любовь. У них не бывает верных друзей, а лишь приспешники, безропотно признающие их лидерство, оказываются около них. Они умело выискивают возможных сторонников среди людей недалеких и недовольных своим положением и создают хотя и немногочисленную, но всецело поддерживающую их команду. Нередко действуют руками и говорят устами подпавших под их влияние, сами оставаясь в стороне, но четко руководя поступками и высказываниями своих адептов. Последних часто удерживают около себя посулами, обещаниями и намеками на свою близость к высоким властям. В борьбе со своими действительными и мнимыми врагами готовы использовать постыдные методы — анонимные письма, клеветнические доносы, ловкое выпячивание чужих мелких оплошностей, раздувание скандалов, мастерское натравливание одних на других и просто шантаж.

«Успеха в йоге достигнет всякий, кто сумеет одолеть свою лень. И не важно, молод он либо стар, болен, слаб или даже дряхл. Лишь бы практика его была настойчивой. Ибо как без нее преуспеть? От книг проку мало: одним только чтением успеха не достичь. И вырядившись в одежды, какие носят йогины, и всяческие священные предметы на себя навесив — тоже ничего не добьешься. Пустое это все, равно как и досужие разговоры о Единстве, о Знании, о Силе, об иных высоких материях. Лишь в неустанной практике — секрет успеха. Сие истина есть, и сомнений в том не может быть никаких. Асаны, и особые способы дыхания, и прочие техники — такова хатха-йога, которая практикуется до тех пор, пока не явится результат — царственное состояние йоги — Осознание Единства».
«Хатха-Йога-Прадипика»1-66, 1-67, 1-68, 1-69.

Казалось бы, что может быть непонятного? Сказано предельно ясно и точно. Однако жизнь, как обычно, вносит свои коррективы. И люди, живущие в современном социуме и практикующие это древнее учение, как правило, редко полностью понимают суть данных им наставлений. И чем меньше уровень образованности этих людей, тем меньше этого самого понимания. Зато очень много пространных и многословных рассуждений о природе человека, о духовных откровениях и истинах.

Порой ситуация напоминает иллюстрации из психиатрических журналов.
В качестве клинического примера можно рассмотреть curriculum vitae преподавателя одного известного йога-центра Москвы. Среди нескольких десятков похожих друг на друга кратких описаний «своего пути в йогу» оно отнюдь не краткое, а представляет из себя пошаговое и подробное жизнеописание. Притом автор с навязчивой точностью и скрупулезностью, старательно подчеркивает исключительность и уникальность своего жизненного пути и свою же ключевую роль в становлении и популяризации йоги (ни много ни мало) в России и прилегающих территориях.

Из своей биографии автор совершенно исключает тот факт, словно никогда не существовавший, что недавно он активно принадлежал к тем самым «люмпенам с пивком», которые сейчас горят под огнем его оскорблений. Что он демонстирует, помимо сниженной критики к собственной личности? Один из примитивных защитных механизмов — проекцию.

Заслуживают внимания и его многочисленные разоблачающие статьи о нечистых на руку персонажах, которые посмели посягнуть на традиционную йогу, решив создать ассоциацию, призванную объединить и поддерживать йога-клубы и студии различных направлений.
На своей личной страничке в социальной сети он ведет обширную дискуссию, в которой совершенно безапелляционно вмешивается в дела одного из крупнейших в Москве йога-клуба, выражая неадекватный гнев по поводу меню кафе и требуя от владельца немедленных извинений за нарушение йогического этикета, с последующей коррекцией этого самого меню. Притом, по ходу дискуссии, становится видно, как её инициатор пошагово все глубже впадает в состояние аффекта, выражая свою крайнюю нетерпимость и озлобленность ко всем, кто не разделяет его точки зрения. В его случае, декларируемый ранее отказ от негативных эмоций, на практике оказался несостоятельным.

Кроме всего прочего, нашим наблюдаемым создается и публикуется «черный список» преподавателей йоги, которые «имеют наглость» вести занятие по одному ныне очень популярному направлению, не получив для этого «должного» одобрения аж из самой Индии, тогда как он потратил на сие одобрение массу времени и усилий! Выражается ничем не обоснованное требование, что все желающие преподавать это направление должны разделить с ним его участь. А еще лучше — пройти обучение на его «плантациях», весьма дорогостоящее, конечно. Хотя в действиях указанных в «черном списке» личностей, с юридической точки зрения нет ничего предосудительного. Более того, стоит сказать, что некоторые из них практикуют данное направление гораздо дольше, чем сам автор «черного списка».

Любопытно отметить, что подобного рода разоблачающие статьи и дискуссии имеют сезонный характер, то есть наиболее ярко проявляются в осенне-весенние периоды.
Автору нельзя отказать в умении анализировать сложившиеся ситуации, однако, обращает на себя внимание тот факт, что когда его «коллеги по цеху» стремятся объединиться; придерживаться принципа невмешательства в дела других; пытаются учитывать текущую ситуацию в стране, и в соответствии с этим адаптироваться к новым условиям, описываемый нами персонаж объявляет всем новый крестовый поход, и начинает бороться за соблюдение чистоты традиции, а по сути, призывает всех к принятию его собственных взглядов на вещи.
Атаке подвергаются не только те, кто должен бы быть коллегами. Под прицельный огонь оскорблений, анонимных, условно анонимных, конечно, писем попадают и те, кто помнил «Великого Гуру» другим, таким, кого он сейчас оплевывает и считает людскими отбросами, даже не стесняясь призывать к уничтожению. Нет желания перечислять все эпитеты, которыми он награждает «не желающих расти над собой» — внутренняя этика не позволяет воспроизводить здесь грязную ругань, которая возникает и в социальной сети, и в частных письмах.
Как психиатру, мне понятно, что за этим экстремизмом стоит желание уничтожить свое прошлое, отречься от себя самого — очень характерное поведение для психически нестабильных людей. Нет места ни состраданию, ни принятию, ни даже допущению, что жизнь вовсе не собирается вытягиваться по стойке «смирно» по его повелению. И люди, которые помнят его другим, не обязаны аплодировать его «подвигу» в самосовершенствовании.
Как известно, история уже знала попытки создать новую чистую расу. И уж никак понятие «духовность» не сочетается с ненавистью к людям, с яростной нетерпимостью к их несовершенству.
Заслуживает внимания и внешний облик нашего персонажа. Будучи человеком уже немолодым, выглядит он как хиппующий подросток. Неряшливый внешний вид (грязные бесформенные штаны, засаленная кожаная куртка и бандана), обилие разнообразных металлических украшений на шее и руках, при взгляде на которые возникает вопрос — а не мешают ли они ему нормально осуществлять повседневные гигиенические процедуры? Вероятно, эта личина призвана выделить его из серой толпы и указать на принадлежность к категории «аристократии духа» и поборника древних традиций. И вновь отмечу отсутствие критики — слишком не похож облик нашего персонажа на истинных йогинов, каковых видеть приходилось и не раз. Такой облик встречался мне в иных местах. Посему смело позволяю себе обратиться к психиатрии.
Весь описанный образ и манера поведения оживляют в памяти фундаментальный труд П.Б. Ганнушкина о психопатиях.

«Самым характерным свойством параноиков является их склонность к образованию так называемых сверхценных идей, во власти которых они потом и оказываются; эти идеи заполняют психику параноика и оказывают доминирующее влияние на все его поведение. Самой важной такой сверхценной идеей параноика обычно является мысль об особом значении его собственной личности. Соответственно этому основными чертами психики людей с параноическим характером являются очень большой эгоизм, постоянное самодовольство и чрезмерное самомнение».

«Самым характерным свойством параноиков является их склонность к образованию сверхценных идей, во власти которых они потом и оказываются». К примеру, идеи избранности и элитарности практикуемого ими направления или неукоснительного и жесткого следования некоторым правилам, без соблюдения которых нельзя называть себя йогином.
«Эти идеи заполняют психику параноика и оказывают доминирующее влияние на все его поведение. Самой важной такой сверхценной идеей параноика обычно является мысль об особом значении его собственной личности». (Они приписывают себе создание новых движений в какой-либо области, что они первые собрали саму большую и полную библиотеку книг по йоге, первые получили какой-то сертификат и право на преподавание, первые организовали конференции международного масштаба и значения и т.п.).

Соответственно этому основными чертами психики людей с параноическим характером являются очень большой эгоизм, постоянное самодовольство и чрезмерное самомнение. В повседневной жизни это может проявляться, как попытки вмешиваться в дела своих коллег, вынесение жестких критических суждений об их поступках (роль третейского судьи), попытки разоблачить «нечистых на руку и примазывающихся к йоге скользких личностей», которые, якобы, на самом деле, преследуют исключительно меркантильные цели.

Следуя опыту великого психиатра, мы узнаем, что «параноики — люди крайне узкие и односторонние: вся окружающая действительность имеет для них значение и интерес лишь постольку, поскольку она касается их личности; все, что не имеет близкого, интимного отношения к его «я», кажется параноику мало заслуживающим внимания, малоинтересным». Они отвергают и высмеивают достижения современной науки, подчас ссылаясь на свой «богатый жизненный опыт», но что характерно, как правило, сами являются людьми малообразованными.

«Всех людей, с которыми им приходится входить в соприкосновение, они оценивает исключительно по тому отношению, которое они обнаруживают к его деятельности, к его словам; не прощают ни равнодушия, ни несогласия. Кто не согласен с параноиком, кто думает не так, как он, тот в лучшем случае — просто глупый человек, а в худшем — его личный враг».
«Параноики страдают недостатком критической способности, но этот недостаток очень неравномерно распространяется на различные их суждения. Обо всем, что не относится до его личности, параноик может судить правильно, но все, что затрагивает его отношение к людям, все, что затрагивает непосредственно его личность, понимается не только ложно, но всегда в определенном смысле».

«В общем, мышление параноиков — незрелое, неглубокое, по целому ряду особенностей прямо приближающееся к детскому: это мышление не только субъективно, но и резко аффективно окрашенное: правильно только то, что хочется и нравится параноику».
Любое суждение, противоречащее их взглядам, гневно отвергается, любые исследования, тексты и эксперименты не согласующиеся с их картиной мира объявляются им как неавторитетные.

В основе их резонерских суждений всегда лежит та или иная ошибка суждения самого параноика, однако не сознаваемая им как в силу его ослепленности аффектом, так и в силу слабости его критики.

Они неуживчивы и агрессивны. Всякий, кто входит с параноиком в столкновение, кто позволит себе поступать не так, как он хочет этого и требует, тот становится его врагом; другой причиной враждебных отношений является факт непризнания со стороны окружающих дарований и превосходства параноика.

В завершении приходят на ум высказывание К.Г.Юнга из его книги «Воспоминания, Сновидения, Размышления», которые не утратили своей актуальности и поныне:

«Сегодня, как никогда прежде, становится очевидным, что опасность, всем нам угрожающая, исходит не от природы, а от человека, она коренится в психологии личности и психологии массы. Психическое расстройство представляет собой грозную опасность. От того, правильно или нет функционирует наше сознание, зависит все. Если определенные люди сегодня потеряют голову, завтра будет взорвана водородная бомба»!Подводя итоги всему написанному можно сделать вывод, что на современном этапе развития практики йоги, она становится очень привлекательной для людей со скрытой или явной психопатологией. По всей видимости, их привлекает внешняя эзотеричность (таинственность), которая является весьма плодородной почвой для культивации их сверхценных идей о своей избранности и исключительности, чему также способствует, как и их изначально низкий уровень образования с отсутствием желания его повышать, так и неумение реализовываться в жизни по общепринятым социальным критериям. Немалую роль в развитии их заболевания играет и тот факт, что беря на вооружение соответствующую философскую платформу из восточных традиций и, подкрепляя её различными духовными посвящениями, такие потенциальные клиенты психиатров считают себя вправе, как судить об образе жизни своих коллег, так и порой грубо вмешиваться в него, оправдывая это высокими моральными целями.

Очевидным мне представляется тот факт, что йога не может быть одинаково эффективна и полезна для всех.
В любом случае стоит вопрос о необходимости правильной и корректной практики, которая должна проходить под руководством опытного специалиста. Специалистом может считаться лишь тот, кто в достаточной и полной мере смог разобраться со своими внутренними проблемами и обладающий умением не проецировать их на окружающих, не утратив при этом естественных человеческих качеств. Очень хорошо об этом сказал все тот же К.Г.Юнг в своей автобиографии, и хотя его слова были обращены к врачам их в полной мере можно отнести и к инструкторам по йоге:
«Психотерапевт должен понимать не только своего пациента, в такой же степени он должен понимать и себя… Только в том случае, если врач способен справиться с собственными проблемами, он может научить этому пациента… Лечение дает эффект лишь тогда, когда сам врач чувствует себя задетым. Лишь «уязвленный» исцеляет. Если же врач — «человек в панцире», он бессилен».

 

Автор: Д. Беляев

источник: terton.ru

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!