События Дом

Схема творческого механизма —краткая история человеческого мышления

Схема творческого механизма: *краткая история человеческого мышления*

© Nick Van Woert

Какие бывают стратегии мышления и какая из них самая выгодная, что происходит в процессе научения и как работают системы рефлекторной связи — об этом рассказал доцент Института психологии имени Выготского РГГУ в рамках «Популярного лектория» журнала «Популярная механика». 

Мысли не всегда интересовали людей настолько, насколько они интересуют нас сейчас. Главным переживанием в жизни была религия, а это — чувство, эмоция. Интересоваться своими мыслями люди начали в эпоху Декарта. На протяжении XVI века человечество изменилось настолько, что с людьми, которые жили в начале столетия, еще было не о чем разговаривать — они мыслили по-другому. С теми, кто жил в конце века, мы могли бы разговаривать намного легче. Сама по себе идея «я ошибаюсь, следовательно, я существую» скорее восходит к Блаженному Августину, который жил гораздо раньше Декарта. Но есть принципиальная разница между Декартом и Августином: Декарт ошибается и, заглядывая внутрь себя, видит сомнения, видит желание в чем-то разобраться, а Августин видит желание преодолеть свои ошибки путем веры. Это совершенно другой взгляд и образ.

Декарт привлек наше внимание к тому, как важна мысль и процесс мышления. Родился философ в 1596 году в обедневшей семье. Он служил в голландской армии, а когда началась 30-летняя война, поехал на службу в Германию, участвовал в осаде Ла-Рошеля. Позже он опять сбежал в Голландию, где начал работу над своими сочинениями. Сама по себе религиозная война не дала каких-то более просвещенных людей: протестанты жгли костры, католики жгли костры, но была возможность мигрировать от одних к другим, что Декарт всю жизнь и делал. В этот момент борьба за мысль происходила повсюду — вся Европа боролась за возможность доносить мысли. В 1600 году в Риме сжигают Джордано Бруно. На суде он говорит: «Сжечь не значит опровергнуть».

«Количество ослов — загадка для меня, но качество ослов приводит в восхищение…» — эта строчка из стихотворения Владимира Кострова ярко иллюстрирует отношение Бруно к тем, кто не уделял своим мыслям достаточного внимания.

Декарт приносит две главные идеи: первая — Бог не управляет миром. Он сотворил природу, а дальше она действует сама. И вторая — мир состоит из движущейся материи, которую тоже можно изучать.

В середине XVI века возникает то, что мы потом назовем релятивизмом, то есть принцип относительности. Галилей постулирует его для классической механики. Чтобы что-то изучать и о чем-то мыслить, нужно предложить метод, способ это узнать. То есть необходима система координат. Здесь вспоминается Хокинг и его «Краткая истории времени»: едет поезд, два человека играют в нем в пинг-понг. Как летает шарик от пинг-понга? Для людей, которые находятся в поезде — этот шарик летает быстро, для того, кто находится во Вселенной, — он никак не движется. потому что далеко. А кто этот кто-то, кому мы задаем вопрос, как движется шарик? Чтобы задать такой вопрос, нам нужно поместить этого человека в каждую из точек. Если мы не учитываем свойства психики, то картина рушится, потому что без знания этих свойств мы ответа не получим. Нам самим нужно в первую очередь ответить: как мыслит тот, у кого мы что-либо спрашиваем?

Для того чтобы понимать, как формулировать эти вопросы, человечество создало два инструмента — это мышление и наука. Мышление — это высший процесс обработки информации. Вследствие мыслей мы задаемся вопросом и предлагаем методы изучения и систему координат.

 

Как работает мышление

Чтобы понять, как работает мышление с точки зрения организма, можно предложить модель, которая производит реакцию сигнала от внешней среды. Первая такая модель называется стимулоактивной, когда на каждый стимул возникает реакция. Вторая модель — рефлекторная, а третья — инстинктивная. Вначале на стимул могут возникать различные реакции: птица не знает, где лежат ветки в лесу, муравей не знает, где лежат иголки. Поэтому они просто начинают искать. Реакций много — где нашел, там подобрал.

В процессе научения в системе происходит сжатие информации — это подобно тому, как мы конвертируем песню в другой формат, чтобы она занимала меньше места. Отбрасывание несущественной информации дает возможность экономить вычислительный ресурс, чтобы осуществлять модель научения.

До второй половины ХХ века психология интересовалась тем, как стимулы связаны с реакциями, а позже появились целые отрасли, которые изучают свойства мышления, занимаются высшей обработкой информации. Когнитивная революция произошла в ведущих американских университетах, появились когнитивная психология и наука, которые пытаются разобраться, что происходит внутри.

Иван Павлов стремился отыскать систему рефлекторной связи между человеком и реальностью, но возвести это к простой схеме не получилось. Павлов сформулировал идею о том, как происходит работа в сигнальных системах, а их всего две: в первую сигнальную или безусловную систему поступает определенный стимул, который позже должен будет преобразоваться в реакцию. Во второй сигнальной системе стимул переходит в знак. В эпоху постмодерна выявили, что существует третья сигнальная система — социальная.

Задача обработки информации — сэкономить время пересчета от стимула к реакции, когда нужно отбросить всю несущественную информацию и оставить существенную.

Внутри первой сигнальной системы реальный предмет отбрасывает несущественные признаки, во второй системе информация отбрасывается, чтобы преобразоваться в знак. Когда информация уже «очищена», она переходит в вербальную. Многие же наши действия моделируются окружающими нас людьми: факт наличия рядом другого человека влияет на окончательный выбор реакции. Третья сигнальная система наполнена социальными стандартами и бессознательными социальными реакциями. Мы фильтруем все больше и больше информации и, наконец, приходим к конкретной реакции, то есть к поведению, которое осуществляем. Вся совокупность этих комплексов и есть высшая функция переработки информации. Это наш сложный путь от простого стимула к сложной реакции.

 

Виды мышления

Во многих случаях нам необходима индукция — то есть разжатие информации. Сначала происходит наполнение абстрактного образа конкретными деталями, которые превращаются в ощущения, — их знаками уже не выразить. Например, каждая девушка знает про любовь, знает, что мужчина «что-то должен», то есть у любви есть определенные атрибуты, как, например, обручальное кольцо и многое другое. После той же свадьбы атрибут кольца отпадает.

Наше мышление работает в сторону концентрации и абстрагирования. Существует несколько видов мышления, которые носят как практический, так и теоретический характер. Наглядно — практическое мышление существует у детей до полутора лет — мысли относительно какого-либо предмета появляются только тогда, когда вещь оказывается в руке. После полутора лет развивается конкретно-предметный вид мышления, когда дети уже могут манипулировать предметом. Однако, чтобы возникло то, что мы называем мыслями, предмет все равно должен воздействовать на ребенка. До поступления в школу это ведущий процесс мышления. Параллельно с ним начинает развиваться наглядно-образное мышление — для того, чтобы возникли мысли относительно того или иного явления, достаточно его просто увидеть. Впоследствии возникает теоретическое мышление, когда достаточно просто что-то представить. Высшая степень развития этого инструмента — абстрактное мышление, когда субъект научается манипулировать конструкциями, не имея признаков реальных предметов.

 

Абстрактное мышление и его преимущество

Есть предположение, что абстрактным стилем мышления обладают далеко не все люди — скажем, обыватель не способен мыслить абстрактно. Какое преимущество дает это мышление? У Чехова в рассказе «Ионыч» есть отличная характеристика людей, не обладающих абстрактным мышлением. Герой рассказа говорит о том, что обыватель — человек добрый и весьма приятный, пока он рассуждает о чем-нибудь, что можно съесть. Как только речь заходит о вещах принципиально несъедобных, он разворачивает такую философию, что остается только плюнуть ему в лицо и отвернуться. То есть как только речь заходит о непредметных категориях, человек, не обладающий абстрактным мышлением, теряет предмет разговора, что его очень огорчает.

Чем больше у субъекта развито абстрактное мышление, тем больше у него способность заранее просчитать возможные исходы той или иной ситуации. Существует процесс, который позволяет стимулировать обработку информации, этот процесс называется творческим механизмом.

 

Схема творческого механизма

В 1908 году на заседании психологического общества Парижа Анри Пуанкаре сделал доклад. Он, к сожалению, не был записан. В нем Пуанкаре выявил схему творческого механизма, которую позже стали приписывать Грэму Уоллесу. Итак, любой творческий процесс проходит 4 стадии: первая — это подготовка, на которой происходит формулирование задачи, складывание системы координат. Во время второй стадии — инкубации, — накапливается энергия, а на третьей — возникает решение той или иной проблемы в рамках первой сигнальной системы, когда мы чувствуем, что пришла какая-то идея, но еще не можем выразить ее как-то конкретно. На четвертой, финальной стадии, происходит проверка результата — если нам кажется, что окружающие неправильно отреагируют, информация снова возвращается на первую стадию.

Важно, чтобы в процессе избытка информации мы не забывали об изначальном стимуле, за которым должна последовать одна конкретная реакция. Если мы о нем забываем, то замыкаемся внутри сигнальных систем, а изначальный стимул становится бредом.

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!