События Дом

У меня нет смартфона: почему простые мобильные телефоны снова в моде

Весной этого года сразу в нескольких институтах по всему мира завершились исследования, связанные с уровнем популярности смартфонов и психологической зависимостью от них. Ученые из Института мультимедийных исследований в Токио выяснили, что пользователи здесь начали отказываться от «умных устройств» в пользу обычных мобильных телефонов, а их коллеги из Великобритании и США пришли к выводу, что чрезмерное использование смартфона способствует развитию нарциссизма, неврозов и тревожных расстройств. Университеты по всему миру уже разрабатывают программы поощрения и меры ограничения, которые позволяют отвлечь учащихся от телефонов во время уроков.

Баллы за блокировку: как вузы и школы борются за внимание учащихся

Смартфоны подчас бывают так дороги нам, что мы готовы по-настоящему отстаивать и насаждать необходимость пользоваться ими. «Может, я и состою в секте, но это секта тех, кто любит качество! — уверяют любители техники на базе iOS. — Я всего лишь играю на смартфоне, когда хожу в туалет. И играю в метро. А еще мне нужна фотокамера и WhatsApp. И в работе полезно». И все же эти люди не могут ответить на вопрос, способны ли они сходить в туалет без своего смартфона.

С проблемой зависимости от технологий сегодня сталкиваются пользователи по всему миру. Специалисты Института информационной политики министерства внутренних дел Японии еще в 2013 году подсчитали, что в среднем в будний день молодые люди здесь использовали смартфон 116,9 минут (почти два часа), а по выходным — 179,2 минуты (почти три часа — более чем пятую часть всего времени бодрствования). Сегодня эти цифры выросли — ведь теперь устройства могут предложить человеку больше приятных и полезных функций.

В академической среде, особенно в университетах, все это вызывает опасения. В апреле 2015 года ректор Университета Синсю (Япония) Кието Ямадзава призвал новых студентов меньше использовать смартфоны. «Что вы выберете: отказ от смартфонов или отказ от университета? — спросил Ямадзава, выступая перед двумя тысячами первокурсников. — Это отрава для интеллекта, личности и способности создавать. Нужно отключать смартфоны и читать книги, разговаривать с друзьями и думать самостоятельно. В нашем университете учатся креативные студенты, которые сами размышляют о природе вещей и действуют, стараясь изо всех сил».

© Jung Yeon-Je—AFP/Getty Images

 

В Университете Пенсильвании и Калифорнийском университете (США) руководство также борется с чрезмерным использованием «умных гаджетов». Здесь учащиеся могут получить скидки в книжном магазине и бесплатные сладости в кафетерии, если отключают смартфоны. Каждый студент может установить на свое устройство приложение Pocket Points, которое распознает, когда гаджет находится на территории кампуса, и определяет, заблокирован ли он. Один балл начисляется за каждые 20 минут «простоя»; за 10 баллов можно получить скидку в 15% в местном книжном, а за 15 баллов — два больших печенья.

В школах Сеула (Южная Корея) ученики обязаны устанавливать на смартфоны приложение iSmartKeeper, которое предоставляет учителям дистанционный доступ к устройствам и дает возможность частично блокировать их работу на уроках. Программа позволяет закрыть доступ к сервису сообщений, играм и социальным сетям, оставляя только необходимые для занятий функции. Родители также могут, при желании, получить доступ к смартфонам своих детей, чтобы те проводили с ними не так много времени.

Галапагосы, но не острова: новый тренд на мобильном рынке

Тем не менее, не во всех развитых странах смартфоны остаются королями рынка мобильных устройств. В Японии им с недавних пор противостоят классические мобильные телефоны с кнопками, которые здесь называют «галапагосами». Изначально «Galapagos Islands» — «Галапагосскими островами» — в Японии называли местный рынок мобильной связи, — из-за того, что он предлагает множество «эндемичных» продуктов. Например, в 2008 году здесь продавался телефон, способный считывать штрих-коды, и телефон с маленькой солнечной батареей.

Смартфоны на японском рынке прижились не сразу, однако продажи обыкновенных сотовых не падали, даже когда новый продукт, наконец, обосновался на рынке. Более того, по данным Института мультимедийных исследований в Токио (Multimedia Research Institute — MMRI), в 2014 году продажи «галапагосов» начали расти впервые за семь лет. За год в Японии было продано 10,4 млн. телефонов с кнопками — на 6% больше, чем в 2013 году. Исследователи говорят, что такие устройства остаются популярными потому, что обходятся дешевле и обладают при этом достаточным объемом функций, включая легкий мобильный интернет.

Специалисты MMRI также выяснили, что пользователи смартфонов в Японии начали менять их на обыкновенные мобильные телефоны, — чем и объясняется рост продаж. Игроки рынка мобильной связи вполне осознают этот тренд. Крупнейший японский мобильный оператор NTT Docomo и телекоммуникационная компания KDDI Corporation недавно объявили о выходе нового кнопочного телефона на базе Android, с минимальным набором функций, — ведь порядка 45% абонентов Docomo используют «галапагосы» и не собираются отказываться от них.

«Есть пользователи, которым просто нужно звонить по телефону и проверять электронную почту, — заявил президент Docomo Каору Като. — Для нас было бы лучше, если бы они перешли на смартфоны, но сейчас мы слышим множество голосов в защиту сотовых. И мы будем их продавать».

Кнопочный фетиш: почему японцы любят простые мобильники

5 марта в Барселоне (Испания) завершился Mobile World Congress 2015 — крупнейшая мировая выставка мобильных технологий. Здесь можно было увидеть не только смартфоны с большим экраном, но и новые модели кнопочных телефонов. Например, KDDI совместно с компанией Sharp представила устройство, на которое можно установить минимальный набор приложений (например, приложения для бега и сервис текстовых сообщений Line), но которое при этом выглядит как обычный раскладной «мобильник». «Одни покупатели говорят, что им нужна камера получше, другие — что им хочется общаться с друзьями с помощью Line, а не с помощью сообщений, — объясняет представитель KDDI. — А еще есть погода, новости и кроссворды, — но не такие, как делают для смартфонов. Мы всегда советуем людям покупать кнопочные мобильники, а не смартфоны. Ведь телефоны-раскладушки — это часть японской культуры».

Как можно отказаться от смартфона в пользу устройства попроще? «Они ничего не весят, — объясняют пользователи. — Они маленькие, на них легко набирать текст, легко звонить». Обладатели обыкновенных телефонов действительно могут делать то, что оказалось недоступно людям со смартфонами: печатать на ощупь. Кроме того, у кнопочных телефонов зачастую есть ИК-порты (инфракрасные порты), которые позволяют передавать другим абонентам телефонные номера и прочие данные без использования сервиса сообщений. При этом обычный мобильный телефон использует совсем немного данных, так что обходится дешевле смартфона.

C точки зрения японских пользователей у «галапагосов» есть и еще одно преимущество: в отличие от смартфона, их трудно разбить. Заряжать такой телефон тоже нужно значительно реже. С кнопочными устройствами, разумеется, можно производить куда меньше действий, — и все же, японцы часто выбирают их вместо смартфонов как раз из-за того, что они способны долго работать без провода. Некоторые люди даже отказываются от новых устройств в пользу классических моделей из-за того, что «не доверяют батарейке, которая не может и день протянуть без подзарядки». «Я могу прожить без AppStore, высокоскоростного интернета и тачскрина, — говорит один из любителей «галапагосов». — Мне просто нужно звонить по телефону и отправлять сообщения».

«Я сменил смартфон на сотовый в прошлом году, — рассказывает другой пользователь из Японии. — Два года у меня был смартфон, и я пожалел о его покупке уже спустя несколько недель. Моя жена ждет, когда закончится ее рабочий контракт, который предусматривает использование смартфона, и тоже собирается купить кнопочный телефон. Мы оба любим «раскладушки». Я больше всего ценю ощущение, что ты нажимаешь настоящие кнопки, и возможность не быть постоянно на связи (тут нет никакой Line, слава Богу!). И батарейку можно заряжать раз в две недели».

Ни секунды без связи: чем опасна смартфон-зависимость

Люди часто отвлекаются на смартфоны и проводят с ними много времени. Мы все видим это, однако по-разному это объясняем: кто-то скажет, что ему для работы необходим диктофон, кто-то пожалуется на то, что обычные фотокамеры слишком тяжелые, а кто-то, например, спросит — как же без смартфона считать километры и пульс во время бега? Все это, разумеется, верно: смартфон может быть очень полезным. И все же, нередко мы используем его слишком активно, и далеко не всегда по делу.

По данным исследователей из Университета Дерби (Великобритания), 13% британских владельцев смартфонов тратят 3,6 часов в сутки — четверть времени бодрствования — на взаимодействие со своим устройством. 35% пользователей прибегают к услугам смартфона в местах, где это запрещено. 87% общаются с его помощью в социальных сетях, 52% используют сервис мгновенного обмена сообщениями. При этом 46,8% пользователей отмечают, что гаджет позволил им улучшить социальную жизнь, а 23,5% спорят с ними, утверждая, что смартфон становится помехой для «реальной жизни».

«Исследование показало, что чрезмерное использование смартфона отражается на психологическом благополучии человека, — говорит доктор Заир Хуссейн, преподаватель психологии в Университете Дерби и один из авторов работы. — Сегодня мы используем смартфоны ежедневно для разных задач, так что очень важно осознавать, как это отражается на психике. Существует множество приложений — для Facebook, Twitter, Instagram, Skype и электронной почты. Это, безусловно, делает смартфон намного более привлекательным с психологической точки зрения и становится основой для зависимости. Смартфон-зависимость — это очень интересное явление. Нарциссическое расстройство личности и неврозы напрямую связаны с ней. Чем больше в характере человека нарциссических черт, тем сильнее он зависит от своего смартфона. Социальные сети становятся отличной почвой для развития этого расстройства личности, а также для повышенной тревожности и неврозов».

Специалисты из Университета Дерби уверены, что производители «умных» устройств обязаны предупреждать покупателей о возможном вреде, который они могут нанести физическому и психическому здоровью, — так же, как производители алкоголя и сигарет.

«Люди должны узнавать о том, что новые технологии вызывают зависимость, до того, как купят устройство или загрузят приложение, — объясняет доктор Хуссейн. — Если вы загружаете игру — например, Candy Crush или Flappy Bird, — ее должно сопровождать предупреждение о том, что в конце концов вы можете начать играть в нее часами, пренебрегая реальными жизненными обязательствами».

Ученые из Университета штата Айова (США) в 2015 году также исследовали феномен номофобии («no-mobile-phone» фобии). Они опросили больше 300 студентов, которые используют смартфоны, и выяснили, что большинство из них по-настоящему ужасает перспектива остаться без связи. Опрошенные утверждали, что «чувствуют себя неудобно без постоянного доступа к информации», «нервничают без доступа к новостям», «раздражаются, если не могут взять смартфон в руки», «пугаются, если батарея разряжена», «все время хотят проверить аккаунты», «чувствуют себя беспомощными без смартфона», нервничают, ощущают тревогу, неловкость и даже паникуют.

Чрезмерное использования смартфона также может привести к ухудшению сна, особенно при засыпании. Экраны таких устройств, как и экраны компьютеров, излучают свет синего спектра, который снижает объем мелатонина — «гормона сна», который вырабатывается в мозгу, если человек находится в темноте. Свет синего спектра позволяет корректировать этот процесс настолько эффективно, что его даже используют для лечения сезонного аффективного расстройства, или «зимней депрессии». Синие лампы помогают людям с таким заболеванием просыпаться, не дают им заснуть по вечерам и днем — например, во время полярной ночи.

Чувство независимости: опыт жизни без смартфона

Резонно, конечно, спрашивать у журналистов и исследователей, которые описывают воздействие смартфонов на мозг и психику: «А какое устройство используете вы?». Доктор Заир Хуссейн, к примеру, сам является владельцем смартфона, однако использует его только за завтраком и по вечерам, а днем, в транспорте, рано утром и перед сном не прикасается к нему. Может показаться, что заниматься публичной работой невозможно без «умного гаджета», — однако если бы это и в самом деле было так, подобные профессии появились бы лишь с возникновением интернета, а не задолго до него.

У жизни без смартфона (как и у жизни со смартфоном) есть много специфических преимуществ. Выходя из офиса или из дома, ты оказываешься сам по себе, и никто не может обратиться к тебе по электронной почте, социальным сетям или с помощью приложения для мгновенной доставки сообщений. Разумеется, в большом городе трудно жить без мобильной связи, — однако ее вполне способен обеспечить и обыкновенный сотовый, за счет звонков и смс. Последние, безусловно, не так удобны и не так мгновенны, — но настолько ли необходим безостановочный мыслеобмен на самом деле?

Мобильный телефон без подключения или с минимальным подключением к интернету оберегает личное пространство, в то время как смартфон в известной степени подвергает его эрозии за счет постоянного виртуального присутствия других людей и продуктов их деятельности: новостей, постов, твитов. Это, конечно, не означает, что не нужно читать новости или блоги, — но ведь их можно почитать за компьютером и не быть «всегда в курсе».

Жизнь без смартфона также позволяет существенно разгрузить мозг, поскольку ему не приходится безостановочно переключаться с задачи на задачу и обрабатывать массу контента, который даже не сохраняется среди воспоминаний, так как не представляет ценности. Механизмы вознаграждения, которые активно задействуют игровые приложения, не работают «вхолостую», когда от уничтожения изображений шариков или кубиков на экране вы ощущаете серию коротких (и бесцельных) вспышек удовлетворения за счет успешного выполнения задачи. Это поддерживает потребность получить «вознаграждение» другими способами — в реальной жизни.

И, в конечном, итоге, в этой реальной жизни мы имеем все средства, необходимые нам для удобства: будильники на любой вкус и цвет, отличные современные диктофоны, легкие и мощные фотокамеры, компактные блокноты для записей, книги в мягких обложках и электронные книги с экраном, похожим на бумажную страницу, — и так далее, и тому подобное. Взглянув на ассортимент, приходится признать, что мы так любим свои смартфоны не только потому, что они заменяют будильник или диктофон, а, но и потому, что они привязывают нас к себе за счет менее очевидных механизмов. Они приятны на ощупь, красивы, хрупки, они легко подстраиваются под наши привычки, и они всегда новые, и «очень наши», — заполненные личными фотографиями, записями, диалогами и адресами.

Они такие, потому, что «предложение рождает спрос», а «спрос рождает предложение». Речь идет не совсем о развитии технологий, и не совсем о развитии общества. Множество очень внимательных людей слушает все, что мы говорим о себе и о связи. Ведь им нужно, чтобы мы сделали покупку, нужно, чтобы мы предоставили данные. Они сделают все для того, чтобы поддержать наш интерес, поскольку интерес — это прибыль. Готовы ли мы так сильно менять образ жизни ради чужой прибыли? Это, конечно, другой вопрос.опубликовано econet.ru

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!