События Дом

Блеск и нищета нарциссической личности

Осенью 2013-го года на экраны вышел фильм Джозефа Гордона-Левитта «Страсти Дон Жуана». Фильм рассказывает о жизни современного молодого человека с зависимостью от порнографии. Для нас фильм послужит иллюстративным материалом для разговора о таких распространённых на сегодняшний день проблемах, как: зависимость, ощущение внутренней пустоты, неспособность получать удовольствие от близости и т.д. Весь этот спектр психологических запросов обычно относят к нарциссической проблематике, а сам нарциссизм называют «эпидемией XXI века».

«До́риан Грей» — художественный фильм  Оливера Паркера

Нарциссическая сцена современности

Социально ориентированные психологи говорят о том, что наш век – это век нарциссизма, чему способствовали те глобальные изменения, которые претерпевало человечество на протяжении последних нескольких десятков лет. Мы живём в век массовых сообществ и больших скоростей, всё меняется очень быстро – технологии, вещи, ценности, идеи, люди. В этих условиях моментально запоминающийся яркий визуальный образ может казаться более привлекательным, нежели целостность, глубина и искренность – качества, которые могут быть вполне оценены только в небольшом сообществе, с долгой историей межличностного взаимодействия и тесными связями.

Начальные титры картины сопровождаются стандартным видеорядом любого современного телеканала: мелькание обнажённых частей женского тела, блеск декораций, ослепительные улыбки, еда и насилие, обещание и соблазн. Режиссёр даёт нам понять, что проблема главного героя – это проблема современного общества, выбравшего в качестве основных ценностей внешние критерии – красоту, успех, немедленное исполнение желаний и сексуальность. Особенно сексуальность, которая стала универсальным маркетинговым средством.

Он и Она – без изъянов и без проблем

Женщине на этой нарциссической сцене современности отводится особая роль – роль соблазнительницы, запускающей бесконечный цикл желания и зависимости, но никогда не приносящей полного удовлетворения. Женщины, по меткому выражению доктора философии Джудит Батлер, являются «зрелищным гендером». Женщинам есть что показать, и они этим умело пользуются, превращая каждый свой шаг в перфоманс, акт соблазнения, будь  то блок новостей о погоде, вечеринка, семейный ужин или воскресная служба.

Такова девушка главного героя – Барбара Шугермен.  Барбара – представительница очень распространённого сегодня типажа женщины.  Она точно знает, чего хочет и как ей этого добиться. У неё есть чёткий план «успешной жизни» и ей нужен мужчина, который в этот план идеально впишется. Вступив в отношения, Барбара уже имеет конкретный сценарий их развития: как пройдёт первая встреча, каким будет период ухаживания, сколько нужно подождать до первого секса, когда нужно познакомиться с друзьями, а когда с родителями, как будет выглядеть их семейная жизнь и т.д.  А в  качестве инструмента управления отношениями Барбара использует свою сексуальность. Манипулируя мужским желанием, Барбара добивается того, чтобы мужчина следовал её «плану» и подавляет всё, что в этот план не вписываются. Так, когда её парень заявляет, что ему нравиться делать уборку дома и ему нужно купить специальные мягкие тряпочки для мытья полов, Барбара приходит в ярость – мужчина, скребущий полы на кухне это совсем не то, что она себе представляет в качестве «идеального» мужчины, это не «sexy».

Барбара искренне считает, что ради близости с ней мужчина должен быть готовым на всё, в этом и состоит сущность любви. Сущность любви мужчины к женщине, естественно, потому что сама Барбара не считает себя должной что-то отдавать взамен кроме своего тела.  Да и нужно ли что-то ещё? Джон познакомился с ней только потому, что она «десятка», девушка с максимально удачным сочетанием сексуальной фигуры и красивого лица. И на все условия Барбары он соглашался только, чтобы затащить в постель «десятку», потому что ради «десятки» стоит немного попотеть.

Да, это наш герой – Джон. Молодой парень, красивый, уверенный в себе, с весьма конкретным набором ценностей: «В этой жизни меня заботит всего несколько вещей: моё тело, мой дом, моя тачка, моя семья, моя церковь, мои друзья, мои тёлки и моя порнуха».  Каждая из этих ценностей встроена в кажущуюся очень прочной систему жизненных приоритетов, и вся жизнь Джона расписана ровно таким образом, чтобы уверенно и бесперебойно двигаться по этому кругу. Каждую неделю он ходит в спортзал, делает уборку дома, ездит на своей тачке на семейные ужины и воскресную службу, встречается с друзьями в баре, знакомится с новой девушкой, а по ночам смотрит порно.  Внешне Джон и Барбара выглядят блестяще – идеальные тела, подавляющая самоуверенность, непоколебимая вера в свою правоту, полное довольство своей жизнью и самодостаточность. 

Нарциссическая личность

Психоаналитик Нэнси Мак-Вильямс  даёт следующее описание нарциссического характера:  «Людей, личность которых организована вокруг поддержания самоуважения путем получения подтверждения со стороны, психоаналитики называют нарциссическими. Они могут беспрестанно размышлять о видимых достоинствах — красоте, славе, богатстве — или о проявлении политической благонадежности, но не о более скрытых аспектах своей идентичности и целостности. «Имидж» заменяет сущность, и то, что Юнг назвал персоной(представление себя внешнему миру), становится более живым и надежным, чем действительная личность. Преуспевающие нарциссические личности (в плане денег, социально, политически, в военном отношении и т.д.) могут вызывать восхищение и желание соперничать с ними. Внутренняя цена нарциссического голода редко доступна восприятию наблюдателя».

Во времена Фрейда большинство пациентов страдали от переизбытка внутренних комментариев по поводу собственных достоинств и недостатков. Их внутренний мир был переполнен содержанием, и именно это составляло основу их психических конфликтов.  В противоположность этому, современные клиенты часто ощущают себя скорее субъективно пустыми, а в основе их психологических затруднений лежит не конфликт, а нехватка. Нарциссические личности всегда ощущают в самой глубине своей души эту пустоту, которую им никак не удаётся заполнить, сколько бы они не старались.

А нарциссические личности действительно  очень стараются заполнить эту пустоту. Часто это невероятно  работоспособные,  целеустремлённые люди, стремящиеся быть первыми и лучшими во всём, что они делают. Их внутренний голод зачастую ведёт их вверх по карьерной и социальной лестнице, они добиваются всего, о чём можно только мечтать, но они стыдятся признаться самим себе в том, что им всё ещё мало, они по-прежнему чувствуют себя пустыми и неспособными получать удовольствие от жизни и быть счастливыми. Эта внутренняя пустота делает их очень уязвимыми для критики со стороны и зависимыми от внешнего одобрения и принятия. Они ежеминутно нуждаются в подтверждении своей значимости, а потому часто оказываются в плену у собственных фантазии и людей, которые ими манипулируют. 

Неочевидный образ себя

Барбара манипулирует Джоном, утверждая, что именно так и должны выглядеть идеальные отношения. Джону ничего не остаётся, кроме как согласиться, ведь он и понятия не имеет, что такое настоящие отношения и как они должны выглядеть. Он и сам всегда использовал других людей, выстраивая свой собственный идеальный образ. Это очень характерная особенность нарциссической личности – неспособность к любви и настоящей близости, бессознательное, иногда изощрённое и тонкое, но часто очень наивное и бесхитростное использование других людей в своих целях.  Они нуждаются в других людях, но не как в отдельных личностях,  а для удовлетворения своих субъективных потребностей – получения поддержки, подпитки самоуважения, выстраивания своих идеалов и ценностей. Следовательно, нарциссические люди посылают своей семье и друзьям противоречивые сообщения: их потребность в других велика, но любовь к ним носит поверхностный и потребительский характер.

Взаимоотношения с нарциссическими личностями всегда оставляют ощущение эмоциональной обеднённости, не смотря на то, что они могут быть очень интенсивными на событийном уровне. Их эмоции поверхностны, примитивны, спектр их достаточно узок, как правило, это только чёрное и белое, плохое или хорошее, общаются и разговаривают они чаще всего «по факту» и не имеют доступа ни к своим чувствам, ни тем более к чувствам других людей. 

Посмотрите на Джона – с друзьями он разговаривает только о девушках и только в оценочном смысле, семейные ужины проходят в пустых, бессмысленных и уже ставших привычкой спорах. Первое свидание Джона и Барбары производит впечатление вызубренного диалога, состоящего из стереотипов и клише, разыгранного нетерпеливыми актёрами, которые не могут дождаться конца реплики партнёра и начинают говорить, не дослушав до конца. Еженедельная исповедь Джона – это поверхностное перечисление «грехов», без какого-либо намёка на искреннее раскаяние. Молится он также бездумно: отсчитывает положенное количество «Аве Мария» во время тренировки в спортзале.

Как правило, нарциссические личности и сами избегают тех ситуаций, где от них может потребоваться проявление глубоких эмоций и участие. Когда Джон впервые встречает плачущую Эстер – сокурсницу по колледжу – он чувствует растерянность перед её живыми, спонтанными и искренними эмоциями. Он не знает как себя вести в такой ситуации и предпочитает ретироваться. 

Неоплаканная утрата

Какими бы поверхностными не были отношения нарциссических личностей, они всегда очень тяжело переживают любой разрыв  с объектом привязанности.  При расставании они утрачивают не просто другого человека, а часть себя, разбивается их фантазия об «Идеальном-Я», они сталкиваются с пугающей их реальностью и собственной уязвимостью и пустотой, от которой они так старательно пытались убежать. Джон начал встречаться с Барбарой, чтобы переспать с «десяткой», но когда она его бросила, он погрузился в такую жестокую депрессию, как будто потерял самого близкого человека на свете. Он не просто утратил Барбару, он утратил представление о самом себе, таком, каким он хотел бы себя видеть – сильном, неуязвимом, самодостаточном.

После расставания Джон полностью погружается в просмотр порносайтов. Это очень характерно для людей с зависимостью. Они не способны испытывать настоящую боль, так как настоящая боль является работой горя. Боль – это реакция на потерю объекта. Работа горя осуществляется посредством воспоминаний, воспоминаний о потерянном объекте. Но чтобы потерять объект привязанности, сначала нужно располагать его присутствием. Если присутствие объекта было в основе отношений, и эти отношения сопровождались любовью, то возможна боль об утрате объекта.

Нарциссические пациенты выстраивают отношения, в основе которых нет истинной привязанности к объекту, объект выполняет компенсаторную функцию – это зеркало, благодаря которому нарциссическая личность может видеть отражение своего грандиозного жизненного проекта.  Как следствие, нарциссические личности не могут оплакать утрату, вместо боли они испытывают тревогу или соматические эквивалентны тревоги: проблемы с дыханием, головокружения или навязчивая мастурбация, как в случае Джона. Эти проявления носят автоматический характер. Зависимый не может выдержать интенсивность этой тревоги, это как раз те моменты, когда он прибегает к помощи зависимого поведения, обращается к «лекарствам» чтобы справиться с этой невыносимой тревогой. 

Зависимость и навязчивое повторение

Зависимость – вот ахиллесова пята нарциссической личности. При этом зависимости могут быть самыми разнообразными: зависимость от кофеина и сигарет, алкоголя и наркотиков, интернета и видеоигр, навязчивая мастурбация и пищевые зависимости и т.д.. Та пустота, вокруг которой выстраивается их полная блеска, успехов и достижений жизнь, алчно требует жертв снова, и снова, и снова до бесконечности. Некоторые нарциссические личности пытаются отрицать свою зависимость, особенно, если она способствует социальному успеху, как, например, зависимость от работы и навязчивое стремление к самосовершенствованию. Другие осознают свою зависимость, но стыдятся попросить о помощи, так как пытаются построить позитивное ощущение самих себя на основе иллюзии об отсутствии неудач и неуязвимости.

Основная проблема Джона – неспособность получать удовольствие от реальной близости и навязчивое стремление смотреть порнографию. Вообще, вся жизнь Джона, как и вся современная культура, насквозь пронизана навязчивым повторением, на что недвусмысленно указывает  и режиссёр фильма. Реклама, телешоу, массовое кино воспроизводятся по одним и том же шаблонам. Если удачный телепроект – то на несколько сезонов, если успешный фильм – то с кучей сиквелов и приквелов, если рейтинговое шоу – то с бесконечными повторами. Джон достаточно умён, чтобы заметить это, когда он говорит о том, что не любит ходить в кино, так как там всегда всё одно и то же. Но ему не хватает проницательности и осознанности, чтобы увидеть, что его жизнь тоже движется по одному и тому же кругу. 

Что вообще отличает динамику зависимого поведения? Как раз это движение по кругу без возможности достичь разрядки, удовлетворения. Например, видео и компьютерные игры отличаются от других игр, шахмат, скажем, тем, что  они не имеют конца как такового. Нужно преодолевать трудности, которые нарастают, и когда препятствие преодолевается – всё исчезает и появляется снова (новый уровень). Фрустрация, отсутствие разрядки заставляет повторять и повторять эту игру. Игра сама по себе не заканчивается, просто игрок в какой-то момент выходит из игры потому, что изматывается. В обычной игре – можно выиграть или проиграть, игра заканчивается и можно получить удовлетворение. Если игроки и играют снова, то это уже не та же самая игра, это новая партия, которая будет непредсказуемой и не похожей на предыдущую, в отличие от компьютерных игр, которые можно предугадать или посмотреть на форуме алгоритм прохождения сложного уровня.

Похожую динамику мы обнаружим в зависимости от просмотра порнографии.  Реальные сексуальные отношения заканчиваются оргазмом и удовлетворением партнёров, если акт повторяется – это уже другой половой акт. В порнофильмах и интернет роликах нет ни начала, ни конца: акты нарастают, усложняются, а затем происходят по новому кругу. Невозможно дифференцировать акты – закончился уже предыдущий или начался новый. Эта фрустрация разрядки приводит к тому, что эти отношения повторяются и повторяются. Зависимый получает иллюзорное удовлетворение от объекта своей зависимости, акт всегда заканчивается ничем, потерей и заставляет снова возвращаться на круг, чтобы вновь попытаться достичь удовлетворения. 

Какого же удовлетворения ищет Джон? Он описывает это так:  «Я не люблю начинать слишком быстро, с первого кадра, я предпочитаю действовать не спеша. Поэтому я начинаю с нескольких фоток, потом когда вхожу во вкус, на несколько минут прочая хрень меркнет. Мне не нужно ничего говорить, ни о чём думать, я просто растворяюсь» (lose myself).

Желание, которого нет

Зигмунд Фрейд писал о нарциссизме: «у таких больных, тем не менее, вовсе не утрачено эротическое отношение к людям и предметам, оно сохранено у них в области фантазии, т.е. реальные объекты заменяются и смешиваются у них с воображаемыми образами».  Джон признаётся – реальные сексуальные отношениявыглядят далеко не так сексуально как порно. Джон наивно полагает, что в порно люди не притворяются, а действительно испытывают то наслаждение, которое изображают. Лишь только  в объятиях этой фантазии Джону хотя бы временно удаётся «потерять себя, раствориться, выйти за свои пределы».

Когда Джон занимается сексом с очередной девушкой, он в прямом смысле работает, чтобы реализовать эту свою фантазию об «идеальном сексе».  Но всё новые попытки не приносят желаемого наслаждения, потому что в этих попытках нет самого главного – нет Желания, а есть лишь навязчивое повторение. После расставания с Барбарой, находясь в депрессии, Джон мог мастурбировать десятки раз на дню, но что с того? Печальный рекорд, констатирующий лишь тот факт, что желание Джона невозможно удовлетворить, потому что его просто нет. Джон добросовестно выполняет ритуал, не понимая его смысла: исповедь без раскаяния, молитва без веры, отношения без близости, секс без желания, оргазм без наслаждения. 

Lose myself

Режиссёр выводит Джона из круга его зависимости тем же путём, на который указывал и Фрейд: «высшей фазой развития объект-либидо кажется нам состояние влюбленности, которое рисуется нам как отказ от собственной личности вследствие привязанности к объекту». Раствориться, потерять себя можно не только в зависимости, но и в любви к другому человеку. Объект зависимости нельзя утратить, он всегда под рукой, чтобы снять тревогу. А влюблённость может пройти, объект привязанности можно потерять, поэтому далеко не каждый человек, и уж точно далеко не каждая нарциссическая личность готовы променять свою зависимость на истинную привязанность – это может быть слишком опасно и слишком больно для их хрупкой идентичности. Но те, кто решается на этот отважный шаг понимают, что игра стоила свеч, ведь в отличие от зависимости, которая лишь временно снимает тревогу, влюблённость обогащает внутренний мир человека.

После знакомства Джона с Эстер – открытой, эмоциональной и естественной в своих проявлениях женщиной, в его жизни произошло много едва уловимых, но очень значимых изменений. В церкви он впервые захотел поговорить со святым отцом, заинтересовался его личностью, скрытой за широмой, заинтересовался смыслом и сутью религиозных ритуалов. Правда святой отец был не настроен на искренний диалог, и это разочаровало и возмутило Джона. Он впервые заметил окружающее его равнодушие, односторонность и поверхностность, которыми и сам страдал раньше.  Он впервые разговаривает с семьёй без телевизора в качестве фона. Он готов отказаться от брутального отцовского образа в качестве идеала мужчины,  если этот образ противоречит его самоощущению. Он услышал мнение своей сестры, которая до этого всё время пряталась за экраном телефона от напыщенного и шумного поведения брата и отца.

Джон приходит в спортзал, но впервые решает не заниматься  в одиночку на тренажёрах, а пойти поиграть в баскетбол с другими парнями. А самое главное, Джон впервые захотел поговорить с женщиной о своих чувствах. Он рассказывает Эстер  о своей боли, а  она ему – о своей. В отличие от  Барбары, Эстер не осуждает его за просмотр порно, она относится к его зависимости с пониманием и сочувствием.

Всё изменилось и стало приносить удовольствие. Джон не забегает вперёд, не думает о том, какими будут их с Эстер отношения и к чему они приведут. Он смотрит ей в глаза и растворяется, чтобы освободится и стать кем-то другим, кем-то лучшим, чем он мог себе представить – стать собой. опубликовано econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!