События Дом

Дух и духи Уго Чавеса

Дух и духи Уго Чавеса Сложно описывать психологический портрет политического деятеля современности, мнения о котором разнятся до полярных противоположностей в разных по своему строю государствах. Попробуем удержаться в рамках психопатологического анализа. Венесуэльский государственный и военный деятель Уго Рафаэль Чавес (1954–2013) был другом нашей страны и с 1999 года занимал должность президента Венесуэлы.

ДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ

Нет никаких противоречий между характеристиками лидера-революционера, каким, безусловно, являлся Уго Чавес, и присутствием психопатологических черт личности. «Обвинения» в психопатии и нарциссизме вполне правомерны. 

В детстве у него было прозвище Tribilin, что в переводе означало «Непоседа». Свои первые слова мальчик-левша начал читать справа налево. Зато природа одарила его блестящей памятью, которую писатель Габриэль Гарсия Маркес называл «сверхъестественной».

Уго без труда цитировал целые фразы из Библии и декламировал бесчисленное количество стихотворений. Для этого ему требовалось всего пару раз прочитать понравившийся текст. В 1971 году Уго Чавеса, несмотря на проваленный экзамен по химии, принимают в Военную академию: помогли поступить успехи в бейсболе. Спортивный дух соперничества являлся доминирующим в его характере, и возникавшие трудности еще больше подхлестывали его энергию.

Дух и духи Уго Чавеса

Но Чавесу мало быть просто военным. И он решает устроить государственный переворот, что полностью соответствовало традициям латиноамериканских стран. При этом добавляет: «До двухтысячного года я стану генералом и поставлю эту страну на уши».

Он начинает вести двойную жизнь. Для армейских командиров Чавес – дисциплинированный и исполнительный офицер. Перед семьей разыгрывает «естественность» и на первый взгляд кажется человеком, бесконечно далеким от политики. В октябре 1977 года Уго создает свою подпольную ячейку, в которую входят три подчиненных ему сержанта. Ячейка получает громкое название – «Армия освобождения народа Венесуэлы».

Неугомонная натура Чавеса, помноженная на чрезмерную любовь к кофе, не дает ему сомкнуть глаз. И он предлагает перейти к радикальным методам борьбы: взрывать мосты, линии электропередачи и радиотрансляционные башни. В беседах Чавес был склонен к монологам. Как вспоминал его друг, «он мог говорить часами, не замечая того, что я уже заснул».

В 1992 году Чавес окончил курсы старшего командного состава Генштаба, но получил направление в отдаленную провинцию. Местная контрразведка тоже не дремала, и у начальства присутствовало вполне понятное недоверие к амбициозному подполковнику. Доверять ему мобильные и хорошо вооруженные части они сочли излишне рискованным.

4 февраля 1992 года Уго Чавес возглавил попытку государственного переворота, который провалился. Уго Чавес взял на себя всю ответственность за подготовку и организацию военного бунта и оказался в тюрьме. Он провел в заключении два года, а в 1994-м был помилован президентом Рафаэлем Кальдера.

Дух и духи Уго Чавеса

Чавес продолжал служить и укреплять свою политическую партию. И в 1999 году у Венесуэлы появился новый президент – Уго Рафаэль Чавес. То, чего не принес ему путч, он добился демократическим путем выборов.

ПОДАЙТЕ СТУЛ ДЛЯ ДУХА!

Вооруженные выступления военных в Венесуэле были и раньше. Но успеха в борьбе за власть добился только один офицер – Чавес. Почему именно он? Согласно конспирологической версии, Чавес обязан своим успехом… масонам, в одну из лож которых он якобы пытался вступить.

Магическое преклонение перед национальным героем Венесуэлы Симоном Боливаром доходило у Чавеса до «грани безумия». Он просил на собраниях оставлять один пустой стул: «дух Освободителя» якобы спускался и садился на него, сопровождая и освещая их дискуссии. Даже в своем кабинете Чавес пометил особенный стул, показывая входящим: «Это стул Освободителя!»

В международных СМИ появились версии о «психическом нездоровье» президента. По словам друга Чавеса, психиатра Эдмунда Чириноса, «кофеин для него как сильный наркотик. Он выпивает от 26 до 30 чашек черного кофе в день. Страдает бессонницей и гиперактивностью, спит по три-четыре часа и встает бодрым, энергичным и всегда готовым к бою».

Оппозиция обвинила Чавеса в наркомании. Он признался в употреблении листьев коки, заметив, впрочем, что «кока – это не кокаин. Я жую коку каждое утро и нахожусь в отличной форме». Добавил, что коку он получает от своего друга, президента Боливии Эво Моралеса.

Уго Чавес успевал писать стихи и рассказы, увлекался живописью. Особое место в его жизни занимала литература – книги по истории, философии, Библия и поэзия. В конце 2007 года издал сборник песен, в который вошли популярные венесуэльские и мексиканские песни, исполненные лично президентом в специальных теле- и радиопередачах.

КОМАНДАНТЕ ПЕДРО И ДРУГИЕ…

Уязвимым местом Чавеса была семейная жизнь – развод с первой женой Нанси Кольменарес, которая родила ему двух дочек, но была домоседкой и абсолютно не интересовалась политикой. Распался союз и с «гражданской женой» Эрмой Марксман (партийная кличка – «Команданте Педро»), которая ревниво отнеслась к случаям неверности Чавеса во время его тюремного заключения (народного героя слишком часто навещали «фанатки» и поклонницы).

Крайне напряженными были отношения и со второй женой, Марисабель Родригес, которая доставляла мужу столько хлопот, что он порой думал: не является ли она ставленницей его противников – венесуэльских олигархов?

«БОЖЕСТВЕННОЕ» ОДИНОЧЕСТВО

Чавес очень серьезно относился к своему имиджу. В зависимости от ситуации выбирал стиль одежды, а выступления предварительно репетировал, анализируя перед зеркалом жесты и наиболее выгодные ракурсы. Колоритный язык, выразительная лексика, временами нарочито простонародная, доверительная прямота – все это покоряло слушателей. К тому же он отказался от президентской зарплаты, превратив ее в несколько студенческих стипендий.

Нельзя отказать Чавесу в трудоголизме: спал он мало, посвящая все время рабочим совещаниям, которые проводил под портретом Симона Боливара, и работе с документами. Психические перегрузки, которые неизбежно возникали при таком жизненном ритме, снимал приемом антидепрессанта прозак.

Генерал Альберто Мюллер Рохас, который возглавлял избирательный штаб Чавеса в 1998 году, подметил в нем еще одну психопатологическую черту: «Он легко перескакивает с одной позиции на другую. Он человек с явно выраженной тенденцией к циклотимии, подвержен частым сменам настроения – от крайней эйфории до полного упадка». Так как это происходило слишком часто, непостоянство Чавеса стало предметом множества слухов и домыслов. Говорили, что он переживал сильные депрессии, приступы панического страха и что его постоянно наблюдали врачи.

По дороге к своему президентству Чавес растерял многих друзей и единомышленников. Но это естественно для политиков, не перегруженных соблюдением нравственных правил. Чавеса эти потери не огорчали: лес рубят – щепки летят. Постепенно он свыкся с мыслью о своем «божественном» одиночестве. А его соратник, ставший оппозиционером, Франсиско Ариас Карденас, считал, что Уго Чавес «живет в паранойе, чтобы сохранять власть. Сохранение власти – его собственный ад, который обрекает его на вечную борьбу».

 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!