События Дом

Как научиться понимать музыку Бетховена

24 мая в Светлановском зале ММДМ состоится концерт «МетаБетховен», приуроченный к 255-летию со дня рождения Людвига ван Бетховена. Илья Овчинников объяснил, в чем величие музыки немецкого композитора и с чего стоит начать, чтобы научиться ее понимать.

Как научиться понимать музыку БетховенаФотография: wikipedia.org

«Нечеловеческая музыка»

С одной стороны, с Людвигом ван Бетховеном (1770–1827) вроде бы все ясно: кто не слышал Пятую симфонию («так судьба стучится в дверь»), финал Девятой (гимн Евросоюза и один из самых популярных рингтонов), «Лунную сонату», кто не знает, что к концу жизни композитор оглох? Ленин назвал его «Аппассионату» «изумительной, нечеловеческой музыкой». О том, насколько Бетховен стал частью коллективного бессознательного, говорит известная интернет-байка, правдоподобная в своей абсурдности. Некий замполит, устроивший концерт к юбилею Ленина, велел музыкантам своей части исполнить «Лунную сонату». Нашли три баяна, барабан с тарелкой, одноголосный синтезатор, собрали хор, пригласили начальство. Слушая «Лунную сонату» в исполнении столь мощного состава, начальство удерживалось от смеха, пока не появился чтец со словами: «Какая нечеловеческая музыка!» Подобного не могло произойти ни с Бахом, ни с Моцартом, ни с Вивальди, разве что с Чайковским, еще одним юбиляром нынешнего года.

С другой стороны, из тех же симфоний Пятой и Девятой на слуху лишь самые известные темы, гениальную Седьмую знают уже меньше, а сонаты или квартеты — еще хуже. Тем дальше от подлинного Бетховена представления о нем как об авторе чего-то громкого и пафосного. И хотя Бетховен — из самых часто исполняемых композиторов в мире, ощущение его недопонимания есть и у музыкантов. Не случайно в эти дни с перерывом буквально в неделю в Москве — две программы, авторы которых стремятся услышать Бетховена по-новому. Только что в консерватории сыграли «Героическую» симфонию в переложении для квартета. А 24 мая в Доме музыки — программа «МетаБетховен», где фрагменты его сочинений прозвучат в окружении музыки наших современников, вдохновленной Бетховеном. Ее представят скрипачка Елена Ревич, пианистка Полина Осетинская и артисты Персимфанса — оркестра без дирижера. Этому концерту посвящен краткий путеводитель по музыке композитора.

«Трудноизлечимый»

Классика всегда привлекала рок-музыкантов, и неудивительно, что гитарист Ричи Блэкмор, собрав новый состав группы Rainbow, решил усилить новый ее альбом беспроигрышной «Одой к радости». Пластинку «Difficult to Cure» (1981) увенчала одноименная композиция, представлявшая собой бодрую обработку знаменитой бетховенской мелодии. Однако в свое время, еще в Deep Purple, Блэкмор обошелся с наследием Бетховена куда изящнее, открыв одну из композиций альбома «The Book of Taliesyn» следующим образом:

Даже если вы далеки от мира классической музыки, вы наверняка обрадуетесь, узнав эту мелодию в Allegretto Седьмой симфонии Бетховена. Премьера ее состоялась в 1813 году в Вене под управлением автора, на концерте в пользу воинов-инвалидов. Впервые звучала бетховенская же«Победа Веллингтона, или Битва при Виттории» — сегодня ее мало кто знает, а тогда на фоне успеха «Победы» Седьмая прошла незамеченной. Хотя многие современники оценили ее по достоинству, нашлись и те, кто считал, будто подобную музыку может написать лишь пьяница либо пациент сумасшедшего дома. Из четырех частей симфонии наиболее известна вторая, хотя остальные не менее прекрасны.

Послушайте фрагмент с 14-й минуты

 

«Слишком толстый»

Послушайте фрагмент с 37-й минуты

Вряд ли вы задумывались над тем, что скрипичных концертов в несколько раз меньше, чем фортепианных. Посудите сами, сколько концертов для фортепиано и скрипки с оркестром  соответственно сочинено иными великими композиторами: Брамс (2 и 1), Чайковский (3 и 1), Моцарт (27 и 5). В процентном отношении к Моцарту близок Бетховен: он создал пять фортепианных концертов и один скрипичный, зато какой! Забудьте все, что вы слышали о тяжеловесности бетховенских симфоний, — этот концерт словно разговаривает лично с вами, и помпезности в нем нет и тени. Правда, в данном случае особенно важен исполнитель, которому удастся передать эту хрупкость: вероятно, сегодня лучше всех его играет Патриция Копачинская. «Этот концерт стал уже как старый человек — слишком толстым, слишком героическим, что имеет мало общего с духом музыки. Здесь простые и запоминающиеся мелодии, и темп должен быть быстрый, маршеобразный, хотя все играют его очень медленно. Но существуют темпы, указанные со слов Бетховена, и они куда быстрее привычных. А скрипка — как птица, летящая над оркестром». Если вдруг вы заскучаете в середине, то будете вознаграждены в финале: он подарит вам такую красивую и грустную мелодию, что вы едва удержитесь от благодарных слез.

Никто не услышит

В сонатах Бетховена для различных инструментов сохраняется практически та же несправедливая диспропорция: пять — для виолончели и фортепиано, десять — для скрипки и фортепиано, целых тридцать две — для фортепиано соло. Правда, российско-американский дирижер и композитор Николай Слонимский вспоминает о том, как его знакомая Энне Локвуд вызвала на спиритическом сеансе дух Бетховена, сыгравшего свою посмертную Сонату №33. Локвуд была потрясена модернистским звучанием сонаты и даже записала ее на магнитофон, твердо обещав автору, что запись никто не услышит. За недостижимостью Тридцать третьей приходится выбирать из тридцати двух: один предпочтет последнюю, с ее оригинальной двухчастной формой; другой — сонату «Хаммерклавир», Adagio которой само по себе отдельный шедевр; третий — «Патетическую», потому что ее когда-то играли Jethro Tull; четвертый — Двадцатую, которую нетрудно разучить своими силами тому, кто закончил музыкальную школу. Даже на этом великолепном фоне выделяется Пятнадцатая — ее Andante не имеет аналогов в творчестве Бетховена. Если вы все еще сомневаетесь насчет того, было ли у композитора чувство юмора, послушайте эту часть в исполнении Гленна Гульда. Многие пианисты играют ее медленно и печально, а Гульд начисто убирает пафос, лишь чуть ускоряя темп.

 

Нежелание расставаться

Послушайте фрагмент с 16-й минуты

Сонат для скрипки и фортепиано у Бетховена всего десять, но выбрать из них одну для первого знакомства также трудно. Восьмую, с ее невероятной простотой, доступную в записи великих Сергея Рахманинова и Фрица Крейслера? «Крейцерову», давшую название знаменитой повести Льва Толстого и струнному квартету Леоша Яначека, которую та же Копачинская играет с настоящим рóковым драйвом? Четвертую, с ее печальной, как будто просительной интонацией, неожиданной для Бетховена? Последнюю, Десятую, лучше которой, кажется, написать уже невозможно? Нет, все-таки Седьмую. Во-первых, среди десяти это лишь одна из двух, написанных в миноре, а минор сильнее берет за душу. Во-вторых, за щедрость: в большинстве скрипичных сонат Бетховена по три части, и Седьмая вполне могла бы закончиться на скерцо. Однако сверх того композитор дарит нам великолепный финал, придающий чудесной сонате новое измерение.

Гонорар на четверых

Послушайте фрагмент с 11-й минуты

«Ты должен радоваться, что играешь хорошую музыку с неплохими музыкантами и получаешь за это еще какие-то деньги! Поверь, скоро настанет время, когда за право играть хорошую музыку тебе придется приплачивать самому!» — прозорливо говорил молодому коллеге Василий Ширинский, второй скрипач Квартета имени Бетховена, одного из лучших камерных ансамблей СССР. «Импресарио считают, что гонорары, которые получает квартет, сравнимы с гонорарами солистов. Однако в квартете четыре человека, а сумма остается почти той же», — соглашался с ним Валентин Берлинский, основатель не менее известного Квартета имени Бородина. Так или иначе, струнный квартет — две скрипки, альт и виолончель — самая изысканная и тонкая, сложная и интересная из форм музицирования. Можно послушать не слишком удачно исполненную симфонию — и получить удовольствие от игры оркестра; в квартете любая неудача стократ заметнее. Поздние квартеты Бетховена — одна из вершин квартетного искусства. Перед этим композитор не писал квартетов почти пятнадцать лет, сделав паузу после гениального Квартета фа минор с подзаголовком «Serioso» — «Серьезный». Несмотря на лаконичность, он невероятно богат музыкальными идеями и сменами настроений, в особенности быстрая часть, интонация которой без остановки мечется между вопросительной и утвердительной.

Без кашля и шепота

Послушайте фрагмент с 11-й минуты

К сожалению, публика у нас не приучена к молчанию; дирижер Владимир Юровский — один из немногих наших музыкантов, кто не начнет концерта, пока зал не перестанет разговаривать и листать программки. Четвертый фортепианный концерт Бетховена в этом смысле особенное сочинение: первый в истории концерт, который солист начинает без оркестра, в полной тишине, которой так трудно дождаться от нашей публики. Однако если повезет и вам доведется услышать начало без фонового кашля и шепота, у вас захватит дух и от негромких аккордов фортепиано, и от мягкой поддержки оркестра. Поклонники концерта делятся на две большие группы: одни полагают, что Бетховену следовало бы ограничиться одной первой частью (она длится около 20 минут), другие — что второй и третьей (15 минут суммарно). Если вам понравится весь концерт и вы решите не примыкать ни к одной из групп, можете считать себя истинным ценителем Бетховена. Опубликовано econet.ru

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!