События Дом

Инновационная экосистема Нидерландов

Мне лично было интересно понять, как так получилось, что страна, традиционно славившаяся своими крупными корпорациями Shell, Philips, DAF и др. быстро стала одним из мест генерации большого количества стартапов, существенная доля которых становятся значимыми технологическими компаниями. После того, как у большинства из корпораций начались большие проблемы, что сопровождалось сокращениями десятков тысяч человек, эта страна смогла быстро перестроиться, сфокусировавшись на развитии инновационной экосистемы по модели «Тройной спирали» (как сейчас называют взаимодействие Бизнес-наука-власть).


Сразу бросается в глаза, что живут голландцы очень неплохо – уровень цен выше, чем в среднем по Европе, возможно на уровне стран Скандинавии. Практически везде свободный доступ в WiFi. При этом достатком хвастаться не принято – дорогих машин очень мало. Да и вообще, машин на дорогах мало – в основном голландцы передвигаются на велосипедах. Когда мы были в Эйндховене, организатор поездки с голландской стороны Пим ван Гиист рассказал о том, что голландцы любят, когда работа находится немного подальше от дома, чтобы каждое утро вместо зарядки проехать на велосипеде в спокойном темпе 15-30 минут. Несмотря на то, что пробок совсем нет, на велосипедах передвигаться на небольшие расстояние даже быстрее – для них повсеместно выделены велосипедные дорожки. Вот и мы передвигались по Эйндховену именно на велосипедах.

Эйндховен – это родина Philips. Хотя наверное так говорить не совсем правильно, потому что, когда в 1890 году старший брат Антона Филипса (который собственно и стал основоположником технологической компании чуть позднее в 1895г) решил здесь организовать текстильное производство, Эйндховен был просто деревушкой. К 1900 году здесь уже жили 5000 человек, а компания Philips к этому времени уже активно занималась прорывными технологиями в освещении. В 2000 году население Эйндховена составляло уже 200 000 человек. Именно корпорацияPhilips сыграла ключевую роль в развитии города.

Кстати в музее Philips нам сказали, что первой крупной сделкой стала продажа в 1898 году 50 000 лампочек (по тем временам невероятное число) в Зимний Дворец в Петербурге. Считается, что именно после этого компания стала быстро развиваться, выручив большие деньги, а главное получив широкую мировую известность и PR, основанный на таком заказе.
Запомнилось высказывание Антона Филипса, который в 1950 году сказал: «What we need are people with imagination».

Кстати, по словам одного из наших собеседников, Филипс начал сдавать позиции именно с того момента, когда менеджмент корпорации сталбольше уделять внимания текущей стоимости акций, чем инновационному развитию. Philips стал меньше рисковать, разрабатывая что-то абсолютно новое и прорывное. При этом креативным людям уже было сложнее самореализоваться в Филипсе.

Например, в конце 1990-х годов Philips не стал финансировать разработку устройства, которое позволило бы при себе иметь всю музыку, которая только существует. Целых два года некий Тони Фейдл - сотрудник Philips (один из «man with imagination») - пытался добиться реализации проекта, после чего уехал через океан, и через короткий промежуток времени Стив Джобс уже презентовал всему Миру iPod, изменивший индустрию музыки.

Philips делал много spin-off компаний, благодаря чему появились такие как, например, компания ASML, созданная в 1984 года – сейчас это уже корпорация, которая по стоимости уже переросла Филипс. Николай Степаненко - старший менеджер по стратегическому сорсингу ASMLувлеченно рассказывает, как стремительно они растут, какие у них грандиозные планы на долгие годы вперед. Компания является одним из мировых лидеров по производству чипов – продажи в 2014 году составили 6 млрд.евро, в компании работает около 14 000 человек (совсем скоро и по этому показателю они обгонят Philips). При этом более 1 млрд выручки компания вложила в R&D. Параллельно компания развивает направление новых источников света, литографию. Николай с сожалением говорит о том, что в Эйндховене очень много русских, что в России сложнее самореализоваться.


Его слова подтверждает Александр Долгов, работавший в лабораториях ASML-Research над своей второй диссертацией (первую степень кандидата наук Александр получил в Институте Спектроскопии РАН). Сегодня он является индустриальным представителем Роснано в европейском научно-промышленном консорциуме по тонкопленочной фотовольтаике Solliance  : “Сегодня здесь есть все необходимое оборудование и условия для реализации технологического прорыва в области интеграции фотовольтаических технологий в привычные нам производства (автомобилестроение, строительство и даже одежда), в России с этим пока сложно”.

Компания ASML частично размещается в HTC Эйндховена – это просто огромная территория, где раньше находился R&Dцентр Philips. Сейчас в HTC работают свыше 10000 человек, более чем 135 компаний, в том числе Philips. Раньше сюда можно было попасть только по предварительной договоренности, сейчас никаких ограничений нет, а помещения наполнены различными технологическими компаниями и исследовательскими центрами.

Стоит заметить, что разговор проходил в помещении Solliance. Этот консорциум объединяет R&D организации из Нидерландов, Бельгии и Германии с крупыми международными промышленными компаниями (Thyssenkrupp, Roth&Rau, VDL). Здесь наука и бизнес работают вместе, развивая технологии тонкопленочных решений в фотовольтаике (Thin-film photovoltaic или TFPV). Научная часть альянса сейчас объединяет 8 ведущих научных институтов Германии, Бельгии и Нидерландов. В каждом из этих институтов на Solliance трудятся от 25 до 40 человек. Деньги на исследования и прототипирование привлекаются из различных источников и распределяются между научными группами. Девиз Solliance:“Если делишься, получишь больше”. Это еще один пример того, как работает основной принцип системы «Open innovation». Партнеры делятся продуктами интеллектуального труда, разрабатывают общую стратегию инновационного прорыва, разделяют риски, чтобы затем разделить сверхприбыли. Принцип, который пока только в очень редких случаях реализуется внутри нашей страны. 

Здесь же в High Tech Campus Эйндховен располагается акселератор Startupbootcamp HighTechXL.

Акселератор был назван лучшей акселерационной площадкой Европы по версии конкурса European Bus 2014. Акселератор работает с проектами по направлениям интернет вещей, новые материалы, робототехника, энергоэффективность, 3D-принтинг, Cleantech, MedTech. За год делают 2 набора, программа длится 3 месяца. Из 21 выпускника 13 – иностранные стартапы, поэтому программа идет на английском языке (благо в Нидерландах почти все говорят по-английски). На входе благодаря бренду (Вы только посмотрите эту фантастическую статистику акселераторов Startupbootcamp ) им удается создавать большую воронку проектов (более 1000 заявок), они отбирают лучшие 100 проектов, которые приезжают в Эйндховен и 4 дня работают с экспертами из крупных корпораций и менторами из бизнеса. По итогам 10 лучших проектов отбираются в акселератор, где работают над бизнес-моделью стартапа.


По мнению сооснователя акселератора Эрика Брокузена, для остальных 90 проектов, которые приехали для финального отбора, само участие в данной 4-х дневной экспертной сессии приносит огромную пользу. Акселератор на входе покупает 8% доли стартапов за 15 000 евро. Запомнилось, что у акселератора есть договоренность с факультетом экономики местного университета, что студенты проходят практику, помогая стартапам анализировать рынки, готовить финансовые планы. Скоро будет очередной набор – говорит, что есть российские заявки. На мой вопрос, как им удается делать одну акселерационную программу для настолько разных отраслей как медицина, интернет вещей и энергетика Эрик ответил, что работа ведется в основном индивидуальная с привлечением отличных отраслевых экспертов и менторов – работает экосистема. 
 

В муниципалитете Эйндховена нас встречали две милые девушки, рассказавшие про роль государства в развитии инновационной экосистемы города. Эйндховен кстати по объему прямых инвестиций занимает 3-е место в Европе после Лондона и Хельсинки.

Они видят главную роль государства в создании условий для взаимодействия участников инновационного процесса. Муниципалитет помогает организовывать большое количество мероприятий, где в неформальной обстановке могут встретиться ученые и предприниматели, где студенты могут услышать о существующих трендах. 
Вот формула Эйндховена: “Экосистема формируется людьми. Нужно доверие, чтобы люди начали взаимодействовать между собой. Наша задача повышать уровень доверия и развивать предпринимательский дух”
В Эйндховене сделали ставку на концепцию BrainPort (мозговой центр). Цель – сделать Эйндховен центром Нидерландов по инновационной деятельности. 

После того, как Филипс сократил 40 000 человек в Эйндховене очень много зданий стали пустыми. 
В тот момент, когда стали освобождаться и пустовать целые здания, в которых ранее работали десятки тысяч сотрудников Philips, муниципалитетом было принято решение переделать их в бизнес-инкубаторы – сдавать по низким ставкам в аренду предпринимателям.Невзрачные здания не стали переделывать, вместо этого наняли известного дизайнера, который раположил вдоль фасадов цветники (Эйндховен – один из европейских центров развития дизайна – именно здесь, кстати ежегодно проходит неделя дизайна DDW). Дизайнеры предложили сделать крыши эксплуатируемыми, посадив там растения и даже небольшие деревья. Так с минимальными вложениями была создана инфраструктура, примлемая для того, чтобы называться бизнес-инкубаторами. Кстати сейчас, как нам сказали, почти все помещения заняты. Аналогично, R&D центр Philips стал площадкой для High Tech Campus. Голландцы умеют использовать то, что есть без существенных вложений.

На протяжении всей поездки мы постоянно слышали про важность доверия при формировании экосистемы. Сразу вспомнилось, как один знакомый предприниматель как-то высказал свое мнение по разнице в ведении бизнеса в России и Западной Европе: «Когда ты первый раз начинаешь налаживать отношения с кем-то в Европе, тебе изначально, как правило, доверяют; в России изначально никто никому не верит, доверие у нас нужно заслужить». Кстати, как мне показалось, сама ментальность голландцев помогает в выстраивании доверительных отношений. В школе дети сидят полукругом, детей приучают внимательно выслушивать точку зрения каждого одноклассника (не важно, даже если ребенок отсталый, все равно его мнение важно). Взрослые тоже любят все обсудить и выслушать все точки зрения. Голландцы достаточно прямые, может даже показаться, что они бывают грубы, однако низкий уровень лицемерия помогает повышать уровень доверия. Голландцы не любят иерархию. Боссам принято говорить всю правду и общаться на равных – отличие только в уровне ответственности и должностных обязанностях. Инженер может без проблем отправить email президенту с каким-то предложением и тот, как правило, ответит. Когда мы уже в Твенте общались с Киис Эйджкель, CEO, Kennispark Twente (технологический парк, откуда за 32 года вышли больше 800 стартапов, в том числе, такие известные как Booking.com), он сказал: «Мне каждый день приходится работать так, чтобы доказать своей команде, почему именно я у них лидер, почему я здесь босс».

Твенте имеет похожую с Эйндховеном историю о том, что послужило толчком к развитию инновационной экосистемы. В Твенте исторически была сильно развита текстильная промышленность. В конце 1950-х годов стало понятно, что центр производства перемещается в Азию и компании Твенте больше не смогут конкурировать на глобальном рынке. Тогда и было принято решение о создании в регионе технического университета (1962г), который и должен был создать условия для появления новых бизнесов, чтобы компенсировать экономические потери и уменьшение  рабочих мест. В University of Twente с годами появилась мощная научная база, а в 1980-м году он стал одним из первых предпринимательских университетов – университетом 3.0. Город Твенте является побратимом американского Пало-Альто из Кремниевой Долины.
Таким образом, есть существенное различие с моделью Эйндховена, когда экосистема формировалась на осколках Philips и DAF, когда было много талантливых инженерных кадров, задача была стимулировать технологическое предпринимательство. В Твенте же по сути экосистема формировалась с нуля вокруг университета.

В Твенте есть вся необходимая инфраструктура для развития технологического бизнеса - научном парке Kennispark Twente, Университет прикладных наук Saxion, академический центр для предпринимательства NIKOS (У них есть курс 5-8 недель по технологическому предпринимательству и инновациям), предпосевной и посевной венчурные фонды (сотрудничают с фондом Cottonwood Investments - одним из самых успешных фондов ранних стадий, который помогает голландцам мыслить как американские венчурные капиталисты «сначала думать о потенциале проекта, потом о рисках» вместо голландского «сначала расчет рисков – потом потенциал проекта»), Proof of concepts Center… 
Руководство научного парка Kennispark Twente участвует в определении экономической политики в развитии инновационной деятельности (основа для развития региона согласно их стратегии). В 2005 году в Твенте начали создавать инновационную платформу, пригласили ректоров университетов, мэров городов региона, представителей инновационной инфраструктуры. Им удалось совместно выработать стратегию региона, отталкиваясь на политику доверия.
Как убедить людей делиться идеями? Важно создание доверия - это важнейшая часть успеха. Они видят основную роль государства в создании атмосферы доверия - это для них главная задача.
В Твенте стремятся создавать культуру получения выгоды не прямо сейчас, а через 5-8 лет. Важно уметь работать на будущее.
Киис Эйджкель в своей блестящей презентации, говорит о том, что России уже пора выйти из рутины в вершину треугольника – именно в философии у нас проблемы, в непонимание важности взаимоотношений между людьми. Он жил в России и знает как много у нас креативных людей. Для них необходимо создать условия, общую атмосферу для эффективного взаимодействия друг с другом.


Миссия научного парка Твенте - поддерживать инновационную экосистему. Сам по себе бизнес-инкубатор не сработает - нужна экосистема с системой менторства и поддержки. Для технологического предпринимательства нужна связка “Наука – предпринимательство”, при этом слабое звено определяет эффективность всей системы.
В научном парке работает “Группа развития бизнеса” – их задача ходить по институтам, кафедрам и общаться с профессорами. Группа развития бизнеса смотрит, на каких разработках можно построить бизнес и уже потом помогают создать команды с участием предпринимателей. Стараются создавать междисциплинарные рабочие группы. Задача группы развития бизнеса - создавать команды и развивать бизнесы, искать варианты привлечения инвестиций. Однако группа развития бизнеса должна быть независимой, поэтому сотрудники группы не могут иметь долю в проектах. Сотрудники группы развития бизнеса подписывают соглашение о неразглашении, даже когда встречаются с студентами. Опять-таки все равно вопрос доверия и важности репутации. 

В научном парке есть своя система финансовой поддержки проектов. Есть университетский фонд размером 80 млн евро, который выдает займы инициаторам проектов (как физическим лицам). Для того чтобы получить 10 000 евро нужна презентация из 8 слайдов и увлеченный человек. Под написанный бизнес-план на 2-м этапе дают еще 40 000 евро взаймы. Займы кстати совсем не льготные – 11% годовых. На мой вопрос, что видимо возвращаемость совсем низкая у ваших займов, Киис ответил, что нет – 97% возвращают. Конечно же часто проект закрывается, но инициаторы изыскивают возможность, потому что репутация важнее. Если уж совсем плохо с деньгами, то предлагают стартаперу половину хотя бы вернуть. Бесплатные деньги в начале пути построения вредны – считают в Нидерландах, нужно вложиться и начать самому, а за ошибки нужно платить, чтобы лучше усваивались. При этом все решается на уровне человеческих отношений “по-хорошему”, без судов и полиции. Вы можете это представить себе?

В научном парке проходит масса мероприятий для вовлечению студентов в инновационную деятельность, повышению их компетенций, командообразованию. В 2014 году они организовали 200 (!) мероприятий. Киис говорит, что наметилась проблема – в последнее все больше профессоров финансируются крупными корпорациями (Uniliver, Shell и др.), поэтому профессора проявляют все меньше интереса к развитию стартапов на основе их разработок.

Результаты деятельности Kennispark Twente с 1982 впечатляют: создано 8000 высокотехнологичных рабочих мест, основано около 900 компаний, причем компании получавшия поддержку, как правило, остаются в регионе. Те, кто уезжает, все равно оказывают поддержку экосистеме – так основатель Booking.com часто приезжает в Твенте – помогает командам в качестве ментора, инвестирует. Кстати Booking.com сейчас стоит дороже, чем Philips.

Интересно было познакомиться с Юрием Удаловым - CTO проекта EyeOnAir. Он является специалистом в области спектроскопии подвижных материалов. В рамках проекта они делают устройства по обнаружению неоднородностей. Он говорит, что с 1 сентября в европейских аэропортах вводится новое правило - нужно будет выборочно у 20% пассажиров проверять на руках и одежде остатки взрывчатых веществ. Он целится на этот рынок. Сначала в команду проекта поверил некий банкир, инвестировавший 150 000, позднее в них инвестировал один из фондов по оценке 3,5 млн.евро. 
Выглядит Юрий, как обычный российский учёный, но выражает мысли очень прямо – видимо уже пропитался за 25 лет местной культурой.

Интересна его история, как он от науки пришел к технологическому бизнесу. В 1990 году уехал из Москвы по обмену в университет Твенте и “застрял”, как он говорит. Долгое время работал в университете – занимался научной работой. У них в Твенте была группа из русских ученых во главе с профессором Очкиным. В 2005 году они с товарищем подумали, что надо сделать что-то интересное, а иначе “на нашей могиле написали бы – они работали в рабочей группе профессора Очкина. И все”. Они решили уйти из университета и сделать бизнес на своих знаниях. Основали компанию Stirel (сейчас это материнская компания у проекта enxray). Юрий с благодарностью говорит, что без университета Твенте ничего бы не было – они помогли вступить в контакт с правильными людьми для развития бизнеса. У нас, кстати, ученый, который уходит из коллектива с желанием построить бизнес на научных разработках в большинстве университетов (хорошо, что уже не во всех) становится “врагом народа”. Помогать ему в университетской инфраструктуре никто уже не будет, скорее будут мешать. Вот такая разница. Кстати Юрий обещал подать заявку в трек AeroSpace акселератора GenerationS. Очень на это рассчитываем.

Научный парк Утрехта (45 мин от Амстердама) является центром развития Life Sciences&Health и Sustainability (науки о жизни и устойчивости природных систем). В строительство и оснащение центра государство в ближайшие 2 года вложит 1,2 млрд евро, потом еще 1 млрд. Их цель – стать европейским лидером в Life Sciences&Health, создать до 2018 года 5000 рабочих мест. 

Уже сейчас им есть, чем гордиться – у них работает знаменитый ученый, известный исследованиями стволовых клеток, местная компания, которая работает над лечением рака, в ближайшее время привлечет на IPO около 100М$. 
Для развития технологического предпринимательства в этой сложной отрасли постоянно проводятся неформальные мероприятия, где ученые и предприниматели рассказывают перед широкой публикой о том, что они делают, ежегодно проводят марафон прямо вокруг и внутри зданий научного парка (чтобы люди видели, где что есть). Менеджер по коммуникациям Николин Мейжер сформулировала свою задачу так:“Главное не здания, а люди, которые меняют все. Мы создаем условия для их работы, улучшаем их взаимодействие. Мы хотим соединять людей”.
Будет огромное здание для стартапов только по науке о жизни. Сейчас здание строится, но уже все места распределены.

Уже работает Бизнес-инкубатор utrechtinc.nl. Они за 5 лет помогли 124 стартапам из отраслей здравоохранения и экологии. Отбор стартапов проводят 2 раза в год. Ежегодно отбирают 40 проектов. Резиденты получают поддержку в течение 2,5 лет. Но программа разбита на блоки. После первого этапа, когда команды разрабатывают бизнес-модель проходит питч-сессия, на которой решается, кто останется в инкубаторе. 2 блок – первые клиенты, разработка прототипа, опятвсе заканчивается питч-сессией. 3 блок – масштабирование. Бизнес-инкубатор платный – каждый блок стоит 1800 евро. На вопрос, как же они с бедненьких стартаперов деньги берут, Tijs Markusse (руководитель инкубатора) ответил так: «Слишком рано помогать не надо, важно, чтобы основатель стартапа сделал первый шаг без помощи. Оплата чека – подтверждение его мотивации в развитии проекта”.
Кроме места и образовательных программ инкубатор помогает создать команду – ученым помогает найти предпринимателя и наоборот. На сайте инкубатора есть отдельный раздел «Co-Founder, где постоянно есть информация о мероприятиях, где можно найти себе напарника. Они проводят бизнес-курсы, для ученых и открытые научные лекции для предпринимателей. На что они смотрят в первую очередь при отборе? Важно, чтобы человек умел бы меняться. Если человек считает себя самым лучшим и не готов меняться, то это не к нам. Независимо от проекта мы отказываем. Смотрят еще на практический опыт членов команды.
Кстати летом инкубатор проводит 2 краткосрочные программы для стартапов – приглашал российские команды. 


Сейчас население Утрехта 340 000, 70 000-студенты. Видно, что город очень молодой и быстро развивается. Понравилось оригинальное использование ненужных площадей - например, вот так выглядит крыша одного из зданий, где раньше располагалась автомобильная парковка.



Много интересного в Амстердаме про поддержку научных исследований рассказал представитель TNO – Нидерладской организации прикладных научных исследований. В Нидерландах есть 2 основных государственных организации, финансирующих НИОКР: NWO финансирует  фундаментальные исследования, TNO – прикладные НИОКР. 
Прикладные исследования в Нидерландах делаются исключительно под запрос крупных корпораций по пяти основным направлениям – Industry;Healthy Living; Defense, Safety&Security; Urbanisation; Energy.

При этом, как я понял, корпорации заключают контракт не напрямую с университетами или НИИ, а с TNO. А уже задача TNO, пользуясь имеющейся у них “Базой знаний”, привлекать университеты, научные коллективы различных организаций для решения задач, при этом дополняя деньги корпораций бюджетными средствами.
При этом основным kpi для TNO как раз является количество денег, полученных от корпораций на проведение прикладных НИОКР.
Промышленности TNO предлагает 4 вида услуг:
1) Консультации (“как PwK”); 
2) Инжиниринг;
3) “Технологическое снабжение”, когда TNO запрашивает у промышленности проблемы и находят решение;
4) Услуги по развитию модели открытых инноваций. Помогают промышленности взаимодействовать с внешними разработчиками.
Стоимость данных услуг для промышленности может стоит от 10 000 до нескольких миллионов евро. 
Arij van Berkel (директор направления химической индустрии TNO) поделился его мнением на счет проблем в развитии инновационной экосистемы в России: “В России я видел много талантливых ученых, которые однако не могут внедрить свои технологии. Ученым никто не подсказывает, что нужно оформить, что делать, чтобы сотрудничать с промышленностью. Вам важнее всего необходимо создавать условия для взаимодействия ученых и промышленности”.

Аналогичные TNO организации по его словам есть практически во всех европейских странах (он перечислял названия аналогов в Германии, Испании, Франции, Финляндии, Швеции…). По его мнению странно, что в России пока не ведется системная работа по прикладным исследованиям под запросы промышленности.

От себя добавлю, что в этой системе, конечно, самое главное – это именно запросы от промышленности. Однако, если крупные корпорации Нидерландов работают на глобальных рынках, и сотрудничество с научными центрами, внедрение инноваций для них жизненно необходимы в открытой конкурентной борьбе на мировых рынках, то в России традиционно запросов в основном ждут от госкорпораций, которые больше конкурируют между собой за госбюджет. Но сама схема финансирования прикладных исследований мне очень понравилась, думаю можно адаптировать ее под Россию при существующей специфике.
Интересно, что TNO внутри Нидерландов известный бренд. Более 90% жителей страны знают об этой организации. Уровень доверия очень высокий, вокруг TNO много инвестиционных фондов, которые внимательно наблюдают за деятельностью TNO, чтобы первыми увидеть перспективные проекты.

Вот основное, что отметил для себя в результате 3-х дней пребывания в Нидерландах:
1) Голландцы очень умело используют особенности регионов, формируя экосистемы с учетом специфики конкретного места. Эйндховен (использование бывший инфраструктуры Philips, стратегия BrainStorm), Твенте – построение экосистемы вокруг университета, Утрехт – узкая специализация, привлечение лучших специалистов в отрасли).
2) Роль государства – обеспечение инфраструктурой (используя имеющееся, с минимальными затратами), создание условий для эффективного взаимодействия всех участников процесса, создание условий для развития бизнеса, налоговые льготы для стартапов.
3)  По финансовой поддержке
- фундаментальная наука инициативная, финансируется госбюджетом через специальный фонд
- прикладная наука только под запрос крупных предприятий, которые делают запрос в специальный фонд, оплачивая ему счет. Фонд добавляет бюджетных денег и нанимает университеты, пользуясь Базой знаний.
- Инновационная деятельность на начальных стадиях развития проектов поддерживается возвратными займами (а не грантами).
4) Во всех инновационных центрах наиважнейшей задачей голландцы отмечают выстраивание доверительных отношений между людьми. «Доверие» – наверное, самое популярное слово в поездке. Хотя нет - «велосипед» на первом месте.
опубликовано econet.ru
 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!