События Дом

Владимир Яровой: Диагноз «Вегетососудистая дистония» у детей – позор современной педиатрии

«Нет неизлечимых заболеваний, есть недостаток знаний врачей» В. И. Вернадский.

Вегетососудистые расстройства, их природа, клинические проявления и лечение являются одной из актуальных проблем современной медицины. Это обусловлено многими факторами, и, прежде всего, огромной распространенностью этой патологии.

Владимир Яворов: Диагноз «Вегетососудистая дистония» у детей – позор современной педиатрии

Во всем мире принят термин «нейроциркуляторная астения», внедренный впервые в клиническую практику американским врачом Б. Оппенгеймером в 1918 году.

До настоящего времени в нашей стране нет единого мнения, среди врачей различных специальностей: педиатров, кардиологов и неврологов, о трактовке понятия вегетососудистая дистония у детей и подростков.

По данным многочисленных эпидемиологических исследований, в популяции вегетативные расстройства, начиная с пубертатного периода, встречаются в 25–80% наблюдений . Признаки ВСД выявляют у 80% детей, преимущественно среди городских жителей. Их можно обнаружить в любом возрастном периоде, но чаще наблюдают у девочек 7–8-летнего возраста и подростков. В связи с этим «вегетососудистая дистония» (ВСД) или ее вариант «нейроциркуляторная дистония» (НЦД) – привлекают особое внимание педиатров.

Сами педиатры честно сознаются в том, что «им не ясно: является ли НЦД самостоятельным заболеванием или фактором риска, предиктором сосудистых заболеваний головного мозга, атеросклероза, нарушений сердечного ритма и проводимости, ишемической болезни сердца в молодом возрасте».

Термин ВСД имел хождение преимущественно в царской России и в СССР. Вопреки представлениям «о карательном характере психиатрии» в царской России и СССР, еще задолго до появления МКБ-10, подчеркивалось, что этот синдром не связан с какими бы то ни было психическими заболеваниями и расстройствами, что теперь отражено также международным медицинским сообществом.

Нейроциркуляторная дистония характеризуется как синдром дизрегуляторных расстройств сердечно-сосудистой системы, создающий опасность развития гипертонической болезни (Г.Ф. Ланг, 1950 г.).

В качестве самостоятельного заболевания НЦД впервые представил профессор Военно-медицинской академии, впоследствии академик Российской Академии медицинских наук, Н.Н.Савицкий (1952 г.), который выделил 3 его варианта:

  • кардиальный;
  • гипертонический;
  • гипотонический.

Эта классификация используется до настоящего времени в военном здравоохранении при решении вопросов медико-социальной экспертизы, поскольку диагноз «гипертоническая болезнь» может вести к отставке военнослужащего. В соответствии с международными стандартами при отсутствии гипертонических кризов и при менее трёх, доказавших артериальную гипертензию официальных измерений артериального давления в покое ртутным сфигмоманометром по методу Н. С. Короткова,  врач не имеет права ставить диагноз «гипертоническая болезнь».

Академик А. М. Вейн (1996 г.) не рекомендовал использовать термин «вегетососудистая дистония». По этому поводу он говорил: «Синдром вегетативной дистонии (СВД) – есть проявление всех форм расстройства вегетативной регуляции. В последние годы мы отдаем ему предпочтение перед синдромом ВСД, так как тогда возникает возможность говорить и о синдроме вегетовисцеральной дистонии, а последняя может быть подразделена на многообразные системные дистонии: вегетокардиальные, вегетогастральные и т. д. Поэтому, нам кажется, что будет правильным более общий термин – СВД».

В отношении непризнания нозологической самодостаточности термина «вегетососудистая дистония» А. М. Вейн был совершенно прав.

Нозология (греч. Νόσος – болезнь+греч.λόγος – учение) – учение о болезнях, позволяющее решать основную задачу клинической медицины: познание структурно-функциональных взаимосвязей при патологии, биологические и медицинские основы болезней. Нозология отвечает на вопросы, во все времена волновавшие человечество – что такое болезнь и чем она отличается от здоровья, каковы причины и механизмы развития болезни, выздоровления или смерти.

Болезнь (лат. morbus) – это возникающие в ответ на действие патогенных факторов нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности, социально полезной деятельности, продолжительности жизни организма и его способности адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям внешней и внутренней сред при одновременной активизации защитных компенсаторно-приспособительных реакций и механизмов. Наиболее принятым является нозологический принцип, то есть такая классификация болезней, в основу которой положена группировка болезней по родственным признакам.

Необходимо отметить, что ни одна из существующих классификаций болезней не является полностью удовлетворительной, но вместе с тем, существует общепринятая Международная классификация болезней. В Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), принятой  в Российской Федерации в 1989 году, отдельных нозологических форм «вегетососудистая дистония» и «нейроциркуляторная дистония» – нет вообще. Они классифицируются под кодом психических болезней F45.3: «Соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы».

Мировая медицинская наука не признает вегетососудистую дистонию как самостоятельную нозологическую форму.

Нозологическую форму или нозологическую единицу рассматривают как «определенную болезнь, выделенную на основе установленных этиологии и патогенеза и/или характерной клинико-морфологической картины» (Энциклопедический словарь медицинских терминов, 1983 г.). Но и это определение тре­бует уточнения и дополнения, прежде всего, потому, что у боль­шинства из более 20 тыс. нозологических форм, которыми «располагает» современная медицина, причина болезни неизвест­на.

К сожалению, в последние годы этиология стала постепенно утрачивать роль ведущего критерия в определении нозологической формы, а современная медицина все больше и больше пренебрегать значением первичного патологического очага в развитии болезненного процесса. Примером такого безответственного пренебрежения могут послужить, заполонившие современную медицину, особенно педиатрию, термины и диагнозы: «…дистония», «дискинезия…», различные «…патии»: «невропатия», «нефропатия», «энтеропатия», «гепатопатия», «кардиопатия», «пневмопатия», «посттравматическая энцефалопатия»; различные «…колики»: «печеночная», «кишечная», «пупочная» и пр., в основе которых лежат рефлекторные процессы.

Чаще всего, как это объясняют педиатры, «дистонии», «дискинезии», различные «…патии» и «колики» начинаются в детстве. Этому, как утверждают педиатры, способствует: гипоксия  – кислородное голодание плода во время беременности и родов, родовые травмы, другая патология центральной нервной системы и «болезни младенческого возраста». (Вот и выросли ослиные уши еще одной нозологической формы! – Прим. авт.).

В результате этих причин возникает неполноценность в работе нервной системы, появляются нарушения со стороны различных органов и систем. Например, со стороны желудочно-кишечного тракта – частые срыгивания, вздутие живота, неустойчивый стул, сниженный аппетит, и центральной нервной системы: неглубокий, прерывистый и короткий сон с частыми пробуждениями. Такие дети склонны к частым простудным заболеваниям с «температурными хвостами» – сохранением повышенной температуры после выздоровления, плохо переносят духоту, жару, перемену погоды, жалуются на головные боли, затруднение дыхания, чаще всего, так называемый, «неудовлетворенный вдох» и «ощущение кома в горле».

В период полового созревания вегетативная дисфункция усугубляется рассогласованием между бурным развитием внутренних органов, ростом всего организма и отставанием становления и созревания нервной и эндокринной регуляции. В это время обычно возникают жалобы на боли в области сердца, перебои в работе сердца, сердцебиение, и регистрируется повышение или понижение артериального давления. Часто случаются психоневрологические расстройства: в виде повышенной утомляемости, снижения памяти, эмоциональной неустойчивости: слезливости, раздражительности, вспыльчивости и тревожности.

«Дистония», «дискинезия», «….патии» и «….колики» стали пристанищем для незнаний и непониманий, и современные педиатры не являются исключением.

Примером тому может послужить «эпилепсия» у детей, перенесших родовую черепно-мозговую травму. Этот диагноз, отражающий  истинную этиологию и патогенез патологического процесса, педиатры трактуют, на непонятном для нас языке, множественными терминами: «спазмофилия» (в дословном переводе с лат. – «любовь к спазмам»), «просоночный гиперкинез», «фебрильные судороги», «аноксические судороги», «аффективно-респираторные судороги», «истерические судороги», «ларингоспазм», «тетания», «эклампсия», «судороги пятого дня», «гипогликемические судороги», «судороги, обусловленные гемолитической болезнью новорожденных», а у детей переходного возраста, гораздо проще – «болезнь пубертатного периода».

В монографии выдающегося ученого детского невропатолога, професора А. Ю. Ратнера (2006 г.)«Неврология новорожденных» подробно зложена патология нервной системы новорожденных, возникающая в результате как патологических, так и физиологических родов. Обобщены данные о механизме и морфологии родовых повреждений. Приведено описание безусловных рефлексов новорожденных, их клинические варианты и динамика в зависимости от уровня поражения нервной системы. Детально изложены патогенез и клиника расстройства мозгового кровообращения, нейро-ортопедических осложнений, судорожных состояний, «цервикальной» близорукости  и пр. патологии у детей. В данной  монографии приведена абсолютно все виды перинатальной и постнатальной патологии ОДА и нервной системы, которая может приводить к развитию вегетососудистых расстройств у детей. Однако преобладающее большинство педиатров, за исключением, может быть немногочисленной горсточки грамотных микропедиатров-перинатологов и детских невропатологов, по-прежнему придерживаются рутинных взглядов на проблему патогенеза ВСД.

В педиатрии до настоящего времени остаются спорными вопросы не только по части терминологии, классификации, этиологии, патогенеза и правомочности клинического диагноза ВСД, их также достаточно и по части лечения ВСД (А. С. Сенаторова, 2012 г.).

В современных изданиях по педиатрии, включая солидные, ученик А. С. Никифорова (2009 г.)«Неврологические симптомы, синдромы, симптомокомплексы и болезни», ВСД объясняются как «симптомокомплекс многообразных клинических проявлений, затрагивающий различные органы и системы»…

«Вегетативная дистония – является синдромом» – утверждает А. С. Никифоров. – Патогенезом данного синдрома являются отклонения в структуре и функции центральных и/или периферических отделов вегетативной нервной системы. В основе патогенеза заболевания лежит низкая устойчивость к стрессовым ситуациям с расстройством гомеостаза и функциональными нарушениями. Имеются основания полагать, что психические и эмоциональные расстройства при ВСД можно рассматривать как вторичные, соматогенно обусловленные неврозоподобные состояния».

Несколько иное описание последовательности развития неврогенных и соматических расстройств при ВСД излагается в работах А. М. Вейна и соавт.(1991,2001 гг.), А. П. Мешкова (1998 г.). По их мнению, развитие висцеральных функциональных расстройств, в большинстве своем, обусловлено дефектом нервно-вегетативного пути регулирования и графически ассоциируется с дисфункцией надсегментарных – подкорково-корковых образований.

Детский невролог С. В.Зайцев – не в научном, а в юмористическом стиле, выразил личное отношение к проблеме ВСД. С нашей точки зрения, оно является абсолютно справедливым, поэтому решили процитировать его почти дословно: «В заключение забавной прогулки по достопримечательностям города с названием «Старая Неврология», – говорит С. В. Зайцев, – мы продвигаемся в его легендарной район – «Вегетососудистая дистония», или сокращенно – «ВСД». Попутно занимаемся любимым занятием продвинутых исследователей, набираем в любом поисковике Интернета фразу «вегетососудистая дистония» – и получаем от 130 до 260 тыс. страниц ответов, а если набираем по аббревиатуре «ВСД», – то более 4 млн ответов! Огромное количество популярной и научной информации, посвященной ВСД, впечатляет, а статистика – просто ужасает. По различным официальным источникам, среди населения бывшего СССР ВСД встречается в 60–80% случаев, причем более половины всех диагнозов в работе поликлинического невролога – ВСД! Так что же получается: если в нашей экскурсионной группе 10 человек, то у 8-ми из нас тоже есть ВСД?

Среди жителей района «ВСД» преобладают «ударники умственного сидячего» труда, испытывающие хронические стрессы и переутомления. Легко заметить, что большинство из них, – это тревожно-мнительные и впечатлительные натуры, испытывающие некоторые навязчивости. Но не следует их уподоблять и сравнивать с ипохондриками и симулянтами, ибо у них не бывает сознательного подражания симптомам заболевания, или стойкой уверенности в наличии болезни – при ее истинном отсутствии.

Но вот какой парадокс! – продолжает рассуждать далее С. В. Зайцев – С одной стороны, человек с «ВСД» неизменно ощущает себя тяжело больным, и живет с постоянной головной и сердечной болью, приступами одышки, страхом смерти и т. д. При всем том, медицинские статистики уже давно убедились, что показатели продолжительности жизни «вэ-эс-дэшников» гораздо выше, чем, в среднем, у населения, а показатели функционального состояния их органов и систем, при углубленном осмотре, намного лучшие, чем у ровесников без ВСД».

Как же отличить коренного жителя ВСД? – спрашивает С. В. Зайцев.И тут же отвечает:

– Довольно легко, достаточно нескольких минут разговора, что бы выяснить имеются ли у пациента следующие жалобы:

  • Утомляемость, слабость, вялость, сонливость, дурное настроение и тревожность, плохая трудоспособность и их метеозависимость.
  • Головная боль, головокружение, шаткость, тошнота, потливость, сухость во рту, обмороки, дрожание и судороги рук и ног, изменение зрения и слуха.
  • Ощущения жара или озноба, внутренней дрожи и пульсации, кома в горле, тяжести в груди, чувство удушья, одышка, онемение и покалывания в руках и ногах.
  • Сердцебиения, учащенный пульс, дискомфорт и боли в сердце, колебания артериального давления, красные пятна на лице и шее, холодные руки и ноги.
  • Боль и урчание в животе, нарушение стула и мочеиспускания.

Все вышеперечисленные симптомы развиваются практически постоянно или, наиболее часто, возникают на фоне приступов тревоги, паники и страха смерти. Очень важно помнить, что диагноз «ВСД» встречается у детей чаще, чем у взрослых, и страдают они от этого даже больше.

Ребенок с такими симптомами попадает в добрые знающие руки педиатра и ему ставят диагноз: «вегетососудистая дистония». А дальше длинная и тернистая дорога – хождения по мукам, то есть по врачам, с целью выяснения причины таких нарушений. Зачастую, «хождения по мукам» не приводят к облегчению. Зарождается стандартная цепная реакция: каждый осмотр педиатра приводит к назначению серии дополнительных обследований и консультаций «узких» специалистов, результаты которых в свою очередь предопределяют дальнейшие исследования. Эндокринологи, гастроэнтерологи, пульмонологи, нефрологи, кардиологи, ревматологии и прочие « -ологи», в содружестве с врачами функциональной диагностики и лаборантами, мужественно пытаются установить диагноз несуществующей болезни, и начинают от нее лечить, формируя у ребенка устойчивое убеждение в эксклюзивности и тяжести болезни. Само собой, такое убеждение совершенно не способствует улучшению настроения, и не облегчает течение заболевания. Советы «перестать нервничать, много гулять и отдыхать, записаться в спортивную секцию, принимать валеріанку и витаминчики» не оказывают желаемого эффекта.

Наконец, пройдя восемь кругов обследований и консультаций у «очень узких» специалистов, и, исключив различные подозрения соматической патологии: болезни сердца и сосудов, артериальную гипертонию, бронхиальную астму, тиреотоксикоз, инфекции, гастрит и прочие заболевания,пациент приходит к неврологам.

Всезнающие, уверенные в себе неврологи, попутно, исключая неврологическую патологию:мигрень, эпилепсию, полинейропатию, нарушение мозгового кровообращения и прочую патологию, с удовольствием приступают к лечению ВСД. Но и их лечение оказывается не эффективным…

В конце концов, дети с ВСД добредают до психотерапевтов. И только тут они получают правильный(?) диагноз и адекватную(?) квалифицированную помощь.

И вроде бы, можно удовлетворенно вздохнуть и подумать, что у страшной сказки наступил счастливый конец? Но, к сожалению, такого не происходит…. Поход к психиатру тоже не гарантирует приятного излечения. Тяжелое течение панических приступов плюс «старания» авторитетных фармацевтических компаний, вынуждают прибегать к назначению серьезных психотропных препаратов».

Этим врачи оказывают огромную услугу «Международному фармацевтическому картелю». Они назначают детям препараты: транквилизаторы (седуксен, реланиум, мебикар), «вегетативные корректоры» (беллоид, белласпон), антидепрессанты (амитриптилин, азафен и коаксил) и с целью снятия чувства тревоги, страха и эмоциональной психической напряженности  – рецептурные психоседативные препараты (мазепам, грандаксин и нозепам).

И дети привыкают пристрастно к таблеткам…

Но эти фармацевтические препараты, по замыслу их создателей, не устраняют первопричину болезни, и не излечивают детей от ВСД. Сознательно, избегая излечения болезней, эти фармацевтические препараты обладают долгосрочными побочными разрушительными эффектами, потенциально порождающими множество новых болезней, а, следовательно, и созданием новых рынков сбыта лекарств. Поэтому, назначая такие препараты детям, врачи совершают преступление, поскольку их «лечение» способно лишь формированию легионов будущих юных наркоманов!!! За все эти антигуманные деяния нашей медицине когда-то доведется ответить! – Прим. авт.

«Такое лечение, – в более мягкой форме говорит  С. В. Зайцев – опасное и вредное, поскольку оно может еще более усиливать системные расстройства и депрессивные проявления, вызывать неприятные побочные эффекты, и, таким образом, подрывать доверие к медицине. Наконец, последняя остановка в нашей познавательной экскурсии.

И маленький фокус: А знаете ли Вы, что ВСД – нет такого диагноза! Вегетососудистая дистония – давно устаревший медицинский термин, который ранее объединял огромную группу совершенно разных по своей природе болезней. В СССР этот универсальный диагноз  легко прижился в терапии, педиатрии, неврологии и психиатрии, потому что он позволял работать врачам с большими удобствами, ловко жонглируя жалобами, симптомами и таблетками.

Все просто и логично! Зачем тратить огромное количество драгоценного медицинского времени, сил и терпения, и докапываясь до истины?

Таким образом, в настоящее время диагноз ВСД представляет собой обыкновенную «городскую помойку». Искренне заблуждаясь, в связи с недостатком знаний, времени и возможностей, или просто по нежеланию, уточнить суть расстройства, врачи в нее изящно сбрасывают многочисленные жалобы больного! – такими словами педіатр С. В. Зайцев подытожил свое путешествии по городу с названием «Старая Неврология».

Из вышеизложенного следует вывод, что «Вегетососудистая дистония» – это, всего лишь, один из синдромов видимой части «айсберга», именуемого «Вертеброгенные заболевания нервной системы (ВЗНС)». Его этиологию и патогенез педиатры истолковывают, не придавая значения, главному виновнику развития функциональных неврологических и сосудистых расстройств, первичному патологическому очагу, локализующемуся в подводной невидимой части этого «айсберга» –позвоночнике.

Поэтому многие объяснения педиатрами этиологии и патогенеза функциональных синдромов вегетососудистых расстройств, следует считать ошибочными, и в дальнейшем мы попытаемся это доказать.

Какие же именно органические изменения в позвоночнике являются главной причиной, и, каких именно функциональных синдромов, проявляющихся под маской ВСД? Но, на сегодняшний день на этот сакраментальный вопрос мы не находим в педиатрии однозначного ответа.

Автор данных строк, в 1960 году окончил педиатрический факультет Одесского медицинского института, а позже как нейрохирург и вертеброневролог, за период многолетней врачебной практики, повидал сотни «вэ-эс-дэшних» детей. Поэтому возложил на себя сложную задачу: на страницах монографии«Вертеброгенные вегетососудистые синдромы у детей», изданной в Германии в сентябре 2013 г., комментировать, укоренившиеся в педиатрии рутинные толкования этиологии, патогенеза и лечения ВСД. Наш комментарий согласуется с данными исследования данной патологии, проводимыми прогрессивными современными детскими невропатологами, детскими ортопедами-травматологами, вертебрологами, вертеброневрологами, специалистами мануальной медицины, физиологами и другими видными учеными.

При написании данного раздела на рабочем столе постоянно находился, сохранившийся еще со студенческого времени, верный консультант, ровесник автора – ученик М. С. Маслова «Детские болезни»,изданный в 1935 году, в котором, заметьте(!) нет ни единого упоминания о вышеприведенных диагнозах вегетососудистых расстройствах у детей.

Причиной «ВСД» чаще всего является нестабильность позвоночно-двигательных сегментов (ПДС) шейного отдела позвоночника. Поэтому малейшее смещение тел позвонков может приводить к механическому раздражению нервных корешков и рефлекторному спазму позвоночных артерий.

Патологическая ирритация нервных корешков проявляется болью в затылочно-теменной области головы, иногда иррадирующей в область уха, виска и глаза, болью корней волос в этой области.

Рефлекторный спазм позвоночных артерий, проявляется гаммой симптомов ишемии стволовых отделов головного мозга и мозжечка: шумом в голове, головокружением, затуманиванием перед глазами, шаткостью при ходьбе, ускоренным сердцебиением, повышением артериального давления и пр.

Первые признаки болезни начинают появляться у девочек в 8-10 летнего, а у мальчиков в 9-12 летнего возраста. И тогда педиатры устанавливают диагноз: «ВСД», и начинают «лечить».

Однако любые препараты не излечивают, они лишь приносят временное улучшение.

Причины развития нестабильности ПДС могут быть разными, и, чтобы выяснить истинную причину, необходимо тщательное анамнестическое исследование.

Единственный патогномоничный метод лечения - это мануальная коррекция пораженного ПДС, и обязательная иммобилизация шейного отдела конгруэнтным воротником  сроком 35-40 дней. За это время в области «актуального» ПДС сформируется прочный капсуло-связочный аппарат, который будет удерживать позвонки в нормальном анатомо-физиологическом положении, и все предыдущие клинические симптомы - исчезнут.

Чтобы бороться с косностью и рутиной в медицине, совсем необязательно быть профессором университета или лауреатом Нобелевской премии. Нужно просто поверить в то, что в будущем в педиатрии диагнозы ВСД, ДЖВП, дискинезии других систем, болезни младенческого и пубертатного периода будут, по сути, преданы забвению.

Поверьте моему сорокалетнему опыту лечения данной патологии. опубликовано econet.ru

Автор: Владимир Яровой

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!