События Дом

Несколько откровений Эдварда Сноудена

 

Несколько откровений Эдварда Сноудена

Бывший сотрудник американской разведки ответил на вопросы реддиторов

Интервью в стиле треда AMA (Ask Me Anything — спрашивайте меня о чём угодно) с участием Эдварда Сноудена пополнило копилку его биографии несколькими откровениями. Многие вопросы касались волнующей любого скептика темы: на разведку какой страны работает информатор о деятельности Агентства национальной безопасности США. В треде отвечали сразу несколько человек: авторы взявшей «Оскара» документальной картины «Гражданин четыре» Лаура Пойтрас и Гленн Гринвальд и главный герой фильма. AMA прошла отлично, если не считать крошечной заминки сошибочным баном аккаунта Сноудена и последующей разблокировкой.

Если бы у Сноудена была возможность изменить что-то в своих утечках о незаконной прослушке АНБ и масштабах кибервооружения агентства, он начал бы действовать раньше. Сноуден уверен, что в этом случае программы спецслужб в меньшей степени укоренились бы в правовом поле, а злоупотребляющие своими полномочиями не привыкли бы к их текущему состоянию. После появления у государства нового рычага воздействия отобрать его становится во много крат сложнее. Примером является раздел 215 акта PATRIOT, который должен помочь бороться с терроризмом, но в реальности не помог предотвратить ни одного теракта. Сноуден призывает читателей не дать подобному случиться в странах их проживания.

 

max_fisher: Для Эдварда Сноудена — российский журналист Андрей Солдатов описал Вашу повседневную жизнь ограниченной российскими государственными службами безопасности, которые, как он заявил, контролируют обстоятельства Вашей жизни в стране. Так ли это?

Сноуден: Хороший вопрос, спасибо.
Ответ — конечно, нет. Заметьте, что во всех этих статьях обвинения, в общем-то, доходят до спекуляций и подозрений. Ни в одной из них нет реальных доказательств, авторы просто сильно уверены, что я российский шпион, и поэтому это обязано быть правдой.
И я их понимаю. Действительно понимаю. Нет, серьёзно — я ведь когда-то преподавал «кибер-контрразведку» (это их термин) в Разведывательном управлении Минобороны США.
Но если посмотреть в целом, то насколько это логично? Если бы я был российским шпионом, то зачем лететь в Гонконг? Это был непозволительный риск. И далее: зачем вообще выдавать журналистам информацию и, что нужно отметить, так много и такой важности? Любая ценность для разведки России была бы сразу же подорвана.
И если бы я был российским шпионом, то с чего я месяц торчал в аэропорту? Вместо этого меня ждали бы парад и медаль.
В реальности я провёл столько времени в этом клятом аэропорту, поскольку я не хотел идти на чужие условия, и никто не знал, что со мной делать. Я отказался сотрудничать с российской разведкой в любом виде тогда (если интересно, прочитайте мои показания парламенту ЕС), и ничего не изменилось до сих пор.
Думаю, мне помогла моя известность. Что со мной могут сделать? Если я покажусь на публике со переломанными пальцами, всем всё станет ясно.


Сноуден трезво оценивает своё будущее: он предполагает, что его могут использовать в качестве козыря в международной политике. Но он всё же предпочитает не задумываться над ситуациями, в которых его могут обменять, к примеру, на отмену санкций.

Главный участник множества утечек отмечает, что нужно поднять тему шпионажа на президентских выборах 2016 года в США. Сноуден уверен, что нет ни одной причины доверять словам Путина, когда тот заявляет, что в России программ слежки нет. Но эта проблема распространяется на все государства. Невозможно поменять законы только в одной стране, нужно следить за исполнением прав во всём мире, говорит Сноуден.

Некоторым авторам вопросов казалось, что с момента публикаций данных о деятельности АНБ в сознании людей мало что изменилось, хотя утечки были очень крупным информационным событием. Но отвечающие не согласны с этой точкой зрения. Сноуден считает, что изменения незаметны, поскольку большая часть происходит на уровне построения систем: Google теперь шифрует передачу данных между дата-центрами для предотвращения пассивного мониторинга, Apple вводит полное шифрование своих смартфонов, а исследователи по всему миру ищут решение проблемы метаданных. Наконец, появилась осведомлённость о программах прослушки в широких кругах. До 2013 года заявление об обеспокоенности этими вопросами привело бы лишь к недоумевающим взглядам и репутации сторонника теорий заговора. Сегодня о деятельности спецслужб что-то слышали почти все.

Эдвард Сноуден являлся техническим специалистом консалтинговой компании Booz Allen Hamilton, предоставляющей услуги различным государственным органам обороны и разведки США. В процессе работы на американские спецслужбы Сноуден начал разочаровываться в их деятельности. В конце 2012 года он связался под анонимным псевдонимом с журналистом «Гардиан» Гленном Гринвальдом. Летом 2013 года Сноуден бежал в Гонконг, передал множество секретных документов нескольким изданиям и раскрыл свою личность. Сейчас Сноуден находится в России в статусе беженца после неудачной попытки добраться до Бразилии. Масштаб утечек огромен: они продолжаются до сих пор, раскрывая всё новые и новые методы работы американских спецслужб. опубликовано 
econet.ru

 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!