События Дом

Приемные дети. Просто история

Просто история

Опыт родителей приёмных детей бесценен и уникален, ведь чтобы помочь раскрыться такому ребёнку, нужно завоевать его сердце, а это ох как непросто, поскольку у таких детей много травмирующего опыта в прошлом. И вновь на помощь приходит процесс адаптации родителей к сложностям с такими детьми. Когда мы устали, то эмоциональный отклик с нашей стороны притупляется, мы чувствуем меньше боли в отношениях с детьми, но при этом мы и не чувствуем эмоциональной близости с нашими чадами, не ощущаем единства нас вместе. Стоит заметить, что возвратиться к контакту с собой (а затем и с окружающими) и в других ситуациях возможно также приняв неподконтрольные ситуации через слёзы тщетности. История выхода из онемения мамы приёмного ребенка следует ниже. В истории происходит диалог мамы с психологом.

– Он живёт в семье четыре года, и, конечно, за это время многое изменилось, но иногда кажется, что не изменилось ничего. Когда он падает на пол и кричит, изображая младенца, или бесконечно кривляется, или когда до него невозможно достучаться. Я никак не могу сформулировать, что именно меня тревожит. Вроде бы всё по отдельности в порядке. Ну, чуть-чуть отстаёт речь, тут недостаёт внимания, там – самоконтроль страдает. Но мне кажется, дело не в этом. Иногда я смотрю на него, и всё во мне кричит: что-то не так! А люди говорят: нормальный ребёнок. Или: это просто задержка развития.

Я знаю, что у него нет аутизма, но то, что с ним происходит, чем-то похоже на аутизм. Трудно описать чем – это ощущение. Как будто мы находимся по разные стороны стеклянной стенки. Знаете, что самое печальное? Я устала. В последнее время я предпочитаю отстраняться и не вникать в его проблемы. Может, так даже лучше: по крайней мере, меня меньше раздражают его кривляния. Просто больше не могу. Онемение какое-то.

– А он говорит о своём прошлом? О детском доме?

– Раньше говорил иногда. Конечно, почти ничего не помнит. Как-то сказал: «Я там плакал». Но сказал отстранённо, как будто о ком-то другом. Я помню, как он выглядел в первое время дома: зажатый, замороженный, полуоткрытый рот, отсутствующее выражение лица. Всё словно сквозь вату…

– Когда человек страдает и не получает помощи, через какое-то время наступает онемение чувств. Страдающая часть заключается в некую капсулу, изолируется, выносится на периферию личности – это вопрос выживания. А человек так и живёт – расщеплённый. Он растёт и развивается, но запертая часть личности не меняется и не растёт. На то, чтобы не выпустить её из капсулы (иначе будет очень больно), требуется много сил. Силы, которые можно было бы потратить на игру, эмпатию, интерес к жизни, обучение, тратятся на охрану капсулы. А личность, запертая в ней, всё время напоминает о себе, стучит, как в фильме «Джуманджи». И при малейшем стрессе – вы можете даже не заметить причины – она выходит вперёд, и тогда ему только с виду семь лет, а на самом деле два. Конечно, вы сразу чувствуете, что происходит что-то неладное.

– Запертая личность… Это напоминает крестражи.

– Если так подумать, “Гарри Поттер”-то – книга о чём? О трёх сиротах.

– А что можно сделать с этим расщеплением?

– Можно по-разному играть. Например, в машину времени. У вас есть машина времени, и вы можете вернуться в то время, когда он был один. В детский дом, дом ребёнка или больницу. Вернуться туда и сделать для него маленького то, что не получилось сделать тогда.

Я еду домой. Ну да, всё сходится. Наконец-то я получила внятный ответ на свои вопросы.
Он ещё не спит, и я захожу к нему в комнату почитать перед сном. Да-да, “Гарри Поттер”. Книга о трёх сиротах.
– Какую песню тебе спеть?
– Про кошку.
Начинаю петь единственную песню про кошку, которая приходит в голову.

Спи, усни, не бойся, укройся одеялом из шерсти,
В этой комнате белого льда
К тебе придёт мышка-беда.
Не беспокойся – её прогонит кошка, которая приходит всегда.
Спи, забудь, что ты в больнице,
Что окна – не окна, а чёрные бойницы,
Что крепость взята в осаду зимой…

На меня накатывает огромная печаль. Я вдруг осознаю, что это он, двухлетний или трёхлетний, лежит в больнице один. И никто к нему не пришёл, не заслонил, не помог справиться со страхом и горем. Вот что заперто в капсуле.

Понимаю, почему мне хочется отстраниться: меня пугает даже мысль о том, что ему пришлось так страдать. Я, взрослый человек с осознанной мотивацией, говорю о принятии, привязанности и помощи. Я, любимый ребёнок из благополучной семьи, не хочу знать, что испытывает ребёнок, которого бросили.
Немного позже я включу воду в ванной и буду плакать. И онемение, которое я давно уже чувствую внутри, начнёт уходить. Конечно, легко не будет. Но ничего, справимся как-нибудь.

А пока я сижу с ним в тёмной комнате, и он говорит:
– Спой другую песню. Помнишь – «надежда, я останусь цел…»?  опубликовано 
econet.ru

Маша

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!