События Дом

Хлорофилл против рака

Метод лечения рака с использованием природного вещества - хлорофилла. Разработан профессором В.А.Борисовым. По нашему мнению метод не совсем идеален и, также, как и другие изобретения цивилизации, отводит человека в сторону от своего природного совершенного развития, но всё же имеет право на реализацию, поскольку в наше искаженное время не все люди имеют возможность и силу воли изменить жизнь, например, питаться природосообразно, переехать жить в деревню, выращивать свой  экологически чистый урожай. 

Хлорофилл против рака
СУТЬ МЕТОДА ПРОФЕССОРА БОРИСОВА

Что такое раковая клетка

Это клетка, которая потребляет очень много питательных веществ, очень быстро делится, активно размножается во всех тканях, вытесняет нормальные клетки, истощает организм и приводит его к гибели.

Как с нею бороться

 
Хитростью! Ее надо отравить таким образом, чтобы здоровые клетки не пострадали. Представим себе, что за столом собралась компания гостей. Вредные хозяева знали привычки приглашенных, решили от некоторых из них избавиться и поставили на стол тортик, приправленный, к при-меру, цикутой. И пока большинство гостей чинно разговаривали и по крошке от торта отведали, несколько торопливых обжор быстренько весь тортик съели и скончались на месте. А все остальные остались живы и здоровы.
 
Примерно таким же образом профессор Борисов лечит рак. Он вводит в организм вместо «тортика» препарат из зеленого хлорофилла, который похож на гемоглобин и легко усваивается прожорливыми раковыми клетками. Затем клетку с помощью лазера облучают светом с определенной длиной волны. Под влиянием лазерного луча из хлорофиллового препарата освобождается активный кислород.
 
В раковых клетках поры отсутствуют, а кислорода в них накапливается так много, что они буквально взрываются изнутри. Здоровые клетки хлорофилла захватывают очень мало и поэтому остаются целыми и невредимыми. Но тут возникает серьезная проблема - свет, который испускается лазером, достигает только кожи и не проникает в глубину тканей. Он может исцелить от поверхностного рака, но не от опухолей внутренних органов. Как быть?

Профессор Борисов нашел оригинальный способ, позволяющий свету проникать очень глубоко. Все в нашем организме подчинено ритму под названием биорезонанс: дыхание, сердцебиение и сокращение самых мелких сосудиков - капилляров, проталкивающих кровь в глубину тканей. У каждого пациента - свой ритм дыхания, сокращения сердца и капилляров.

Биоритм определяют с помощью компьютера, непрерывно следящего за состоянием больного, и синхронно с ним короткими импульсами подают свет. На выдохе, когда кровь притекает к сердцу и все сосуды опустошены, лазерный луч добирается до пораженных опухолью тканей самым коротким путем и уничтожает больные клетки. На вдохе свет в ткани не поступает. Если больной во время процедуры вспомнил про плохое и разволновался, приборы моментально отреагируют на изменение биоритма и частота световых импульсов увеличится. А как только он успокоится - снова замедлится.Каждый слышит, как он дышит.


В чем плюсы данного метода
 
Он, в отличие от химиотерапии и об-лучения, не повреждает здоровые ткани и не вызывает никаких побочных эффектов - от него не тошнит, не болит голова и не повышается температура. Его можно применять у самых тяжелых больных при самых серьезных опухолях. В 2004 году профессор Борисов помог исцелиться от тяжелейшего наследственного заболевания 19-летней англичанке Луизе Лонгмен. Она страдала множественными опухолями кровеносных сосудов, ей грозила ампутация руки. Английские врачи ничем не могли ей помочь. Родители Луизы услышали про метод Борисова и обратились за помощью к нему - терять было нечего. Борисов проконсультировал девочку в Англии и пригласил ее на лечение в Москву. За курс лечения опухоли уменьшились на четверть. Врачи смогли удалить образования и сохранить девушке руку. Прошло три года. Луиза прекрасно себя чувствует, учится на третьем курсе медицинского факультета и планирует стать хирургом.
 
В 2005 году Борисов вылечил страдающего опухолью головного мозга 12-летнего мальчика из Югославии. Ребенок с трудом передвигался и не мог разговаривать. Австрийские врачи нашли у него, кроме огромной опухоли в мозгу, множественные метастазы в легких и отправили его домой умирать. После первого курса лечения состояние ребенка резко улучшилось. Он ходит в школу и за два года два раза приезжал к профессору, чтобы привести в порядок иммунитет. Теперь в клинику Борисова валом повалили онкологические пациенты из Югославии. Эффективна его методика при лечении новообразований желудка, молочных желез и гинекологической сферы.
 
И вместо, и вместе
 
Может ли метод Борисова использоваться вместо операции и других способов лечения онкологических болезней? Теоретически на ранних стадиях заболевания - может. Практически, даже в запущенных случаях, избирательная хронофототерапия неоднократно приводила к полному исцелению пациентов - например, ликвидировала опухоли груди или метастазы. Но чтобы превратить ее в полноценный способ лечения, надо продолжать исследования и тратить на них много денег, которых у клиники Борисова попросту нет. Поэтому сейчас хронофототерапия применяется или после операции, или вместе с химиотерпией, или вместе с лучевой терапией и приводит к блестящим результатам. (ред. - лучше не применять химио- и лучевые терапии)
 
Почему он помогает
 
По двум причинам. Первая - препарат из водоросли спирулины содержит весь набор нужных нам витаминов и минералов, причем в очень близкой человеку форме, и, попадая в организм, активизирует все его защитные силы. Давно не секрет, что натуральные витамины лучше синтетических.
Некоторые синтетические витамины, некогда рекомендованные врачами для защиты от онкозаболеваний, на самом деле стимулируют образование предраковых клеток. Синтетический витамин Е в больших дозах вызывает рак печени.
 
Прием искусственных каротинов (провитамин А) чреват онкологическими заболеваниями легких. Сверхдозы витамина С (более 500 мг в день) увеличивают производствосвободных радикалов, нарушающих строение клеточных ДНК.
 
Натуральные витамины, такие как в спирулине, ничего, кроме пользы, нам не приносят. Находящиеся в ней биологически активные вещества помогают клеткам освобождаться от токсинов и способствуют очищению организма. Нам не надо бояться того, что здоровая клетка «отравится» хлорофилловым препаратом. У нее нормальный аппетит, и она наберет ровно столько полезных веществ, сколько способна усвоить.
 
Вторая причина - биорезонансный аппарат световыми импульсами заставляет клетки работать в здоровом, естественном ритме. Они чувствуют себя как усталые люди, которым наконец-то позволили вволю отоспаться и наладили режим дня. В тканях нормализуется обмен веществ, иммунитет сам справляется с врагами, и болезнь уходит. 
Галина Зайцева

 
Профессия реабилитолог
 
Процессы в мире элементарных частиц, т.е. в микромире, изучает квантовая механика. Квантовый уровень - это мир информации, мир-"невидимка". В такой уникальной естественной самоорганизующейся системе, какой является человек, квантовыми излучениями являются его мысли и чувства. Они прямо или косвенно сказываются на развитии организма, так как клетки тела постоянно "прислушиваются" к нашим мыслям и изменяются ими. Негативная мысль, в том числе и собственная, может стать для организма снарядом, способным пробить любую оболочку.
 
Так, депрессия подавляет иммунную систему, несчастье и отчаяние повышают опасность инфаркта и рака. Добрая же мысль творит чудеса. Она способна нейтрализовать пос­ледствия негативных эмоций, действует подобно лекарству, исцеляет и дает новые силы, восстанавливает структуру клетки. Мысль оптимиста, верящего в свои силы, в успех лечения - исцеляет. Мысль пессимиста, ни во что не верящего - добивает. А это означает, что нельзя отделять биологию от психологии.Путь к здоровью - это познавательный процесс, со своими особенностями, свойствами и законами. Он лежит через понимание и осознание, через умение управлять своими эмоциями.
Путь к здоровью - это познавательный процесс, со своими особенностями, свойствами и законами. Он лежит через понимание и осознание, через умение управлять своими эмоциями.
 
Кто вы, доктор?
 
- Я - практический врач, давайте начнем с этого, - говорит о себе Борисов - Имею по­рядка 15 медицинских специальностей, притом базовых. Когда меня спрашивают: "Кто вы?", отвечаю: "Я настоящий советский врач, никакой я не колдун, чтобы не было таких мыслей". Не получается у меня с колдовством, к сожалению (смеется), потому что это было бы проще. Мне приходится многое знать, для того, чтобы понимать. Я реабилитолог - это врач, который должен распознать любую болезнь, понять, с чего начиналось её развитие, и подумать о том, как помочь. На са­мом деле, я считаю, это одна из самых сложных дисциплин современной медицины. Его имя Виктор Александрович Борисов. Профессор Борисов. Доктор Борисов. Мы хотим заранее уведомить читателей, что он никого не оперирует и даже не применяет никаких медикаментов. Но при этом даже самые тяжелые онкологические больные, порой в безнадежных, терминальных состояниях, когда единственным облегчением считается морфий, попав в клинику Борисова, в считанные дни начинают чувствовать улучшение, а после нескольких стандартных курсов восстановительной терапии в добром здравии возвращаются к нормальной, полноценной жизни. Хотя, заметьте, речь не идет о каких-либо чудесах.

Автор множества поистине чудодейственных методик, практикующий их уже более полутора десятков лет, Борисов стал известен широкой общественности только летом 2004 года на волне газетной шумихи, поднятой английской The Sun и поддержаной многими российскими СМИ.

Это произошло после того, как Виктор Александрович помог справиться с редким генетическим заболеванием, вызывающим рак, синдромом фон Хиппель-Линдау, английской студентке Луизе Лонгман. Почему-то тогда никого не заинтересовал медицинский аспект события: все газеты с пеной у рта спорили только о том, оплатил В.В. Путин лечение англичанки или нет.

Тем не менее, благодаря той истории имя Борисова стало известно и другим неизлечимым больным. В частности, о статье в The Sun вовремя вспомнили родственники страдающего саркомой югославского мальчика Немани Станковича. После операции, сделанной ему в Белграде и химиотерапии, проведенной в Германии, с метастазами в легких, мальчик был отпущен домой умирать. В Австрии доктор Борисов осмотрел мальчика и пригласил приехать на курс реабилитации. Дальше произошло чудо.
Сегодня, по стопам Немани, в клинике Борисова выздоравливает большая группа детей из бывшей Югославии, многие из них с злокачественными опухолями мозга.
 
- Виктор Александрович, почему столько детей именно из Югославии?
- Видите ли, это страшная история. Во время недавней войны, американцы сбросили на территорию Югославии свой стратегический запас управляемых бомб замедленного действия, начиненных обедненным ураном, и снарядов с урановыми боеголовками. Это вызвало настолько стремительный рост онкологических заболеваний, что своими силами югославская медицина не в состоянии с этим справиться. Дети рождаются уже с раковыми заболеваниями. Вот мы и помогаем по мере сил.
 
- Действительно, очень страшная история. А можете ли вы познакомить нас с кем-нибудь из этих малышей?
 
 
- С удовольствием. Вот, Никола Берлич, 5 лет. Диагноз - опухоль малого таза 7,5 на 8 см, проросшая в мочевой пузырь. Была предложена операция по удалению опухоли вместе с мочевым пузырем. Родители категорически отказались от операции и привезли его ко мне в Москву. Это было три месяца назад. В результате химиотерапии, произведенной в Белграде - неукротимые рвоты и аллергия, передвигался с трудом, хромал из-за болей в ноге. Первый недельный (а, фактически, пятидневный) курс реабилитации он перенес хорошо. Родители отметили, что уже во время курса ребенок повеселел, стал активнее. Когда спустя месяц его привезли вторично, он чувствовал себя заметно лучше, хромать перестал. Мы обследовали мальчика. Компьютерная томография показала, что опухоль уменьшилась до размеров 3,5 на 1,5 см, а рентген выявил, что она не прорастает в мочевой пузырь. Я предложил родителям мальчика прооперировать опухоль. Они согласились, и операция в Белграде была назначена на 20-й день после окончания второго недельного сеанса реабилитации. Мальчика взяли на операцию, обследовали, оказалось - оперировать нечего. 28 сентября они приехали в мою клинику на третий, последний курс реабилитации. Такая вот история.
- Звучит сказочно. Трудно поверить, что вы не волшебник. Что же это за чудесная наука - реабилитология?
 
- Я нисколько не умаляю блестящий опыт хирургов и химиотерапевтов, но считаю, что самое страшное в жизни онкологического больного начинается тогда, когда его выписывают на амбулаторное лечение. Реабилитационные курорты в лучшем случае слегка подкрепляют его силы. Но вот на какой-то период времени больной оказывается в домашних условиях и, не понимая ничего, ждет, что же с ним будет дальше. Ему сказали: "Придете через полгода - мы проверим". Или через три месяца, не важно когда. И в этот ответственнейший период времени, необходимый для реабилитации, больной предоставлен сам себе, а это для него - огромная психологическая травма. Причем, так происходит во всех странах.
Я занимаюсь системной реабилитологией. Я не ставлю задачу прямого лечения онкологических заболеваний, для этого существуют специалисты. В моем случае речь идет не о лечении, а о восстановлении. Наша задача - восстановить иммунитет, оздоровить человека, вернуть его к жизни. Целью моей и моих коллег является восстановление фактического здоровья пациента. Заметьте, не средне­ статистического, а фактического. Между ними огромная разница. Надо дать понять пациенту, как правильно себя вести, как настроить себя, как помочь восстановиться после тяжелейшей операции, после химиотерапии, после лучевой терапии - вот главная задача, на самом деле. А то, что получаются такие положительные результаты, это зависит от совместной деятельности и врача, и больного.
 
- Но вы же не будете возражать, что эти положительные результаты связаны с применением ваших уникальных методик?
- Понимаете, любая авторская методика - это просто искусство врача. Когда имеешь 40-летний стаж работы, знаешь результаты применения одного или другого вида препарата и эффективность его воздействия на организм и, соответственно, балансируешь между состоянием здоровья пациента, используя системы обратной связи, то есть, используя систему биохронотерапии. Здесь ничего особенного нет, это просто-напросто комбинация различных наших медицинских возможностей.
 
- Вот, Виктор Александрович, наконец-то вы произнесли те самые слова, которых мы ждали: "системы обратной связи". Расскажите подробнее о биохронотерапии.
 
Диалог с клеткой и не только
 
- Речь идет о подходе к организму, как к целостной системе, с учетом того, что на планете не существует двух одинаковых людей. У наших клеток и у всего организма в целом существуют определенные биологические ритмы. Каждый человек примерно полсуток бодрствует, а ночью спит. Свой двухфазный ритм имеет и каждая клетка нашего тела. Представьте, каждая клетка - как птенец в гнезде. Вот группы клеток в спящем состоянии, и прилетает мама-птичка с червячком - птенцы проснулись, открыли клювики, поели и опять заснули. Синхронно и гармонично.
Сбой в работе клетки, когда она начинает развиваться дико и самостоятельно, не подчиняясь ритмике целостного организма - это и есть рак или, как его называют ученые, "кара люксоринз" - "дикое мясо". Далее, разрушение гармонии биоритмов приводит к депрессии иммунитета. Со всеми вытекающими последствиями. (Кстати, то же самое происходит в результате лучевой и химиотерапии.) Один из самых эффективных на сегодня методов восстановления ритмов здоровых клеток, а с ним нормального катаболизма и метаболизма на клеточном уровне - метод биохронотерапии. Гармонизация биоритмов приводит к тому, что пациент начинает чувствовать себя субъективно более здоровым. А за счет клеточного эффекта памяти обеспечивается стойкость лечебного эффекта, то есть, даже окончив курс лечения, человек продолжает ощущать на себе все его положительные последствия.
 
- Как все сложно, и в то же время просто... Значит, здоровый организм - тот, чьи клетки подчиняются определенным ритмам?
- Да, и этими определенными ритмами являются быстрые ритмы человеческого организма - ритмы дыхания, пульса и тремора.
С помощью аппаратуры, которая учитывает индивидуальные ритмы больного и работает в системе обратной связи, биохронотерапия оказывает помощь клетке именно тогда, когда та в ней нуждается. Как если бы вы поднимались по ступенькам и кто-то поддержал вас за локоть - ведь вас не надо поднимать двумя руками, достаточно чуть-чуть поддержать. Аппаратура считывает сигналы и модулирует обратный сигнал только тогда, когда идет совпадение ряда факторов.
 
- Каких именно?
- Ритм дыхания, пульса и тремора, когда клетка открыта. То есть, системой физиотерапевтического воздействия управляет не врач, а организм больного. Методика биохронотерапии достаточно молода, поэтому многие приборы мы разрабатываем самостоятельно - на стыке наук - биофизики, радиоэлектроники и системного программирования. Так работает современная медицина. Такова методика биохронотерапии, эффективная и безопасная. Но настоящие чудеса начинаются, если соединить ее с другой не менее эффективной и безопасной методикой - фотодинамической терапией.
 
- Ну, если уже врач заговорил о чудесах... В чем же суть фотодинамической терапии?
- В том, что опухолевые клетки обладают свойством накапливать препарат, который мы тем или иным способом вводим в организм. На это впервые обратил внимание американский ученый Шнайдер еще в 1942 году. Ну, грубо говоря, сидит за столом компания людей, кто-то из них обжора, и пока остальные обсуждают новости, он успевает съесть все на столе. Это и есть опухоль. Скорость обменных процессов в ней колоссальная, поэтому опухоль "поедает" в первую очередь питательные вещества, то есть, в данном случае, наш препарат. Далеее, под воздействием света он акти­вируется и сжигается.
 
- Что же это за препарат?
- Это хлорофилл. Тот самый, который мы ежедневно потребляем в колоссальных количествах. Мы можем съесть тазик салата, благополучно сходить в туалет и даже не вспомним о том, что мы его съели. В 1992 году российские ученые синтезировали активное начало хлорофилла, хлорин Е-6. Он выпускается в России в двух формах и одна в Белоруссии. Эти препараты давным-давно сертифицированы и широко применяются. Только главным отличием методики, которую я применяю, является то, что я использую эти препараты под воздействием приборов биохронотерапии.
 
- То есть, вам удалось объединить два совершенно уникальных метода лечения. А скажите, больных с какой онкологией вы берете на оздоровление?
- Я отвечу иначе. Скажу, каких я не беру. Я не беру на оздоровление тех, кто легко поддается другим видам лечения, например, в Институте онкологии и так далее. Ко мне попадают люди с довольно сомнительными случаями, то есть либо нет биопсии, либо нехарактерное течение заболевания, либо, наоборот, бурное прогрессирование, несмотря на вроде бы благоприятный диагноз. И, естественно, приходится в этом разбираться при помощи моих же коллег из специализированных институтов, в том числе и онкологических.
 
- А помимо онкологии? Какие еще болезни поддаются вашим методикам?
- Это отдельный большой разговор. Коротко: мы работаем с широким спектром заболеваний: например, с детским церебральным параличом, с постинсультными состояниями, с аденомой простаты, с различными гинекологическими паталогиями. Сегодня в центре нашего внимания вирусология, и есть очень интересные результаты.
В Москве Виктор Александрович Борисов руководит созданным им медицинским Центром Биохронотерапии, в котором оздоравливает людей со всего света. У него также есть пациенты в Австрии, Германии, Югославии. В Австрии лечит немцев, в Германии англичан. Иначе нельзя, медицинское законодательство не позволяет. Выучи языки, сдай экзамены как положено - тогда и лечи. И никакими заслугами перед человечеством и наукой не раскачать косную бюрократическую машину. Нельзя, и все тут.
Мы по наивности попросили знакомого "русского" доктора, работающего в Германии в клинике женской онкологии, рассказать о Борисове своему шефу, вдруг он заинтересуется, подскажет, поможет. Ничуть. Шеф дал понять, что глупости его не интересуют, а вот если Борисов захочет, то он может ему организовать творческую командировку в его, шефа, клинику и поучить уму-разуму, показать, как он, шеф, работает. А как он работает? Как на конвейере. Ампутации одна за другой, потом химио- и прочая терапии, а дальше - как Бог даст. Так что, тем, кто нуждается в помощи Борисова, путь пока один: в Москву.
Краткая информация для тех, кто выбрал этот путь: Виктор Александрович просит предварительно прислать ему (факс, электронная почта) историю болезни пациента на русском языке. Важнейшим условием приема на лечение является физическая возможность больного добраться до Москвы. опубликовано econet.ru
 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!