События Дом

Алгоритмы любви

Несчастная любовь — не карма, а закономерный итог неправильных установок. И если «закономерный итог» звучит для вас слишком рационально, а определение «неправильная установка» противоречит вашему пониманию любви, несчастная любовь — это ваша карма.

Люди делятся на тех, кто любит «потому что», и тех, кто любит «вопреки». «Вопреки» всегда несет оттенок фатальной и деспотичной страсти, которая сильнее рассудка человека, а иногда сильнее и разума, то есть нравственных принципов, и даже сильнее инстинкта самосохранения. Это в полном смысле слова безумная любовь. «Потому что» бывает романтичным и реалистичным. Романтики объясняют любовь тем, что им встретилась их мистическая половинка или некий прекрасный ангел, которого невозможно не любить. Реалисты объясняют любовь сходством интересов, взглядов на жизнь, совпадением физических потребностей и материальных условий. Из схемы очевидно, что реалисты встречают несчастную любовь в своей жизни реже всего, а если и встречают, переживают ее спокойнее.

Романтики имеют куда больше шансов оказаться несчастно влюбленными, однако, стоит им осознать, что их любовь невзаимна, страдания их идут на спад, поскольку любовь в представлении романтиков создана для счастья, и страдания могут быть лишь временными, например, от разлуки с любимым. Любовь фанатиков несчастна по определению. Если любовь не несчастна, то фанатик и любовью такую любовь не считает. Даже если любовь фанатика взаимна, она все равно несчастна, ибо в этом сам смысл любви — поглотить человека. Любовь, с точки зрения фанатиков, это некая вампирическая сущность, которая настигает и забирает по капле всю кровь. Трудно сказать, почему именно такой образ любви кажется им самым убедительным, однако, они получают наслаждение, лишь любя вопреки всему.

Отношения любой пары имеют свой алгоритм, который зависит от того, каких взглядов на любовь придерживаются партнеры: реалист каждый из них, романтик или фанатик в любви. С этой точки зрения можно назвать шесть основных алгоритмов любви и проиллюстрировать их для наглядности классическими сказками, которые, как известно, есть ни что иное как архетипы коллективного бессознательного.

Реалист + реалист (Царевич и Лягушка)

Ни о какой любви с первого взгляда речи не идет. Оба весьма насторожены и скептичны, воспринимают знакомство скорее как деловое, нежели любовное. Не всякая дружба двух реалистов перерастает в любовь, но всякая любовь двух реалистов вырастает из дружбы. Любовь зарождается, когда дружба становится близкой и к ней подключается физическое влечение. На этом этапе могут начаться и конфликты. Особенно, если у одного больше амбиций и шкура второго покажется ему слишком тесной и неподходящей для статуса его партнера. Он может попытаться начать перекраивать кандидата в целях построить с ним гармоничный брачный союз. Как правило, это заканчивается сопротивлением второго реалиста, вплоть до разрыва. Если первому удастся осознать свою неправоту и устранить причину конфликта, прогноз отношений весьма благоприятный. Со временем любовь пары становится все крепче, а взаимопонимание сильней.

Реалист + романтик (Мальвина и Пьеро)

Романтик, как правило, влюбляется в своего реалиста с первого взгляда и почти сразу начинает его воспевать в стихах и запечатлевать в портретах. Иногда романтик слепо верит, что его любовь взаимна, но чаще надеется пробудить эту взаимность, продемонстрировав силу и глубину своих чувств. Реалиста излишний романтизм партнера обычно раздражает, поскольку кажется ему чем-то фальшивым и слишком экзальтированным: инфантилизмом и попыткой подменить конкретные дела громкими словами. Слишком восторженный романтизм активизирует в реалистах цинизм. Они словно пытаются шокировать романтиков и вернуть тех в реальность. Но если романтик действительно станет реалистом, велика вероятность, что объект любви не покажется ему таким подходящим. Если же романтик не захочет возвращаться в реальность, ему придется страдать от грубости любимого или сублимировать свои страдания в творчество.

Реалист + фанатик (Принц и Русалочка)

Ситуация этих отношений похожа на предыдущий алгоритм, с той разницей что фанатик в отличие от романтика держится на некоторой дистанции от объекта любви, поскольку изначально готов терпеть муки и страдания. Он не пытается навязать себя любимому и доказать свою нужность. Он всего лишь ищет возможности принести себя в жертву и испить во всей полноте чашу смертельно прекрасного чувства. Поэтому реалист может просто напросто не замечать фанатика. Реалисту может показаться, что фанатик играет сам с собой в какую-то сложную психологическую игру, наслаждается мазохизмом и самоедством. Впрочем, если реалист человек по натуре добрый, он может попытаться пригреть фанатика и сделать своим другом. В этом случае фанатик предпримет все, чтобы оборвать дружбу и продолжить свои сладкие муки. Дружба оскорбляет фанатика больше, чем ненависть, ведь в дружбе нет страсти, а настоящая любовь должна быть замешана на крови.

Романтик + романтик (Кай и Герда)

Алгоритм любви вполне гармоничен, но срок такой любви недолог. Пасторальную картину, где две красивые влюбленные головки склонились друг к другу над клумбой с цветами, довольно быстро сменяет другая. Один из романтиков начинает замечать, что былой силы чувств в нем уже нет, бабочка порхающая в сердце умерла или заснула, потому что там сплела тугую паутину скука — главный враг любой романтической натуры. Романтик не может без любовных эмоций, он должен быть в постоянном полете. Ради продолжения полета он способен предать даже близкого другаф. Дружбу романтик не презирает как фанатик, однако ценит ее куда меньше, чем романтическую любовь. Если охладевший романтик заметит вдалеке нечто величественное и прекрасное, он может без раздумий кинуться за новой любовью. А влюбленный партнер будет ждать его или искать, убеждая себя, что любимого заколдовали или похитили.

Романтик + фанатик (Кай и Снежная королева)

История любви не для слабонервных, больше напоминающая триллер, а не мелодраму. Романтик готов служить любимому, но фанатик заставляет его страдать. Фанатик делает это не в силу жестокости, а в силу собственного представления о настоящей любви. Он мучает романтика, истязает его, демонстрирует ему то холодность, то презрение, но не отпускает. Кажется, что он поставил своей целью выпить из него всю кровь. На самом деле, любой фанатик хочет противоположного. Он скучает от романтической идиллии, не чувствует силу страсти и провоцирует партнера на жестокость. Если романтик совершает реальную попытку бросить его, фанатик начинает страдать. Муки усиливает многократно его собственная вина перед любимым. Он готов умереть, лишь бы вернуть его, и в этот момент романтик верит в его любовь. Цикл повторяется вновь, до тех пор, пока романтик не ухватится за другого романтика, который вытащит его из этих кругов ада.

Фанатик + фанатик (Красавица и Чудовище)

В отличие от предыдущего алгоритма в этом триллере больше конструктивной силы. Оба понимают, чего они друг от друга хотят. Когда один мучает другого, второй наслаждается. Устав, они меняются ролями. Им кажется, что любовь так устроена, и боль — ее неотъемлемая часть. Красавица боится Чудовище, но отвращение заставляет ее испытывать острую жалость и желание искупить вину. Потом начинает страдать Чудовище от того, что страдает Красавица, пытается отпустить ее и умереть от тоски. Хотя Красавица показывает Чудовищу, что неволя для нее слаще свободы, Чудовище имитирует смерть. Красавица безутешна. Чудовище, видя муки Красавицы, безутешен вдвойне. Оба в экстазе. Прогноз неблагоприятный и благоприятный одновременно. Со стороны кажется, что эта парочка непременно уморит друг друга, но если у них найдется хоть толика реализма, они могут получать свой извращенный кайф, не заходя слишком далеко. опубликовано econet.ru

Автор: Марина Комиссарова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое cjpyfybt - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!