События Дом

Как собрать деньги на запуск своего бизнеса

Ирина Лиленко,бизнес-тренер, писатель, организатор первого в России форума краудтехнологий Crowdall

«Краудфандинг — это наука»

Год назад я писала свою первую книгу и совершенно случайно узнала о краудфандинге. Мне посоветовали попробовать, я поговорила с «Планетой», и в результате все оказалось простым и понятным: у вас есть аудитория, вы умеете с ней общаться, четко понимаете цель, ставите реальную цифру. Все. Я подумала: «У меня 300 друзей в фейсбуке, которые спят и видят, как бы дать мне денег на книгу, я им всем и напишу». Жизнь очень быстро меня поправила. Во-первых, стало понятно, что 300 и даже 300 тысяч друзей — это не аудитория, а желательно, чтоб их было 3 миллиона. Во-вторых, всем на всех фиолетово: люди, которые помогут, перепостят и так далее, собираются по крупицам. В результате я поняла, что краудфандинг — это наука.

Сама удивляюсь, как мне удалось собрать денег на первый проект. Мне казалось: «Я человек с двумя высшими образованиями, что ли не разберусь?» Полезла в Google, а там ничего: только тьма повторяющихся статей, чаще всего переводных, где только цифры, показывающие, как все хорошо работает. Благо, некоторое знание языка привело меня на англоязычную часть интернета: там, конечно, поинтереснее, но тоже не все есть в открытом доступе. Поэтому я решила списаться с разными иностранными площадками, экспертами, и много с кем познакомилась: с сооснователями Indiegogo, на Кикстартере, где более закрытое руководство, подружилась с девушкой из техподдержки. В итоге переписки я поняла, что скорее всего с подобными сложностями сталкиваются очень многие авторы краудфандинговых проектов. Так появилась идея провести семинар: позвать российские площадки, кого-то из Америки, и они все нам расскажут. К сожалению, я не нашла особой поддержки со стороны наших сайтов, но поскольку к тому времени уже развела бурную деятельность, этот маленький семинар разросся в гораздо большее мероприятие. Оказалось, что есть российские авторы успешных проектов на Kickstarter «е: например, издательство Hobby World, которое занимается настольными играми, с его помощью выходило на международный рынок. Есть примеры и на местных площадках. Их очень-очень мало, но они есть.

В результате получилось, что в октябре этого года я случайно провела форум краудтехнологий, единственное подобное мероприятие в России. Самое главное, на этот форум мне удалось заполучить очень известного американского эксперта Девина Торпа, который входит в двадцатку лидеров индустрии. Он автор первой в США книги именно о краудфандинге в социальном предпринимательстве. Девин подарил мне эту книгу, и в первый момент у меня возникла идея просто перевести ее и издать. Но в ней описан только американский опыт, а все–таки там другая публика, технология общения, другие СМИ, наконец. Поэтому я предложила Девину книгу переписать и взяла на себя русскоязычную часть. Он тогда пошутил: «Ага, и выйдем на краудфандинге». А мне показалось интересным все замиксовать: выход книги, следующий форум в мае, ее презентацию. В итоге собрался такой проект, которым я сейчас активно занимаюсь.

«Люди не понимают, зачем им поддерживать бизнес»

Идея краудфандинга как способа реализации творческих и благотворительных проектов в Штатах всегда была вторичной. Многие считают, что первыми подобное сделали The Beatles, но ничего подобного. Первый раз это сделали мы в начале девятнадцатого века. Никто не помнит, что памятник Минину и Пожарскому делался на народные деньги. «С миру по нитке» — тоже наша фраза, в советское время у наших родителей была касса взаимопомощи, да и вообще мы привыкли скидываться на подарки, похороны и так далее. По статистике, лучше всего собирают проекты для больных детей, стариков, собак и кошек. Мы очень быстро научились скидываться со слезой, это наша сторона медали.

SumAll

Но исторически краундфандинг в Америке создан как раз под предпринимательство, а не под песни и пляски. Это поддержка тех, у кого есть сложности с доступом к капиталу. То есть основная идея краудфандинга у нас вообще не работает. В Америке тоже никто просто так не выдает кредиты молодым компаниям, инвесторы больше интересуются крупными проектами, а не изготовлением каких-нибудь носков из бизона компанией из пяти человек, где работают инвалиды. Социальное предпринимательство решает социальные задачи, и это не обязательно кто-то с ограниченными возможностями. Это, например, проблема миграции из маленьких городов в крупные: если у молодежи есть возможность реализоваться на месте, человек остается в своем городе и делает свое дело.

Социальных предпринимателей в России пока не очень много: мало проектов, экспертов, государство слабо их поддерживает. Поэтому здесь самое важное — объяснять людям, зачем помогать проектам малого и среднего бизнеса. Когда я поддерживаю любимую звезду, я иду за ним на концерт, в ресторан и даю денег на альбом. Но фанатская аудитория не знает, что такое краудфандинг. Люди не понимают, зачем им поддерживать мастерскую по изготовлению батика или домашнюю кондитерскую.

«Рассказывать, что вы подонок, люди умеют гораздо лучше»

Это та самая игра в длинную, которая всегда у нас страдает: мы привыкли жить одним днем. А предприниматели создают что-то сейчас, а потом будут поддерживать тебя, когда ты будешь сидеть в доме престарелых. Они делают будущее. С одной стороны, потенциальные акционеры проектов должны понимать, зачем они дают деньги. С другой, авторы тоже должны поверить, что им пойдут навстречу, потому что чаще всего слышишь в свой адрес оскорбления, что ты занимаешься надувательством и тому подобное.

До масс нужно доносить, что автор краунфандингового проекта — это всегда человек, который хочет делать дело. Кроме того, по проекту сразу видно, если он про «тупо собрать бабок». Рассказывать, что вы подонок, люди умеют гораздо лучше, чем то, что вы хороший. В краудфандинговых проектах минимальная степень мошенничества, там все очень публично: человек заключает договор с площадкой, создает видеообращение, доступны его профили в социальных сетях. Это высокий репутационный риск.

Краудфандинг — очень важная вещь не только с точки зрения поддержки социального предпринимательства, но и определенная лакмусовая бумажка. Если автор активен и собрал достаточно средств, это может быть, например, показателем для государственных фондов, что имеет смысл поддержать его грантом. Говорю это потому, что четко знаю, что из года в год гранты дают одним и тем же компаниям, которые на них живут, а потом приходят за следующим, ничего при этом не созидая. 80% этого малого бизнеса нужно захоронить как радиоактивные отходы. Но как проверить эффективность на деле? Нужен акселератор, который будет оценивать все их бизнес-планы и так далее, но это дополнительные расходы. Зачем? Для этого есть краудфандинг.

Таким образом, корреляции, когда человек собирает деньги не на себя, а для старта в бизнесе, у нас пока нет. Это связано и с колоссальной проблемой со СМИ, которые, когда видят деньги, сразу отправляют авторов в рекламный отдел. В Штатах уже все это понимают, на эту тему пишет Forbes, публикуются активные ссылки. Гузель Санжапова собрала оставшиеся деньги на свой проект Cocco Bello Honey за неделю до окончания срока только благодаря качественной публикации. Это говорит о том, что люди, которые хотят поддерживать, есть. Но как они узнают об этом? Очень странно, когда человек собирает 200 тысяч на оборудование швейного цеха, а при этом часовой эфир на FM-радиостанции стоит 95 тысяч. В итоге наш краудфандинг может вылиться в то, что в проекты будут вшиваться деньги на рекламные компании. Какой тогда смысл? Никакого.

«Краудфандинг — это реальный патриотизм»

Наши площадки — Boomstarter или Planeta, — не скрывают, что они — финансовые агрегаторы, которые предоставляют место, где ты можешь найти поддержку своей идеи. То есть автор проекта занимается им сам. Он человек-оркестр: и маркетолог, и сейлз, и копирайтер, он ищет аудиторию, рассказывает и так далее.

В этом деле есть масса подводных камней, и к ним надо тщательно готовиться. Поэтому моя основная задача — сделать учебник, чтобы люди знали, как этим заниматься: пошаговая инструкция с рекомендациями, то есть фактически методичка, написанная человеческим языком с разобранными кейсами. Я так же очень надеюсь сделать роад-шоу: проехать как минимум по десяти городам России, чтобы встретиться с тремя аудиториями: студентами старших курсов, бизнес-инкубаторами и благотворительными организациями.

Я всегда за то, чтобы бизнес был с человеческим лицом. Это гораздо быстрее и эффективнее, чем система «я начальник — ты дурак». Бизнес с человеческим лицом в свою очередь гораздо эффективнее, если и общество такое: тогда возвращается доверие, и люди понимают, что жить одним днем чревато сегодняшними событиями и тем, что у нас сыр стоит 900 рублей за килограмм. Но те, кто готов заниматься производством сыра, просто не имеют нужного ресурса: знаний, навыков, химической и пищевой промышленности. Нет и импортного оборудования, которое автоматически зависит от курса валют. Круг замкнулся. В сегодняшних условиях краудфандинг — это реальный патриотизм, то есть поддержка отечественных проектов рублем, а не бла-бла-бла в «Фейсбуке» о том, какие мы все патриоты. Государство физически не может поддержать каждого. А краудфандинг — это еще и отличная возможность вытащить на поверхность своих Кулибиных, которые производят новое оборудование, материалы и технологии.

«Наша возможность объединиться»

Не очень важно, чем человек занят: гвоздями, тазами или кафе, важно, что он именно делает, а не получает зарплату ни за что, перекладывая бумажки с места на место. Я знаю приличное количество людей, которые хотят что-то создавать, и не только в Москве. У нас есть очень хороший шанс очухаться: поддержать производителей каких-то товаров и услуг, они дадут рабочие места и сами, пройдя все круги краудфандинга, будут поддерживать другие проекты. Это наша возможность объединиться. Мне кажется, это даже может остановить поток эмиграции на Запад, потому что очень многие уезжают не потому, что тут мало денег, а там их много. Их везде надо зарабатывать. Вопрос только в том, что человек хочет делать любимое дело. Очень грустно, что люди или дети болеют, но кто-то должен заниматься здоровыми.

Тая Зубова, режиссер короткометражного фильма «Рыба моя», когда обращалась к своим знакомым с просьбой поддержать проект, вместо длинных полотен писала: «Привет, можешь угостить меня чаем?» И когда ей отвечали: «Да, конечно», она говорила: «Не надо чай, поддержи, пожалуйста, проект». Ценой чашки чая можно решить огромные задачи. Таланту надо помогать, бездарности прорвутся сами, это известная фраза. А авторы краудфандинговых проектов часто не уверены в себе, боятся брать кредит, тем более при такой нестабильной ситуации.

Давайте примерно посчитаем: у нас 150 миллионов жителей, из них 30%, то есть 50 миллионов, — работают. Откинем тех, кто работает на очень низких зарплатах. Пусть это будет половина, осталось 25. Далее оставим тех, кому это может быть интересным. Пусть это будет 10%. Получается 2,5 миллиона человек. Если они скинутся по сто рублей, какие колоссальные задачи можно решить! Пара лет — и у нас совершенно другая картина.

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!