События Дом

Из чего состоит любовь или безмятежность сердца

Из чего состоит любовь или безмятежность сердца
На самом деле, тебе все равно кого любить. И мне все равно, и ей все равно. Это наша внутренняя потребность, и нам остается только выбрать объект своего чувства. Есть люди, у которых эта потребность зажата в ежовых рукавицах, сердце их заморожено по разным причинам, в основном из-за прошлого неудачного опыта. А бывает, что влюбляешься только для того, чтобы чувствовать, что живой.

Если бы у человека было только сердце, то мы любили бы и существовали совершенно безмятежно, в любви и гармонии. Но у нас есть еще и мозг и половые органы, так что дело осложняется, появляется вариативность.

Михаил мне о любви рассказал.Мы не в первый раз с ним о таких размытых понятиях говорим, это увлекательно.

Любовь — она не твоя и не моя, она просто есть в мире, как воздух, принадлежит всем и никому. Ты можешь ее получать и отдавать, пропуская через сердце. Вот идет поток: хочешь — бери, не хочешь — не бери.

Закрытое сердце любовью не промывается, и в нем застойные явления начинаются. Возможно, сердечные заболевания вызваны этой закупоркой любви, но тут, как ты понимаешь, мы от науки далеки, а врачам таких слов лучше вообще не говорить. Для науки не существует явлений, которые невозможно измерить приборами. Они сильно ограничивают свои возможности познания мира таким образом. Ну да ладно, к любви вернемся.

Про безмятежность сердца, да. С ним никаких проблем нет — взял любовь, отдал любовь, само все происходит. Мы связаны любовью со всеми людьми на земле, и могли бы просто получать вечный кайф. То есть любовь — внеполовое явление, вневозрастное и даже внеобъектное.

Но в таком виде мы не можем ею насладиться, а ведь хотим. Ты же не можешь сам с собой в шахматы играть, это неинтересно. Для игры нужны еще люди, и так возникают социальные связи. Соответственно, надо уметь выбирать игры, в которые мы хотим играть, и партнеров по этим играм. Было бы жестоко дать человеку свободу выбора, но не дать критериев этого выбора. Кроме того, нам надо размножаться. И в этом вопросе тоже надо уметь выбрать.

— Ты заметил, что происходило сейчас за барной стойкой?

— Нет.
— Конечно, ты не обращал внимание на барную стойку.
— А что там происходило?

— Неважно. Вокруг тебя происходит много событий, но твою жизнь наполняют только те, на которых ты фокусируешься. Ты знаешь, что у тебя есть сердце, и оно бьется, но ты услышишь его только в том случае, если направишь на него свое внимание. Точно так же, чтобы почувствовать любовь, тебе надо сфокусироваться на неком человеке. Тогда ты заметишь любовь, которая вас связывает, и сможешь испытать радость любви. Не заметишь — не испытаешь. Так мы устроены.

Гипотетически, если бы у нас было только сердце, мы могли бы сейчас почувствовать любовь к каждому посетителю этого кафе по очереди. Почему мы этого не делаем? Мы хотим более индивидуализированных, более адресных переживаний и более сильных, чем вселенская любовь, доступная нам в любой момент и в любой точке пространства. Мы знаем, что, фокусируясь на конкретном человеке, мы сконцентрируем рассеянную вокруг нас любовь. Для этого мы и нужны друг другу. Как мы выбираем тех или иных людей?

Наш мозг рулит в процессе выбора, он определяет, на кого мы обращаем внимание. На неком базовом уровне, если не брать в расчет высший интеллект, мозг выстраивает систему фильтров: на ком есть смысл фокусироваться, а на ком не надо. Для начала он отмечает вторичные половые признаки, предполагает наличие первичных, затем улавливает гормоны-феромоны, замечает и оценивает внешние признаки здоровья. Это такой фильтр грубой очистки, набор минимальных требований, чтобы помимо радости от любви, обеспечить размножение и удовольствие от секса. Этот механизм сегодня почти всем понятен.

Человеки, прошедшие первичный отбор, способны родить в нас вожделение, страсть, сексуальное желание — назови как хочешь. Таким образом, вот это соединение любви сердца ко всем подряд и фокусирования мозга на подходящем половом партнере люди называют влюбленностью, а иногда и любовью. Для радости и комфортного существования нашим организмам этого бывает вполне достаточно. Это такой вариант курортного романа. Сердцу на этом этапе по-прежнему не важно, кого любить. Мозг выполняет функцию системы наведения нашего либидо. Согласись, в сумме мы получим больше радости, чем от чисто вселенской любви, которая расфокусирована.

Секс — очень важная штука. Помимо очевидной биологической функции размножения у него есть еще одна функция. И это не удовольствие само по себе. Секс позволяет точнее сконцентрировать  наше внимание на конкретном человеке. Это такой мощный аттрактант внимания, он сужает фокус наиболее эффективно. Поэтому бывает, что люди, вступившие в отношения, с нарастанием секса замечают нарастание мощности любви. Женщины понимают эту фишку с фокусировкой, поэтому менее разбросаны в сексе, чем мужчины. Вот она боится, что займется сексом, почувствует любовь, а партнер на самом деле ей не очень подходит — облом.

Но мы же (мужчины и женщины) хотим удовольствия от любви как можно больше и как можно дольше, а главное — с гарантией. И тогда интеллект выстраивает систему фильтров тонкой очистки, которая состоит из наших личных предпочтений. Мы нарабатываем жизненный опыт, развиваем проницательность, учимся определять безопасные варианты. У нас формируются требования, которые мы сознательно предъявляем, но не всегда высказываем: уровень образования, готовность и умение варить борщ, способность виртуозно прятать грязные носки, наличие детей от прошлых браков и т.д. В тот же список попадают различные ограничения, продиктованные социумом. Понятие красоты и привлекательности тоже сюда, этот критерий социальный, воспитуемый и не имеет отношения ни к любви, ни к сексу, ни к размножению.

То есть третий фактор нашего выбора, интеллект, заботится о комфорте, безопасности, предсказуемости и устойчивости отношений. Он может повлиять на сексуальное влечение к конкретному партнеру — снизить, убить его или усилить. Это в его власти, да. Причем так устроено именно потому, что секс очень эффективно фокусирует наше внимание, и должен быть механизм подстраховки и контроля. А любовью интеллект не управляет, он управляет отношениями.

В итоге, какова картина. Есть любовь, она доступна всегда и везде. Есть мозг и половые органы, вместе они способны многократно увеличить нашу радость от любви или уменьшить, замаскировать ее, перекрыть. Секс сам по себе приятен, любовь сама по себе приятна, но вместе гораздо лучше.

Это я все к чему? Если ты хочешь любви, так она у тебя есть по определению. Ты свое внимание сфокусировал на конкретной женщине, чтобы эту любовь почувствовать. Ну, выбрал и выбрал по неким признакам. И, скорее всего, она тоже на тебе сфокусирована. Так что у вас нет проблем с любовью. Ты говоришь, он скована в постели и подозревает тебя в каком-то подвохе? Все твои претензии находятся на уровне интеллекта. И у нее тоже, кстати. Ее сознание притормаживает сексуальность, чтобы не фокусироваться на тебе слишком сильно. Вот ее интеллект со страху и блокирует либидо.

— Слушай, а как твоя жена относится к тому, что тебе все равно, кого любить?

— Нормально относится. Ей тоже все равно. Просто мы очень хорошо друг на друге сфокусированы.

 

опубликовано econet.ru

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!