События Дом

Еще раз о вредной помощи

Помогать другим — дело хорошее и нужное. Вряд ли кто станет спорить с очевидным. Но помощь иногда может нанести огромный вред — тому, на кого она была направлена. Часто от неправильной помощи страдают, сами о том не ведая, дети, живущие в детских домах.

Вот, например, многодетная приемная мама Наталья Кажаева (всего у неё семь детей), сетует, что её старшего сына чуть ни сделали игроманом. Мальчик, когда находился в детском доме, просил денег, а добрые спонсоры с радостью переводили — на телефон, интернет-кошелек, наверное, радуясь, что помогают «сиротке».

Подросток на эти деньги делал ставки в тотализатор. А после того как попал в приемную семью, перестал получать такие «подарки» и начал воровать. Почему-то взрослым людям даже не пришло в голову задуматься — а стоит ли давать деньги вот так, по первой просьбе, умеет ли человек ими распоряжаться?

«Слово «спонсор» сегодня чаще ассоциируется с одним смыслом — бездумном, безграмотным использованием средств, ресурсов, там, где нужно сделать по-другому, отнестись по-другому, — говорит Александр Гезалов, общественный деятель, международный эксперт по социальному сиротству стран СНГ. — Люди без понимания проблем делают неумную инвестицию. Умная инвестиция — это когда после действия спонсора ситуация либо коренным образом улучшилась, либо есть видимые предпосылки к этому.

Чаще спонсор — человек эмоционального посыла, в задачу которого не входит глубокий анализ того, что после его «помощи» может последовать.

Сегодня спонсорство в России чаще скоростное: растревожился человек, быстренько выделил денег, не задумываясь о последствиях.

Нельзя давать деньги просто потому, что их просят. Сначала нужно изучить вопрос, понять, прощупать, а в чем действительно нуждается человек? Дать не рыбу, а удочку, постараться максимально вложиться в знания ребёнка, в его новые жизненные ощущения, которые потом помогут социализироваться ему в мире взрослых, когда он повзрослеет. А не привозить «по зову сердца» мешок одежды. Эта одежда ему никак не поможет в дальнейшем, а знания — помогут, чем больше знаний, тем больше повышается жизнестойкость человека. В человека, получившего знания, умения, потом вкладываться не нужно: он сам начнет это делать. А «подарочки» превращают его в бездонную, постоянно нуждающуюся в помощи социальную бочку, в постоянного просителя».

Ребёнок, воспитывающийся в семье, понимает, что подарки, какие-то поездки, стоят родителям денег. Как зарабатываются деньги, он тоже видит: родители ходят на работу, устают, рассказывают о том, что и как они там делают, и нередко берут своих чад посмотреть, чем же они занимаются в то время, пока их нет дома. Это как с едой — домашний ребенок в курсе, что еда не появляется сама собой, сначала нужно купить продукты (на заработанные деньги), потом — готовить… Но то, что для домашнего ребенка — проза жизни, для воспитывающегося в детском доме нередко — терра инкогнита.

Дети, воспитывающиеся в детских домах, привыкают, что подарки (порой дорогие — не каждая семья может себе позволить подарить, например, девятилетнему чаду новенький айфон) сваливаются из ниоткуда. А потом, во взрослой жизни подарками их никто обеспечивать не собирается…

«В детском доме ни один спонсор не будет рассказывать о том, как жить среди людей потом, когда этого спонсора рядом не будет. Стремление к «халяве» читается во всем: «Ой, мне же квартира полагается; интересно, сколько там у меня на книжке накопилось, — на айфон хватит?» Мысли, чтобы пойти и заработать, в голову просто не приходят. А зачем? И так дадут… Рассказываю своим детям, что нам никто ничего не дал, все сами заработали. Не нужно рассчитывать на помощь: всего стоит добиваться собственными силами. Годы упорных тренировок меняют сознание и отношение к жизни», — делится Наталья Городиская, руководитель проекта «Кафе приемных семей» в городе Пенза, многодетная приемная мама (девять детей).

Телефон — о стену

От многих приёмных родителей я слышала, что дети не умеют радоваться подаркам и ценить их. Этому учат их всё те же спонсоры.

«Когда я работал в детском доме, помню, как относились дети к приходу спонсоров и как их подарки потом продавались на сторону, воровались друг у друга. То, что они не ценят их, можно судить даже по тому, что если им подарили телефон марки «послабее», чем ожидалось, то, разозлившись, они могли его ударить о стену, так, что телефон разлетался на кусочки», — вспоминает  Станислав Дубинин, координатор адаптационного центра постинтернатного сопровождения на базе общественной организации «Домик детства» в Самаре.

«Дети в детских домах не знают цену вещам, потому что им одежду выдают, деньги (пусть небольшие) — тоже, плюс приезжают спонсоры, дарят подарки, и неважно, ходил ребенок в школу или нет, наказан или нет. Он может не учиться, всем хамить, посылать воспитателей на три буквы, но приезжают спонсоры, и он красивый и нарядный идет получать подарки и участвовать в мероприятиях. Так вырабатывается паттерн, что он может делать что хочет, и ему за это ничего не будет, да еще и подарки дадут…

Сколько я знаю историй про то, как дети получают в подарок айфон за 30 000 рублей, а продают за 500 рублей! Они просто не знают цену вещей. Они узнают её, только когда начинают ходить с тобой по магазинам и ужасаться», — продолжает разговор Елена Прудникова, психолог, руководитель социального проекта «Подготовка детей-сирот к жизни после детского дома».

Понятно, что купить подарки, просто устроить праздник — не так сложно, как всерьез задуматься, что будет с детьми дальше. Детьми, которые привыкли только получать и которые потом, став взрослыми, выйдут в нашу жизнь, будут жить рядом с нами. Мы-то знаем, что ничего просто так в нашем мире не дается, а они — нет. Значит, будут пытаться брать. Какими способами — говорить не хочется.

Главная учеба — в семье

«Любые хороводы, праздники, подарки, — всё это ничем не поможет во взрослой жизни ребенку без опыта жизни в семье, — говорит многодетная и приемная мама Ольга Синяева, автор фильма «Блеф, или с Новым годом!» о том, как работает сиротская система в России. — Прежде всего, конечно, нужно работать с кровной семьей, а это — большие и материальные, и профессиональные вложения. Если не получается, — передать ребенка на воспитание в приемную семью, а не на сиротский конвейер».

А вот своим опытом делится Наталья Городиская: «Про потребительское отношение — больная тема для приемных родителей. Даже прожив годы в семье, многие подростки уверены, что земля вращается вокруг них. Но сдвиги есть, я их вижу. Поэтому семья, ее быт, нужды, совместные дела, проблемы и способы их решения, трудные ситуации и пути выхода из них — лучший опыт для жизни. Старший наш в семье с 16 лет. До этого пять лет — в детском доме. За полгода «убил» два планшета. Причем первый — наш подарок, на второй заработал сам. Отношение одинаковое. Какая-то странная уверенность, что будет другой планшет, новый. Сейчас сам распоряжается деньгами, уже более бережлив. Учится в колледже, живет в общежитии. Дома помогал, но «не умею», «не знаю, как» — заученная фраза. И никогда — «научи», «покажи, как»… Сейчас жизни заставила. Умеет все. Я рада, что заставляла «учиться у меня». С боем, иногда со скандалом и хлопаньем дверью. Но в жизни пригодилось.

Семья у нас многодетная, и правила оговаривались сразу. Я никому не обещала дорогих подарков. Но ожидания были. Приходилось объяснять, что есть бюджет. Даже с калькулятором садились вместе и считали расходы. У многих приемных родителей, по моим наблюдениям, есть в самом начале пути серьезная ошибка. Они очень хотят понравиться приемному ребенку путем покупки дорогой одежды и гаджетов. Ребенок совершенно естественно полагает, что так будет всегда. И тут родители искренне возмущаются: «Ну как он не понимает??!! Он сломал компьютер и требует новый!» Не понимает и не поймет, если не объяснить. А объяснить можно только в семье, в системе объяснить это невозможно».

Так что людям, которые искренне хотят помочь, стоит задуматься, пользу или вред принесет их помощь. Кстати, помогать можно и многодетным семьям (чтобы меньше было социальных сирот), и приёмным семьям, чтобы дети вновь не вернулись в учреждение. Главное — понять, как помогать. «Если человек не уверен, что средства могут быть правильно израсходованы, сомневается, как лучше помочь, то лучше найти экспертов, которые подскажут правильный алгоритм участия», — говорит Александр Гезалов.

В заключение — наглядный пример правильной помощи от Александра Гезалова: «Многодетной семье нужна была хорошая флейта для дочки. Я попробовал обратиться с это просьбой к спонсорам, но они говорили: «Для чего нужна флейта?! Вот одежду отвезти им, в детский дом, или конфеты — другое дело!» Деньги все-таки удалось найти, флейту купили. Девочка стала лауреатом всероссийских и международных конкурсов. Теперь она способна и себя обеспечить, и семье помочь».опубликовано econet.ru

Автор: Оксана Головко

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!