События Дом

Национальный характер китайцев

Правда ли, что жители Китая отличаются хитростью, любопытством, а также совершенно неамбициозны?

Прекрасная, манящая Поднебесная, древнейшая на планете цивилизация, страна поэтов и философов, шелка и чая, величественных гор и изящных пагод. Край, где на востоке, в густонаселенных и шумных городах, высятся гигантские небоскребы, а на западе, среди тишины Тибетского нагорья, слышны молитвы буддистских монахов. Где на севере дуют в степи морозные ветры и тянутся заунывные уйгурские песни, а на юге солнце играет в зеркале рисовых террас и на берегах широкой реки Лицзян буйно расцветает вишня.

Национальный характер китайцев

Сегодня много разговоров ведется об этой стремительно развивающейся, но пока не до конца понятной нам стране. Без сомнения, основной фактор китайского роста — это его люди. Но знаем ли мы, кто такие и что такое китайцы? Понимаем ли, как с ними общаться? И чем же они, такие далекие и одновременно близкие азиаты, отличаются от нас?

Хитрость и дипломатия

 

 

От предпринимателей и бизнесменов нередко слышим, что китайцы — тяжелые переговорщики, хитрят и изворачиваются на каждом шагу. Да, китайцы — отличные дипломаты. Рассыпаясь во внешних выражениях дружбы, они усыпляют вашу бдительность и в итоге окольными путями достигают своей собственной цели.

Дело в том, что на протяжении всей китайской истории военное дело в государстве было не слишком развито. Воины были не в почете: в них видели нарушителей священного для Китая обычая — разрешения проблем путем добродетели. Китай — «женская» цивилизация, где всегда высоко чтили поэтов и художников, и именно дипломатия стала главным орудием развитого, цивилизованного Китая в защите от окружающих его территории племен варваров-кочевников. Недаром прославленный военный стратег Сунь-цзы писал: «Величайшая победа — это победа, достигнутая без боя». Поэтому верить в искренность китайцев точно не стоит: в данном случае закон «что на уме — то и на языке» не работает. Если китаец говорит вам: «Ты отлично говоришь по-китайски!», или «Ты из России? Вы — лучшие!», или «Ты просто невероятно выглядишь» — это не значит, что он действительно от вас в восторге и вами очень заинтересован, просто соблюдает необходимый этикет, чтобы расположить вас к себе. Лучшим ответом в данном случае будет традиционно китайское: «Ну что вы, что вы, куда уж мне».

Любопытство

 

 

С наигранностью у китайцев соседствует по-детски безграничное любопытство. Про себя они говорить не любят (как учил отец китайского экономического чуда Дэн Сяопин: «Не раскрывай своих талантов»), а вот узнать, что да как у других, — это с большим удовольствием. Поэтому, во-первых, не удивляйтесь, что на улице и в общественном транспорте вас будут внимательно разглядывать десяток пар глаз — причем при ответном прямом взгляде глаза они не отводят, не видя в праздном любопытстве ничего предосудительного. Во-вторых, девушки, не слишком обижайтесь, когда незнакомые молодые люди будут засыпать вас вопросами: «Привет-привет! Ты откуда, из какой страны? А сколько тебе лет? А у тебя есть парень?»

Интересно, что подобная любознательность не была изначально свойственна китайскому народу. Напротив, правители и чиновники древнего Китая проявляли не слишком большой интерес к остальному миру, полагая себя Срединным государством, а своего императора — правителем Вселенной.

Мы с Китаем поменялись ролями: теперь мы для него диковинка, которую хочется рассмотреть поближе, даже потрогать

Вплоть до XIX века Китай наслаждался изоляцией от иноземного влияния, отчасти им же и сотворенной, отчасти обусловленной географией Китая. Горы и пустыни на севере и западе, океан на юге и востоке осложняли его сообщение с другими странами. Все изменилось, когда всего несколько отрядов англичан и французов вторглись в Китай и вынудили его вести с ними торговлю на их условиях.

Пережив с тех пор так называемые «сто лет унижений» — иностранную оккупацию, революцию, Гражданскую войну и японскую агрессию, — Китай «поднялся с колен» и начал восстановление экономики, которое в конце концов вывело его на путь заимствования опыта других стран и в каком-то плане преклонения перед Западом. Все иностранное теперь очень интересует китайцев. В том числе и вы — с вашей европейской внешностью. Мы с Китаем поменялись ролями: теперь мы для него диковинка, которую хочется рассмотреть поближе, даже потрогать (иногда и такое случается). Но не злитесь на китайцев: подумайте о том, сколько им пришлось пережить за последние два столетия, чтобы выработать здоровую модель общения с европейцами. К тому же их доброжелательная скромность в ответ на комплименты в их собственный адрес не может не подкупать: подобно детям, они краснеют и начинают лепетать: «Нет-нет, я совсем не так хорош, как ты говоришь».

Добросовестные ученики древнекитайского философа Лао-цзы, они вслед за ним повторяют: «У меня есть три сокровища, которые я бережно храню: первое — сострадание, второе — скромность в нуждах, третье — нежелание быть первым в Поднебесной».

Каждому свое место

 

 

Современные китайцы вообще не особенно амбициозны. При каждом, прошу прощения, общественном туалете (которые, к слову, бесплатные) есть несколько уборщиков. Продавец в маленькой лавчонке уютно расположился в своем кресле за кассой с самым довольным выражением лица. Еще Конфуций говорил: «Правитель должен быть правителем, чиновник — чиновником, отец — отцом, сын — сыном». У каждого свой долг, каждый знает свое место. Почему в Китае нет высокопоставленных чиновников, имеющих одновременно и свой бизнес? Потому что ты должен выбирать, пойдешь ты, как говорят китайцы, по красной или по желтой линии (то есть по партийной — в руководство страны либо по коммерческой — в бизнесмены). А совмещать их не позволяет закон. «Мы разрешаем нашим предпринимателям иметь деньги, но не разрешаем им иметь место», — подчеркивают китайцы.

Жизнь в Китае, несмотря на видимую спешку огромных потоков людей, шум, крики и автомобильные гудки, течет по-своему медленно и размеренно. Наше русское «поспешишь — людей насмешишь» вполне применимо и к китайцам. Древнейшая история, постоянные бунты и революции, приводившие к сменам династий (а их в Китае, вдумайтесь, было целых 25!), сделали этот удивительный народ устойчивым к любым превратностям судьбы, но в то же время заставили его как зеницей ока дорожить миром и гармонией.

Великий русский поэт Федор Иванович Тютчев писал: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые! Его призвали всеблагие как собеседника на пир». Китайцы же замечают: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Основательность, осторожность в оценках, способность взвесить все за и против характеризуют китайский образ мышления.

«Когда вы там у себя построите наконец демократию?» — пристают к китайцам американцы и европейцы. «Пройдет 700 лет, а там посмотрим», — полушутя-полусерьезно кивают те.опубликовано econet.ru

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!