События Дом

Ричард Дэвидсон: Благополучие — это навык, который можно тренировать

Всемирно известный нейроучёный Ричард Дэвидсон хочет, чтобы вы знали три вещи: 

1. Вы можете тренировать свой мозг так, чтобы он менялся.

2. Эти изменения можно измерить.

3. Новые способы мышления могут изменить ваш мозг к лучшему. 

Еще совсем недавно это звучало, как научная фантастика. Сегодня самый цитируемый в мире исследователь практики внимательности и его коллеги считают это чем-то само собой разумеющимся и продолжают свои передовые эксперименты в Висконсинском университете в Мэдисон. О своей работе они рассказали корреспонденту журнала Mindful (август 2014 г).

Ваш мозг отличается от всех остальных органов вашего тела тем, что он рассчитан на постоянные изменения. «Мозг не является чем-то статичным. Он все время меняется», — говорит Ричард Дэвидсон, профессор психологии и психиатрии в Висконсинском университете в Мэдисоне. «Неважно, что мы делаем — учимся игре в теннис или играем в Words with friends на наших телефонах — мы изменяем свой мозг, — рассказывает он с энтузиазмом. — Мозг — это не автомобиль, который выходит с конвейера и остаётся неизменным (кроме тех случаев, когда он разбит). Мозг продолжает меняться на протяжении всей нашей жизни». И Дэвидсон считает, что это очень хорошие новости.

Почему же «нейропластичность» — это настолько хорошая новость? Назовём одну очень весомую причину. Исследование Дэвидсона показывает, что если мы всего лишь 30 минут в день учим свой мозг делать что-то по-другому, это приносит реальный результат — и эти изменения можно не только увидеть на сканах мозга, но и измерить. Этими исследованиями занимаются 60-65 ученых, доктора медицинских наук, научные сотрудники и студенты магистратуры в “Центре исследования здоровых умов” (Сenter for Investigating Healthy Minds, далее — Центр) в Вайсманском центре при Висконсинском университете в Мэдисоне, который Дэвидсон основал в 2008 году и стал его директором.

«Мы можем сознательно задавать то направление, в котором будут происходить пластические изменения нашего мозга, — говорит Дэвидсон, сидя в своем залитом февральским солнцем кабинете в Мэдисон».

«Например, когда мы фокусируемся на благих, здоровых мыслях и соответствующим образом формируем свои намерения, мы потенциально можем влиять на пластичность нашего мозга и эффективно изменять его таким образом, что это приводит к реальным улучшениям в нашей жизни. А из этого неизбежно следует, что такие качества, как душевность и благополучие, нужно признать навыками, которые можно развивать».

За широкими окнами его кабинета в университетском кампусе разливаются холодные снежные полотна, покрытые геометрическими тенями здания Вайсмановского центра, соединенного с «Центром исследования здорового мышления» и расположившихся по соседству от госпиталя и клиники Висконсинского университета в Мэдисоне.

В середине зимы здесь в Мэдисоне стоит лютый холод, который контрастирует с теплом в отношениях между местными жителями. Стоит вызвать такси, как у вас обязательно спросят: «Вы не возражаете, если в машине будет еще пассажир и вы разделите оплату?». Во время сессий кажется, что университет буквально трещит по швам, но при этом ему удается сохранить домашний американский дух. Неудивительно, что именно здесь расположился Центр, занимающийся изучением практики медитации, а также исследованиями таких качеств нашего ума, как доброта, сочувствие и умение прощать.

Открытие этого центра ознаменовало личный и персональный триумф Дэвидсона. Когда он был студентом магистратуры в середине 1970-х, он шокировал своих профессоров тем, что уехал в Индию исследовать медитативные практики и буддийские учения. После трёх месяцев, проведённых в Индии и на Шри-Ланке. Дэвидсон вернулся домой совершенно уверенный в том, что будет заниматься исследованием медитации.

Но его профессора быстро избавили его от иллюзий, предупредив, что если у него есть хоть какие-то надежды построить научную карьеру, то лучше ему отказаться от мыслей о медитации и следовать более традиционному пути. Так Дэвидсон стал тайным практиком и нейроученым, посвятившим себя глубокому изучению человеческих эмоций.

По словам Дэвидсона, в те ранние годы исследования медитации не выглядели убедительно — это были экстравагантные попытки получить магические результаты, не соответствовавшие стандартным протоколам и не опиравшиеся на методологию предыдущих исследований в сходных областях.

Например, исследование, якобы обнаружившее связь между всплесками преступности и активностью практиков трансцендентальной медитации в одном из городов, надолго запятнало исследования медитации вообще и способствовало тому, чтобы в дальнейшем держать любые из них в секрете.

Он также говорит, что «наука и методы того времени не подходили для изучения тонкого внутреннего опыта». Им не хватало таких современных технологий, как фМРТ (функциональная магнитно-резонансная томография), которая позволяет получить движущуюся картину мозговой активности.

У них не было понимания эпигенетики — процесса, при котором структура наших генов может меняться на протяжении всей нашей жизни. “Но прежде всего, — добавляет Дэвидсон — нам не доставало понимания нейропластичности. Сейчас это общепризнанный факт: мозг — это орган, который меняется в ответ на опыт и, что особенно важно для наших исследований, — в ответ на тренировку».  опубликовано econet.ru

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!