События Дом

Демографическая агрессия ООН: к вопросу о безопасности родительства и детства

Демографическая агрессия ООН: к вопросу о безопасности родительства и детства

В конце 2014 г. Фонд народонаселения ООН (ЮНФПА) опубликовал очередной доклад о положении населения в мире. На этот раз доклад был посвящен молодежной тематике, что отражается в самом названии – «Мощь 1,8 миллиарда. Подростки, молодежь и трансформация будущего» (“The Power of 1.8 Billion. Adolescents, Youth and the Transformation of the Future”).

Как и многие предыдущие публикации ООН, указанный доклад сводится к агрессивной мальтузианской риторике, согласно которой в мире слишком много людей. В данном случае экспертов ООН беспокоит численность молодых людей. Впрочем, авторов доклада беспокоит не столько растущая численность подростков и молодежи, сколько тот факт, что данный рост происходит за пределами т. н. развитых стран. «В нашем мире проживает 1,8 млрд. молодых людей в возрасте от 10 до 24 лет, и быстрее всего молодежное население растет в беднейших странах. В состав этого поколения входят 600 млн. девочек-подростков с их особыми потребностями, проблемами и чаяниями на будущее», – сказано в предисловии к докладу.

Преследуя цели демографического сдерживания посредством расширения т. н. репродуктивных прав (внедрения контрацепции, стерилизации, абортов и растлевающих программ сексуального образования) по всему миру, авторы вызвали массовую критику со стороны независимых экспертов и сторонников традиционных семейных ценностей.

Эксперты нью-йоркского Центра семьи и прав человека (C-Fam) в своих характеристиках рассматриваемого доклада используют словосочетание «сексуальная анархия».[1]

После ознакомления с докладом президент американского Института исследований народонаселения Стивен Мошер обвинил Фонд народонаселения ООН и сочувствующих журналистов в продвижении подростковых абортов, нарушении прав родителей и создании угрозы для детей.[2]

Институт Актона (Acton Institute), расположенный в Риме, опубликовал статью-отзыв на демографические инициативы ЮНФПА, в котором четко ставится вопрос, не является ли позиция ООН в данном случае «патронирующей» и «колонизаторской», когда утверждается, что слишком много людей в развивающихся странах – плохо для всех остальных.[3] Кроме того, на сайте института сообщается, что ряд утверждений в докладе ЮНФПА не содержит никаких ссылок и доказательств.

Половая неприкосновенность детей как «препятствие»

Полностью соглашаясь с утверждениями об агрессивном и ангажированном характере документа, а также однобокой интерпретации реальности, следует отдельно остановиться на его научной несостоятельности и откровенной дезинформации. Буквально с первых страниц в докладе встречаются весьма спорные утверждения, не имеющие научных оснований. Так, на странице 3 англоязычной версии доклада без всяких ссылок и пояснений утверждается следующее: «Исследования показывают, что когда люди имеют выбор, они склонны выбирать маленькие семьи». Аналогичное утверждение без апелляции к каким-либо источникам встречается и на странице 16.

Однако наибольшее возмущение вызывает стремление авторов доклада навязать традиционно ориентированной части человечества, представляющей собой большинство мирового населения, социально-демографические концепты, противоречащие культурным, нравственным и религиозным принципам. Предлагаемые экспертами ООН социально-правовые «инновации» угрожают не только демографической безопасности, но и самому институту традиционной моногамной семьи.

Особого внимания заслуживает третья глава под названием «Препятствия для роста и реализации потенциала молодых людей», в которой специалисты ООН переходят к антинатальной социальной инженерии. Приведем в последовательном порядке несколько цитат:

«Законы, регулирующие возраст сексуального согласия, препятствуют подросткам до 18 лет получать доступ к необходимым услугам и информации в области репродуктивного здоровья» (стр. 35 англоязычной версии доклада);

«Доступ к качественному современному сексуальному образованию остается иллюзорным для большинства подростков. Хотя многие страны проводят политику современного сексуального образования и имеют соответствующие программы, большинство из них не внедряет их в широком масштабе или на уровне, отвечающем международным стандартам» (стр. 37 англоязычной версии доклада);

«В дополнение к этим знаниям молодые люди нуждаются в широком перечне услуг в области сексуального и репродуктивного здоровья, включая предохранение от подростковых беременностей, заботу о беременных подростках, профилактику СПИДа, тестирование, консультации, лечение и уход, обеспечение вакцинами против ВПЧ и безопасные аборты» (стр. 37 англоязычной версии доклада);

«Подростки и молодые женщины, нуждающиеся в безопасных абортах и пост-абортивном сопровождении, сталкиваются с проблемами доступа во многих странах» (стр. 38 англоязычной версии доклада);

«Доступ к презервативам для профилактики СПИДа и болезней, передающихся половым путем, является критически важной стратегией профилактики, но очень мало молодых мужчин и женщин их используют» (стр. 38 англоязычной версии доклада) и т. д.

Итак, начиная с претензии к законам, ограждающим детей и подростков от сексуальных посягательств (педофилы рукоплещут), авторы доклада переходят к необходимости широкого внедрения т. н. сексуального образования, доступа к контрацепции, абортам, вакцинам ВПЧ и т. д.

Маниакальная устремленность авторов любой ценой навязать детям и подросткам то, в чем большинство из них в силу возраста не нуждаются, на наш взгляд, способствует растлению малолетних и носит ярко выраженный лоббистский характер. Многие, наверное, догадываются, что продвижение т. н. сексуального образования имеет определенные коммерческие эффекты. В частности, это автоматически влечет повышение спроса на продукцию порнографического содержания, контрацепцию, аборты, ассортимент секс-шопов, которые сулят немалый доход соответствующим транснациональным компаниям.

Так, в докладе прямо заявляется о необходимости расширения рынка сбыта контрацепции: «Доступ к профилактике контрацепции означает возможность получения контрацептивных услуг. До сих пор девушки-подростки имеют низкий уровень доступа к контрацепции, вследствие чего использование ими контрацепции составляет лишь 22%, в то время как среди женщин старше 30 лет этот показатель составляет 60%» (стр. 37 англоязычной версии доклада). Иными словами, колоссальная и вполне закономерная разница в использовании контрацепции между этими возрастными группами, по логике авторов, представляет собой значительное поле для деятельности. Вне всяких сомнений, прибыль от расширения целевой группы будет ежегодно исчисляться десятизначными суммами в долларовом эквиваленте.

Однако давайте рассмотрим подробнее такие благозвучные словосочетания как «безопасные аборты» и «доступ к презервативам» в контексте «критически важной стратегии профилактики», о которой так убежденно (к сожалению, не убедительно) нам рассказывают авторы скандального доклада ООН.

Что такое «безопасные аборты»?

Что касается абортов и их «безопасности», то весь казус состоит в том, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), в компетенции которой находится данный вопрос, не дает трактовки термину «safe abortion» (безопасный аборт), хотя довольно часто использует это словосочетание. При этом ВОЗ активно интерпретирует термин «unsafe abortion» (небезопасный аборт), который определяется как процедура по прерыванию нежелательной беременности, выполняемая лицами, не обладающими необходимой квалификацией и / или в условиях, не отвечающих медицинским нормам.[4]

Дефиниции «безопасный аборт» нет даже в публикациях ВОЗ, в которых этот термин вынесен в название. Как это ни странно, но такое определение отсутствует даже в объемном руководстве ВОЗ под названием «Safe abortion: technical and policy guidance for health systems»[5] («Безопасный аборт: техническое и политическое руководство для систем здравоохранения») от 2012 года. Нет такого определения и в русскоязычной публикации ВОЗ от 2004 года под названием «Безопасный аборт: Рекомендации для систем здравоохранения по вопросам политики и практики», где авторы, уклоняясь от четкого определения понятия «безопасный аборт», навязываемого женщинам по всему миру, ограничиваются весьма витиеватой и крайне осторожной фразой: «Если прерыванием беременности занимаются квалифицированные медработники, используя для этого адекватное оборудование, правильную методику и санитарно-гигиенические стандарты, то аборт является одним из самых безопасных медицинских вмешательств».[6]

Чувствуете разницу? Аборт является не безопасным, а одним из безопасных медицинских вмешательств. Таким образом, ВОЗ, планомерно продвигая идею «безопасности» абортов в тандеме с ЮНФПА и др. международными организациями (USAID, Фондом Билла и Мелинды Гейтс, Международной федерацией планирования семьи и т. д.), и даже помещая этот загадочный термин в название своих официальных публикаций, ни разу так и не отважилась дать соответствующее определение и тем более признать процедуру аборта безопасной. Речь идет в лучшем случае о снижении рисков, но отнюдь не о достижении безопасности прерывания беременности.

На наш взгляд, показательно и то, что в англоязычной версии известной электронной энциклопедии «Википедия» также не содержится раздела под названием «Safe abortion» «Безопасный аборт», зато есть раздел «Abortion» («Аборт») с подразделом «Безопасность» («Safety») и отдельный раздел под названием «Unsafe abortion» («Небезопасный аборт»). Ни в одном из указанных разделов и подразделов всезнающей Википедии нет опять-таки ни одной трактовки «безопасного аборта». Вместо этого в разделе «Abortion» (подраздел «Safety») со ссылками на медицинский журнал «The Lancet», Американский колледж врачей и ВОЗ приводится следующий текст: «Риски для здоровья, создаваемые абортом, зависят от того, выполняется ли эта процедура безопасно или небезопасно. Всемирная организация здравоохранения определяет небезопасные аборты как те, которые выполняют неквалифицированные лица, с применением опасного оборудования или в антисанитарных условиях. Легальные аборты, проведенные в развитых странах, являются одними из самых безопасных процедур в медицине».[7]

Аналогичным образом в разделе Википедии «Unsafe abortion» со ссылками на ВОЗ, ЮНФПА, Институт Алана Гуттмахера, а также публикации индийских и западных экспертов, содержатся следующие сентенции: «Небезопасным абортом является прерывание беременности людьми, не обладающими необходимыми навыками или в условиях, не соответствующих минимальным медицинским стандартам, или наличие того и другого. Например, небезопасный аборт может являться чрезвычайно опасной процедурой, угрожающей жизни, если производится самостоятельно в антисанитарных условиях, или аборт может быть более безопасным, когда производится врачом, который не обеспечивает надлежащий уход после аборта.

Небезопасные аборты являются существенной причиной материнской смертности и заболеваемости в мире. Большинство небезопасных абортов происходят там, где аборты запрещены или в развивающихся странах, где доступность хорошо обученных врачей не всегда имеет место, или где современные контрацептивы являются недоступными. Примерно одна из восьми смертей в мире, связанных с беременностью, ассоциируется с небезопасными абортами».[8]

По сути, вышеуказанные вариации в определенной степени отражает прежнее определение небезопасного аборта ВОЗ, которое появилось еще в 1992 г. и звучит следующим образом: «Небезопасные аборты характеризуются отсутствием или недостаточной квалификацией лица, производящего аборт, опасным оборудованием и антисанитарными условиями».[9] При этом авторы всех упомянутых публикаций ВОЗ усиленно избегают четкой интерпретации термина «безопасный аборт», как бы предлагая отталкиваться от противного, т. е. от определения термина «небезопасный аборт».

Из всего сказанного выше следует вывод о том, что т. н. «безопасный аборт», по мнению сторонников этого термина, – это прерывание беременности, выполненное квалифицированным врачом в медицинском учреждении с применением соответствующего оборудования и правильных методик в стране, где аборт законодательно разрешен. Кстати, весьма схожую интерпретацию мы встретили в разделе «Аборты» русскоязычной Википедии[10], где содержится чуть ли не единственная в русскоязычном Интернете попытка дать соответствующее определение мифическому термину «безопасный аборт». Однако в русскоязычной версии Википедия ссылается не на медицинские или научные источники, а на некую Коалицию за репродуктивный выбор «Гроздья рябины», которая, как сказано на ее сайте, является неформальной сетью, деятельность которой направлена на обеспечение снижения материнской заболеваемости и смертности и т. д.[11] Согласно вышеуказанному источнику, аборт называется безопасным, если проводится при участии квалифицированного специалиста (врача, акушерки, медицинской сестры) с помощью одобренных и рекомендованных методов и в подходящем для этого медицинском учреждении[12]

Так ли это на самом деле? Является ли аборт, совершенный с выполнением всех указанных выше условий, безопасным?

Как ни странно, но ответ на этот вопрос не так давно дали сами специалисты ВОЗ. Ответ был четким и отрицательным. Это произошло весной 2014 г., когда в одном из бюллетеней ВОЗ вышел небольшой, но крайне важный материал под авторством сразу шести представителей Департамента репродуктивного здоровья и исследований ВОЗ. Текстовый материал в форме официального заявления вышел под названием «От концепта до конкретных мер: операционализация определения ВОЗ относительно небезопасных абортов» (“From concept to measurement: operationalizing WHO’s definition of unsafe abortion”). Ниже приводятся цитаты, дающие исчерпывающее объяснение специалистов ВОЗ по поводу т. н. «безопасных абортов».

«Определение ВОЗ небезопасных абортов было принято в рамках возникших руководящих принципов применительно к осложнениям искусственного аборта и было предназначено для интерпретации в этом контексте. Эта связь с техническими принципами по руководству производства абортов имеет решающее значение для его правильной интерпретации. Ничто в определении не предопределяет, кого считать «безопасным» исполнителем аборта или какими должны быть соответствующие навыки и стандарты для выполнения абортов. Такие вещи не являются статичными; они развиваются в соответствии с научно обоснованными рекомендациями ВОЗ.

… Несмотря на то, что небезопасные аборты определяются как рискованные, безопасность не может быть разделена, потому что риск существует всегда. Риск является самым низким, если проверенный метод используется для прерывания ранней беременности в медицинском учреждении; риск наиболее высок, если используется опасный способ, такой как использование каустических веществ перорально или вагинально или самостоятельное введение предметов в матку для прекращения развития беременности. Существует целый спектр рисков между этими двумя крайностями. В этом спектре находятся, например, случаи самостоятельного введения мизопростола в лежачем состоянии или использования устаревших процедур, таких как выскабливание, квалифицированными медицинскими кадрами.

…широкое распространение неформального использования мизопростола добавило новый уровень сложности для понятия «безопасность». В результате назрела необходимость применения многомерного анализа риска для измерения безопасности абортов… Многомерная оценка безопасности абортов, как предложено, делает оценку более трудной…

Существующих оценок безопасности искусственных абортов недостаточно…»

Не имея возможности привести здесь полный текст указанного заявления в силу ограниченного объема данной статьи, укажем также, что из позиции цитируемых выше специалистов следует, что легализация абортов отнюдь не делает их безопасными.

Как выяснилось, «безопасность аборта» – это классическая манипуляция смыслами. Из представленной выше позиции специалистов профильного департамента ВОЗ прямо вытекает, что безопасных абортов не бывает, ибо, как сказано выше, "риск существует всегда". Теперь становится понятно, почему сторонники «безопасных абортов» так тщательно избегают их конкретного определения.

Отметим, что эксперты ЮНФПА в рассматриваемом докладе, содержащем неоднократные призывы к предоставлению "безопасных абортов", 13 раз прямым образом ссылаются на Всемирную организацию здравоохранения. Сомнительно, что при таком пристальном внимании авторов доклада к источникам ВОЗ, им не была известна вышеприведенная позиция ее специалистов, полностью опровергающая безопасность абортов.

Обратный эффект презервативов

Еще интереснее обстоит дело с «доступом к презервативам» для детей и подростков, на котором так неистово настаивают демографические менеджеры ООН.

В 2005–2006 гг. британская мультинациональная компания HBSC совместно с ВОЗ провели исследование поведения детей школьного возраста в области здоровья. Эксперты оценили показатели здоровья детей и подростков и влияющие на него факторы в 41 стране. В отчете, опубликованном по итогам указанного исследования, содержатся ключевые результаты в области здоровья 11, 13 и 15-летних детей. Одним из результатов исследования является определение уровня использования презервативов среди 15-летних. Как сообщается в отчете, самый высокий уровень использования презервативов среди 15-летних наблюдался на тот момент в Испании. Об использовании презерватива во время последнего полового акта в этой стране сообщили 95% девочек и 83% мальчиков.[13] Казалось бы, уровень защищенности от ЗППП в Испании должен быть высочайшим. Давайте посмотрим, насколько оправданы такие ожидания (См. График 1).

скачанные файлы.png

Источник: World Health Organization. CISID. Data on sexually transmitted infections (STI)

* Данные по заражению герпесом в Испании за 2008 г. в вышеуказанной базе данных отсутствуют. 

Как видно на Графике 1, высокий уровень использования барьерной контрацепции в Испании не только не уберегает от ЗППП, но, наоборот, провоцирует рост венерических заболеваний. Данное утверждение в различной степени справедливо, по крайней мере, для таких инфекций как гепатит Б, герпес, сифилис и хламидиоз. Приведем мнение профессора в области превентивной медицины и общественного здоровья Хокина де Ирала (Университет Наварры, Испания): «Наиболее частые пациенты врачей-венерологов – это люди, имевшие 20 и более сексуальных партнеров. Роль презервативов, в данном случае, мифологизируется(выделено нами), т. к. они не обладают высокой эффективностью в плане профилактики целого ряда инфекций – хламидиоза герпеса, цитамегаловируса, вируса папилломы человека (ВПЧ) и т. д. Агрессивный маркетинг презервативов, создавая иллюзию защищенности, провоцируют молодежь на более рискованные сексуальные контакты. Между тем, по степени риска, пять сексуальных контактов с презервативом приравниваются к одному сексуальному контакту без него. Наиболее лукавым обманом является миф о «безопасном» сексе, который якобы обеспечивает контрацепция. На самом деле, научные данные говорят нам, что по-настоящему безопасный секс возможен только в браке при условии, что супруги верны друг другу».[14] Например, вероятность заражения ВПЧ для женщин, чей партнер в ста процентах случаев использует презерватив, превышает 37%. Одним из частых последствий этого вируса является рак шейки матки.[15]

Будет не лишним заметить, что именно в Испании наблюдается один из самых низких уровней рождаемости в Европе. Суммарный коэффициент рождаемости в этой стране составляет всего лишь 1,32 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста[16], что в 1,6 раза ниже уровня элементарного замещения поколений.

Выводы

В связи с вышеизложенным, на наш взгляд, необходимо не только пересмотреть целесообразность применения вредоносных положений целого ряда международных документов на нашей территории, но и само участие России в целом ряде международных институций. В первую очередь это касается Фонда ООН по вопросам народонаселения, под грифом которого был опубликован скандальный доклад «Мощь 1,8 миллиарда. Подростки, молодежь и трансформация будущего».

Рассмотренный доклад ЮНФПА, щедро финансируемой, в том числе из российского бюджета, открыто продвигает рискованное сексуальное поведение, сокращение рождаемости и разрушение семейных отношений. При этом значительным преимуществом российских и зарубежных оппонентов ЮНФПА является ее грубое невежество в вопросах демографии. Так, утверждая о многочисленности подростков и молодежи на планете, авторы доклада даже не потрудились ознакомиться с хронологией демографической динамики за последние десятилетия, которые убеждают в стремительном падении доли детей и молодежи в общей численности мирового населения. Впрочем, авторов доклада беспокоит не абстрактная "многочисленность" подростков и молодежи, но ее численное превосходство за пределами развитых стран, включая США и европейские государства.

Агрессивная тональность доклада состояла не только в призывах к сокращению численности населения целых континентов, но, что гораздо страшнее, в подрыве детско-родительских и традиционных отношений. Помехами на пути реализации "репродуктивных прав" подростков и молодежи были названы их родители, традиции и религиозные организации. Авторы доклада прямым образом продвигают аборты для подростков (без согласия родителей) и молодых людей, распространение контрацепции среди детей и подростков, вовлечение в ранние половые связи, снижение возраста сексуального согласия (что явно на руку педофилам) и сексуальное образование, неминуемо ведущее к снижению рождаемости, сексуальным девиациям и повышению спроса на порнографическую продукцию.

В целом документ носит ярко выраженный лоббистский характер и преследует цели демографического сдерживания неугодных стран наряду с коммерческими интересами глобальных контрацептивных и прочих корпораций. Словосочетание "репродуктивное здоровье", под маской которого продвигаются вышеперечисленные разрушительные инициативы, встречается в докладе 150 раз.

На этом фоне вызывает немалое удивление систематическое финансирование деятельности ЮНФПА со стороны Правительства Российской Федерации. Если в 1996 г. ежегодный взнос нашей страны в ЮНФПА составлял 150 тыс. долларов[17], то к 2006 г. эта сумма удвоилась[18], а к настоящему времени расходная часть Российской Федерации в финансировании только одного из проектов, реализуемых в Белоруссии по линии ЮНФПА, составляет 900 тысяч долларов.[19] При этом в России действует официальное представительство ЮНФПА, ведущее соответствующую деятельность на нашей территории уже много лет. Кроме того, в конце 2014 г. региональный директор Фонда ООН в области народонаселения по Восточной Европе и Центральной Азии Хэймо Лаакконен сообщил, что ведутся переговоры о финансировании российской стороной проектов ЮНФПА в Таджикистане и Киргизии.[20]

В свете всего вышесказанного возникает неотложная необходимость прекращения финансового и любого другого участия России в деятельности ЮНФПА и других подобных структур.

Полагаем, что на фоне сложившейся ситуации в сфере международных отношений у России имеется уникальный шанс не только для реализации суверенной семейно-демографической политики, но также для внешнеполитической деятельности по защите традиционных нравственных ценностей, одобряемых большинством населения планеты. По указанному кругу вопросов у нашей страны имеется немало союзников, рассматривающих Россию в качестве одного из оплотов семейных основ человеческой цивилизации.

Сегодня непозволительно забывать о том, что наблюдаемое противостоянии России и Запада, равно как традиционного и модернистского мировоззрения во всем мире, имеет несколько измерений, включая демографическое. В данном контексте защитные меры от агрессии в отношении отцовства, материнства и детства, как на национальном, так и на глобальном уровне, не менее важны, чем укрепление обороноспособности в целях отражения возможной военной агрессии. опубликовано econet.ru

С полной версией доклада «Мощь 1,8 миллиарда. Подростки, молодежь и трансформация будущего» можно ознакомиться на официальном сайте Фонда народонаселения ООН: на английском языке –http://www.unfpa.org/sites/default/files/pub-pdf/EN-SWOP14-Report_FINAL-web.pdf ;на русском языке – http://www.unfpa.org/sites/default/files/pub-pdf/RU-SWOP14-Report%20Rev-Web-update%2024%20Nov.pdf

 

Автор: Игорь Белобородов, Кандидат социологических наук

 

 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!