События Дом

Экофермеры: модель будущего

Производство экологичных продуктов питания в России набирает обороты – в ответ на растущее число тех, кто всерьёз задумывается о необходимости ведения здорового образа жизни. Но огромной проблемой в этом процессе является низкий уровень доверия к фермеру, отсутствие какой-либо уверенности в действительности заявленных качеств и условий производства продукции. Возможно,  хотя бы частично исправить ситуацию получится благодаря очень интересному, на наш взгляд, проекту команды компании «Грин-ПИКъ», объединяющему в себе инновационные технологии выращивания экологически чистых продуктов питания и способы их продвижения, базирующиеся на развитии «зелёного» сельского туризма. Наш сегодняшний собеседник – руководитель компании «Грин-ПИКъ» и глава фермерского хозяйства в Экопарке «Суздаль» Сергей Конин.

Экофермеры: модель будущего

– Сергей, насколько нам известно, путь в фермерство Вы начинали не с выращивания овощей, а с производства биогумуса?

Совершенно верно, мы и сегодня развиваем это направление, потому что без биогумуса невозможен переход на экологическое сельское хозяйство. В основе технологии  – культивирование особых дождевых червей, которые способны производить биогумус в товарных масштабах. Эти «породистые» черви,  выведенные в 1982 году профессором, доктором медицинских наук Анатолием Михайловичем Игониным, за свою производительность и неприхотливость получили название «старатель». Кроме того, они оказались практически ручными: эти черви никуда не уходят из рабочей зоны – места поения и кормления. Важно и то, что «старатели» сравнительно легко переключаются с одного типа корма на другой; они адаптированы к самому разному пищевому субстрату – навозу, кухонным отходам, осадкам сточных вод, прошлогодней листве, бумаге и тому подобному.

Черви, кстати, сегодня считаются идеальными сельскохозяйственными животными. Они не болеют (по крайней мере за 17 лет исследований мы не зафиксировали ни одного такого случая), не переносят болезни человека, животных, птиц, рыб и растений, у них не бывает эпизоотий (животный аналог человеческих эпидемий), им не нужен свет. И они не вырождаются, то есть сохраняют свои исключительные свойства во всех поколениях! У червя даже нет своего естественного врага. К примеру, муравьями питаются муравьеды, червь же не включён ни в одну пищевую цепочку. Не зря говорится, что «Бог создал червя, а червь создал почву».

Экофермеры: модель будущего

Слева: основоположник промышленного разведения дождевых червей, американец Томас Джейсон Баррет (1884-1975). Справа: пионер в области отечественной вермикультуры (разведения дождевых червей на специальных фермах), профессор, доктор медицинских наук Анатолий Игонин. В 1982 году, путём скрещивания двух пространственно отдалённых популяций (российской и киргизской) навозных червей Eisenia foetida, им был получен уникальный гибрид, впоследствии названный «старателем». 

Чтобы всё было правильно и честно, мы приобрели у Анатолия Михайловича патент на способ выведения высокопроизводительных дождевых червей и, начиная с 1998 года, учёные и специалисты НПО «Грин-ПИКъ» под руководством профессора приступили к отработке технологий производства биогумуса в промышленных масштабах. Были реализованы совершенно новые идеи, создана совершенно оригинальная технология, которая позволяет производить столько биогумуса, сколько его требуется для перехода на экологическое земледелие в масштабах как отдельного хозяйства, так и России в целом.

Экофермеры: модель будущего

Первоначально дождевых червей выращивали в деревянных ящиках, по размеру соответствующих площади евро-поддона (на фото). Впоследствии специалистами НПО «Грин-ПИКъ» была разработана технология «активной грядки».

Считается, что производство экологически чистой продукции требует больших финансовых вложений и трудозатрат, и поэтому продукция получается дорогой. Но на самом деле не всё так плохо. Используя биогумус, продукт переработки органических отходов дождевыми червями, выращивать по-настоящему качественную, с невысокой себестоимостью продукцию возможно. Альтернативы биогумусу в этом плане нет, потому что на сегодня это единственный вид удобрений, применение которого непосредственно в корневую систему растений даёт максимальный эффект. Мы гарантируем урожайность по любой культуре не ниже заявленной продавцами семян.

Биогумус обеспечивает сбалансированное питание растений и укрепляет их иммунную систему, ускоряет созревание плодов и даёт значительную прибавку урожая, восстанавливает естественное плодородие почвы. Содержание витаминов в таких плодах в несколько раз выше. Но производить дешёвый биогумус в России долгое время ни у кого не получалось. Нам в результате долгих исследований и совместной работы с профессором Игониным такой способ удалось найти. Производительность труда выросла в десятки раз, но главное – качество биогумуса достигло лучших мировых стандартов.

По питательным свойствам 1 килограмм биогумуса гарантирует 10 килограммов зелёной массы продукта, то есть мы можем сказать, что килограмм биогумуса равен 10 килограммам огурцов или, например, помидоров. Один из наших экспериментальных кустов вообще дал 70 килограммов помидоров, хотя мы использовали для него всего 2 килограмма биогумуса. Корни культурных растений, как правило, имеют компактную форму, поэтому регулировать внесение и оптимальное распределение биогумуса очень просто. Вы не удобряете всю грядку или поле, а вносите биогумус в лунку или в строчку, где высаживаются культурные растения. А сорняки остаются без дополнительного питания.

Наш биогумус является востребованным продуктом, и сейчас мы продаём его не только в России, но и за рубежом – в Казахстане, арабских странах и Турции. Когда в начале двухтысячных годов мы начали первые поставки на экспорт, таможенники сказали нам, что мы первые из России, кто отправляет за границу биогумус (вермикомпост, по международной классификации). Вскоре начался настоящий ажиотаж вокруг нового продукта. Например, приезжают к нам коммерсанты и сообщают, что они обнаружили целые залежи биогумуса, который можно продать за валюту. Такой вот простой способ заработать. Но кучи перепревшего навоза – это не биогумус, потому что дождевые черви могут переработать только верхний слой, порядка 10-15 см. А в нижних слоях произойдёт минерализация, осадки смоют все питательные вещества в подпочвенные слои. В таком навозе начнутся анаэробные процессы с выделением вредных для червей веществ – сероводорода и метана. Кроме того, произойдёт обсеменение компоста семенами сорных растений. Наша технология основана на послойном наращивании гряды, когда кормление червя идёт по мере поедания субстрата, выкладываемого на «шведский стол» толщиной порядка 5 см. Черви, как всё живое, не любят результатов собственной жизнедеятельности, поэтому перемещаются за кормом, оставляя за собой готовый продукт – биогумус. И поскольку кормление производится с одной стороны гряды, с другой стороны идёт съём готового продукта. Гряда с червями перемещается примерно на 2 см в сутки в сторону кормления, поэтому нашу технологию часто называют «шагающая гряда».

– А почему решили заняться ещё и собственным выращиванием овощей?

Долго и весьма успешно занимаясь производством биогумуса, мы в действительности так и не увидели самого главного результата своей деятельности – появления на российском рынке каких-то новых брендов с гарантированной линейкой экологически чистой продукции, выращенной на биогумусе. И это даже несмотря на то, что мы целенаправленно обучаем людей, которые впоследствии сами начинают заниматься производством биогумуса, расширяя тем самым его применение. Поражает меня в этом плане Китай, где вслед за появлением среднего класса в очень короткие сроки сформировалась сеть магазинов органических продуктов. Вы можете зайти в любой гигантский китайский супермаркет, и в нём обязательно будет отдел натуральных продуктов с достаточно широким их выбором. А в России почему-то до сих пор ничего подобного не происходит. В мегаполисах появляются сети органических продуктов, но их цены пугают большинство потребителей. Другой пример: три года назад у нас проходил обучение фермер из Казахстана, Андрей Стрелец. Он тогда только начинал свой путь в бизнесе. Андрей приобрёл у нас «старателей», увёз в Казахстан целую фуру биогумуса и начал выращивать био-картофель, за которым теперь приезжают люди со всей страны. Плюс к этому он уже сам торгует червями, своего собственного биогумуса продал почти на миллион долларов. Сегодня Андрей – самый известный в Казахстане экофермер. Для нас это очень важно – чтобы люди, которые учатся у нас, работают с нами, становились успешными в бизнесе.

Так вот, не дождавшись появления в России востребованных экопродуктов, мы решили запустить этот процесс через кооперацию с нашими партнёрами. Сегодня, наверное, каждый знает, какой вред здоровью приносит бездумное применение минеральных удобрений, гербицидов и пестицидов. В последние годы возникла и новая угроза – навязывание транснациональными корпорациями генно-модифицированных продуктов. Альтернативой всему этому и является экологическое земледелие, основанное на восстановлении естественного плодородия почв. Цель, которую мы для себя сформулировали – это получение на любых земельных участках высоких урожаев экологически чистых овощей, фруктов и ягод. В поисках решения этой задачи мы пришли к идее использования солнечного био-вегетария как базового элемента фермерского хозяйства экологического типа.

– А что из себя представляет солнечный био-вегетарий?

Солнечный био-вегетарий (СБВ) – это высокотехнологичная автономная теплица непрерывного цикла. Она сконструирована таким способом, чтобы максимальным образом использовать солнечную энергию. Три стороны СБВ возводятся из теплоизоляционных материалов, а южная сторона является светопрозрачной. Таким образом, СБВ – это термос или огромный солнечный воздушный коллектор, в котором световая энергия может не только использоваться для фотосинтеза, но и накапливаться в теплоаккумуляторах, чтобы поддерживать нужную для растений температуру круглые сутки. Для этого воздуховоды снимают тёплый воздух из-под купола теплицы и закачивают тепло через теплоаккумуляторы. Дневной свет растениям нужен не больше 12-14 часов в сутки. Именно по этой причине делать прозрачными торцевые стены смысла не имеет.

– Солнечный био-вегетарий – это ваша собственная разработка?

Солнечный биовегетарий – это теплица нового поколения, предназначенная для выращивания био-продуктов в течение 365 дней в году. И это действительно наша собственная разработка – именно мы предложили и построили первый в мире солнечный био-вегетарий.

Экофермеры: модель будущего

Первый в мире солнечный био-вегетарий, разработанный и построенный компанией «Грин-ПИКъ» в городе Ковров. Площадь биовегетария – 960 квадратных метров.

Но здесь целесообразно обратиться немного к истории. Прародителем солнечного био-вегетария, впрочем, как и всех других типов теплиц, является самый обычный парник. В середине 50-х годов прошлого века наш соотечественник, киевский преподаватель физики Александр Иванов, разрабатывает первый солнечный вегетарий (тогда ещё без приставки «био» – такого понятия не существовало вообще). Это был парник, способный накапливать солнечную энергию. В 1961 году по заданию Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук создаётся комиссия по изучению «домика солнечной вегетации», в том же году строится первый опытный образец. В своём вегетарии с площади 16,5 м2 изобретатель собирал за год более 200 кг лимонов, там росли ананасы и мандарины. А уж урожай огурцов и помидоров с 1 м2 превышал 40 кг. Это требовало очень малых затрат на отопление, да и то лишь в самые холодные зимы. При морозах ниже –10°С никакой энергии, кроме солнечной, не требовалось вообще. Активные работы по внедрению метода Иванова продолжались вплоть до смерти изобретателя в 1971 году, после чего, как это часто бывает в нашей стране, они были заброшены.

40 лет спустя, в 1989 году, солнечный вегетарий (опять-таки без приставки «био») был изобретён заново – китайским фермером Ван Лэем. Причём до этой идеи он дошёл самостоятельно, не зная о разработках Иванова. Я знаю это совершенно точно, потому что был в гостях у Ван Лэя и расспросил его обо всём этом очень подробно. И именно Ван Лэю с помощью своего вегетария, целеустремлённости и организаторских способностей удалось совершить настоящую революцию, причём не только в овощеводстве, но и в отношении людей к делу. Всего за 25 лет он создал в полуторамиллиардной стране изобилие «зелёных витаминов», обеспечил зажиточную жизнь миллионам крестьянских семей. Благодаря Ван Лэю сегодня в любом супермаркете Китая вы можете купить овощи в 5-10 раз дешевле, чем в России. Сейчас только в провинции Шаньдун выращивается 20 миллионов тонн овощей, в то время как во всей России, согласно статистике, за прошлый год их было выращено 14,5 миллионов тонн.

Экофермеры: модель будущего

В гостях у Ван Лэя – легендарного китайского фермера-инноватора. На заднем плане: фотографии Ван Лэя с другими гостями – первыми лицами государства, руководителями Китая уже трёх поколений – Цзян Цзэмином, Ху Цзиньтао и Си Цзиньпином.

Современные китайские био-вегетарии пятого поколения имеют площадь 1333 м2 и без отопления способны выдерживать мороз до –25°С. Хотя выглядят они довольно грубовато, и у китайских фермеров зачастую нет того, что мы называем «культура производства», но система работает и работает эффективно. Основная ставка в Китае делается на семью; каждый вегетарий – это семья. Если семья большая, то у неё может быть 2 или 3 вегетария. И вся эта схема поддерживается грамотной политикой в части налогообложения. Компартия Китая решила отменить налоги с сельхозпроизводства: «Зачем собирать с фермеров налоги, если потом им же возвращать их в виде дотаций?» Поэтому налоги взяли и обнулили. И вот результат: сельскохозяйственный кооператив Ван Лэя поставляет продукцию в 200 крупнейших городов мира.

– А чем ваш био-вегетарий отличается от китайского?

Главное отличие: солнечный био-вегетарий создан для получения био-продуктов с максимально эффективным использованием двух энергий – энергии солнца и энергии биогумуса. Никто до нас даже не пытался ставить задачу именно так.

Конструкционных и компоновочных отличий тоже достаточно много. В тех же китайских вегетариях нет такой системы воздуховодов и теплоаккумуляторов. А мы их разработали, и они работают очень эффективно: воздух из-под купола био-вегетария (его температура может достигать 70°С) засасывается в воздушный коллектор, пропускается между рядами наполненных водой пластиковых бутылок, а затем прогоняется по специальным подземным коммуникациям. Полуторалитровая бутылка – это 50 ватт запасённой тепловой энергии. В итоге мы имеем общую ёмкость водяной и земляной батарей в 300 киловатт. Плюс к этому ещё и пустые бутылки в большом объёме утилизируем.

Экофермеры: модель будущего

Другое отличие: заднюю стенку китайцы обычно строят из земли – снимают полметра грунта и выкладывают из него стену. Делать её приходится толстой, поскольку зимой грунт промерзает на полтора метра. У нашего био-вегетария стена сделана из энергоэффективных блоков (такие экоблоки мы производим сами) толщиной всего в 30 сантиметров, но с морозами они справляются более успешно.

Экофермеры: модель будущего

Стандартная площадь китайского вегетария тоже другая. Раньше они строили размером в 1 му (это 1/15 гектара или 666 м2). Сейчас стали делать 2 му. Наш первый солнечный био-вегетарий имел размер 960 м2, но теперь мы приняли стандарт для профессионального СБВ в 1200 м2. Этот размер оптимален с точки зрения простоты монтажа и минимизации отходов строительства. Допустим, увеличив расстояние между осями с 9 до 10 метров, мы добились того, что отпала необходимость резать листы поликарбоната. И таких моментов достаточно много – мы стараемся сделать так, чтобы фермер мог сам построить солнечный био-вегетарий, не потратив ни одной лишней копейки.

Экофермеры: модель будущего

А вообще, одна из наших задач – добиться того, чтобы конструктивно вегетарий стал самым дешёвым вариантом помещения, в котором совсем не обязательно выращивать овощи. Само здание универсально, оно лёгкое, не боится ветровых нагрузок, имеет низкую парусность и максимально эффективно использует солнечную энергию. Если забетонировать пол, то здесь можно поставить, например, лесопилку или организовать выращивание свиней, птиц и так далее. Светло, и микроклимат контролируется так, как вы пожелаете. За температурой и влажностью следит электроника, и как только температура опускается ниже заданного предела (у нас это 26°С), включаются обогреватели. Поэтому работать здесь очень комфортно. Автоматика, кстати, оказалась очень эффективной в плане минимизации затрат на эксплуатацию вегетария. Температура в нём изменяется постепенно, поэтому работающие люди адаптируются и не чувствуют того момента, когда надо включить или выключить рубильник. Когда мы поставили автоматы – расходы на отопление и освещение снизились в два раза.

С таким же успехом в вегетарии можно разместить рынок или, допустим, коровник. Но цена типового рынка или коровника может достигать 40 тысяч рублей за квадратный метр, а у нас она в десять раз меньше.

Китайцы, кстати, тоже очень хорошо умеют считать деньги. Зимой на севере Китая солнечного света для вегетария недостаточно, особенно в декабре, когда в полдень солнце находится на высоте 11 градусов от горизонта. Тем не менее, из десяти китайских вегетариев девять не имеют искусственного освещения, за исключением ламп в проходах. Экономя энергию, они с середины ноября до середины февраля переходят на выращивание грибов. Света для этого не требуется. А зимой как раз наблюдается пиковый спрос на грибы. За 4 месяца успевают снять 3 урожая. Причём выращивают древесные грибы, поскольку в отличие от шампиньонов они не болеют, а в субстрат идут любые отходы, содержащие целлюлозу. Мы посчитали и оказалось, что по грибам доходность с квадратного метра получается ничуть не меньше, чем по любой зелени.

Важное отличие наших био-вегетариев от китайских состоит в том, что мы проектируем вегетарий совмещённым с грядками для содержания дождевых червей и производства биогумуса – в цокольном этаже или в северной части помещения. Получается крайне эффективный био-модуль: дождевые черви, помимо производства биогумуса, выделяют огромное количество углекислого газа, необходимого растениям, и потребляют кислород, который образуется в процессе фотосинтеза. Оптимальная температура содержания дождевых червей и растений практически одинакова, поэтому система получается довольно простой, но эффективной. В грядах с червями можно легко перерабатывать ботву растений, корни и прочие органические отходы, предварительно пропуская их через измельчитель. Такой подход позволяет взять под контроль круговорот органического вещества. Безотходное производство, а на выходе – гарантированный урожай биопродуктов.

Экофермеры: модель будущего

А так солнечный био-вегетарий выглядит изнутри. 

– Юридически свои разработки как-то защитили?

Да, свою идею мы запатентовали. Кроме того, существует целый набор ноу-хау, многие из которых даже невидимы, но служат повышению эффективности производства.

Мы заинтересованы в том, чтобы солнечных био-вегетариев строилось как можно больше, и лицензии на их создание продаём всего по ценам от 15 до 45 тысяч, а проект передаём покупателю лицензии бесплатно. При этом все прекрасно понимают, что спроектировать вегетарий с нуля стоит в разы дороже. При необходимости оказываем техническую поддержку, хотя со строительством проблем возникать не должно – там всё просто. Как подтверждение этого факта: когда у нас в Краснодаре появился новый дилер, то оттуда к нам приехал строитель с целью разобраться в тонкостях процесса. Говорил: «За 2-3 дня изучу и уеду». А фактически со словами «Я всё понял» уехал в тот же вечер.

Принципиальный момент: вегетарий – это определённая технология, которую мы отрабатывали несколько лет. Только её соблюдение позволяет гарантированно получать высокий результат качественной экологически чистой продукции. Для нас важно, чтобы эта технология соблюдалась, поскольку если какой-то фермер начнёт позиционировать свои недостаточно «чистые» овощи как продукцию, выращенную в солнечном био-вегетарии, то это скажется, прежде всего, не на его репутации, а на нашей. Это одна из основных причин, почему наша лицензия стоит таких небольших денег – пусть лучше используют уже отработанную технологию вместо того, чтобы заново изобретать велосипед.

Экофермеры: модель будущего

А сейчас мы работаем над получением патента Евросоюза. Прошли уже два этапа из трёх – этап приоритета и этап экспертной оценки. Получение приоритета в Евросоюзе – очень важная веха в нашей работе. С одной стороны, у нас уже подписано соглашение с Эстонией по продвижению наших продуктов на рынки скандинавских стран, с другой – патент Евросоюза действует везде, кроме Америки, даже в Юго-Восточной Азии!

– Во время посещения вегетария мы обратили внимание на зону, где стоят несколько прилавков с весами и другим оборудованием…

Для экофермера мы разработали и специальный продающий формат. Любой покупатель может зайти в вегетарий, самостоятельно нарвать огурцов, помидоров, зелени и тут же купить их. Эта технология называется у нас «зелёный супермаркет». Только Вы берете овощи не с полки, а прямо с грядки. Более свежего продукта уже просто не бывает. А весной можно будет приобрести ещё и рассаду. Сбытовая зона, о которой вы говорите, – это едва ли не самое главное в экономике вегетария. Этот небольшой пятачок, в принципе, и окупает весь био-вегетарий. Со временем разместим здесь лари, холодильники, и тогда можно будет продавать всё, что поставляют фермеры. Будет даже русская печь для выпечки хлеба.

Целевой показатель для одного био-вегетария – 100 покупателей в день. Как только он достигается, мы говорим: механизм заработал, и проект окупится за один год.

Экофермеры: модель будущего

Экофермеры: модель будущего

Экофермеры: модель будущего

Сбытовая зона – одно из самых важных мест био-вегетария. Именно здесь формируется доход экофермера, а покупатель наконец-то получает свежайшие продукты. Рады и те, и другие.

– По вашей оценке, насколько велик сегодня спрос на экопродукты и как далеко потенциальный потребитель готов за ними ехать. В центре Москвы ведь такой био-вегетарий вы не поставите...

Спрос сформировался достаточно серьёзный. Во-первых, выросла грамотность населения в этом вопросе. Многие понимают: питаться надо здоровой пищей. С другой стороны, в России очень много  людей, для которых качественная еда – это вопрос жизни и смерти. Буквально недавно мне звонил один доктор наук. У него трое детей школьного и дошкольного возраста, и у всех троих выявлена аллергия. Спрашивает: «Сможешь мне под заказ поставлять био-продукты: куриное мясо, яйца, овощи?» Отвечаю: «Ты понимаешь, сколько сейчас это всё будет стоить, если делать индивидуальную поставку?» На что он говорит: «А мне всё равно». Понятно, что когда страдают твои близкие, никаких денег не пожалеешь. И всё же нужно сделать так, чтобы био-продукты были доступны каждому жителю России, в том числе и в ценовом смысле.

Если же говорить о проблеме в целом, то изучая официальные отчёты по спросу на биопродукты, я обнаружил следующие данные. 20% населения крупных городов уже сейчас ориентированы на переход к потреблению био-продуктов. Правда, в городах с населением до 100 тысяч эта цифра уже на порядок меньше – примерно 2%. Но спрос на био-продукты устойчиво растёт. Так что для нашей продукции он обеспечен на долгие годы вперёд.

Что касается вопроса, как далеко потребитель сам готов ехать за экопродуктами, то по России информации у меня нет. Но я нашёл данные Евросоюза – плечо должно составлять 25 километров, то есть 10-15 километров в одну сторону и столько же в другую. Ради качественной продукции европейцы без проблем преодолевают такие расстояния. Не думаю, что в России ситуация будет кардинально отличаться. Если раньше логистической единицей семьи была авоська, то теперь это – багажник автомобиля. Так что средний чек экофермы теперь значительно весомее.

К слову, одна из тем, которую мы сейчас прорабатываем – это создание сети солнечных био-вегетариев шаговой доступности. Если получится её запустить, то вопрос длительных поездок за экопродуктами для многих горожан отпадёт сам собой.

– Тот формат био-вегетария, который сейчас разработан – это его финальное видение?

Нет, конечно. Мы его будем развивать и совершенствовать и в конечном итоге, надеюсь, придём к формату «Робофермы» – под будущий проект я уже даже соответствующую торговую марку зарегистрировал. Но робофермы не в том плане, что внутри работают только роботы, а в том, что сама ферма является роботом. Задача – 80% трудозатрат и хлопот переложить на автоматику. А человек должен заниматься творчеством, решать, что выращивать, какой зелёный конвейер использовать. Нажал на кнопку «Клубника» – и в соответствующей секции ферма сама будет поддерживать микроклимат, необходимый для получения максимального урожая био-клубники. Нажал «Огурцы» – и там будут расти шикарные огурчики. Ничего фантастического здесь, в общем-то, нет, это примерно то же самое, что и привычная всем стиральная машина – до её появления, чтобы постирать бельё, надо было вручную сделать кучу операций, а теперь нажал одну кнопку – и через час вынимай чистое и сухое белье. А что касается сбора урожая, который является наиболее трудозатратной частью, то эту работу, как вы понимаете, мы переложили на покупателей. Сбор урожая покупателями повышает ценность продукта, поскольку гарантирует его свежесть и даёт новые впечатления.

Экофермеры: модель будущего

– Большой проект, над которым вы работаете – это создание экопарка «Суздаль». Что будет представлять из себя этот экопарк?

Экопарк «Суздаль» станет первым в России фермерским поселением по выращиванию органических продуктов и организации «зелёного» сельского туризма. Находится он в экологически чистом пригороде Суздаля, и через его территорию проходит единственный маршрут «Золотого кольца России». Ежегодно по этой трассе проезжает около 2 миллионов туристов.

Общая площадь фермерского кластера – 125 квадратных километров, и она разбита на участки по 1,5-2 гектара для создания семейных экоферм. В совокупности мы хотим привлечь в экопоселение порядка 1,5 тысячи фермеров, которые будут здесь жить и работать.

На первом этапе бизнес-формат семейной экофермы включает в себя земельный участок со «съедобным» лесом по периметру, солнечный био-вегетарий, позволяющий трудиться в комфортных условиях в течение всего года, идеальный огород, водоём природного типа и необходимые коммуникации. На втором этапе строится капитальный дом или мини-отель, а также гостевые домики для организации экотуризма.

Предусмотрели и другой бизнес-формат: «Экоферма-парк-отель» (ЭПО). Каждый ЭПО будет окружён лесозащитными посадками по границе участка, будет иметь водоём природного типа площадью не менее 10% территории, индивидуальный ландшафтный дизайн, уникальное наименование и въездную группу. На его территории расположится до 50 гостевых экодомиков, построенных по «зелёным» технологиям. Вокруг водоёма будут обустроены места общего отдыха туристов. Разумеется, будет здесь и солнечный био-вегетарий, а также достаточно оригинальные фермерские участки – аптекарские огороды, сады непрерывного цветения, сады запахов и так далее.

Появятся в экопарке и город мастеров, центр воздухоплавания, яхт-клуб для детей, дом рыбака, школа юного археолога, студия бардовской песни, участки для прогулок на лошадях и много чего ещё. 25% территории экопарка будет занимать лес.

В настоящее время мы получили уже более тысячи заявок от семей, которые готовы жить и работать в Экопарке «Суздаль». У большинства желающих главной проблемой является недостаточность финансирования. В результате мы решили использовать для финансирования экофермерских хозяйств механизм краудинвестинга. Наши экофермеры получат возможность построить экофермы без кредитов, без залогов, без процентов. То есть без кабалы. Удивительно, но желающих участвовать в создании экопарка в качестве инвесторов оказалось больше, чем требуется. Так что в ближайшее время запускаем проект.

– Каким образом был определён размер территории для семейной экофермы? Исходя из площади тех построек, которые необходимо возвести?

Предпосылок было несколько. С одной стороны, я участвовал в социологическом исследовании сообщества фермеров на предмет того, какой доход они хотели бы получать. Более 80% указали, что хотят иметь маржу в районе 300 тысяч рублей в месяц. Тогда мы начали оценивать возможные бизнес-форматы, продуктивные и рекреационные возможности, при этом изначально прекрасно понимая, что без организации «зелёного» туризма никакого толка от нашей идеи не будет. По многим причинам: начиная с необходимости социализации детей фермеров и заканчивая естественным желанием реализации профессионального гостеприимства. Плюс фермеру надо обязательно обрастать связями с потребителями. Всё в соответствии с экономическим законом: «Любой ресурс, который можно использовать в туризме, даёт на порядок больше маржинального дохода, чем при любом другом виде использования». Это закон туристской ренты.

Оказалось, что в гектар мы не вписываемся никак, а два гектара – это уже предел, потому что одна семья должна постоянно поддерживать на территории порядок. У территории в 1,5-2 гектара достаточно и продуктивных, и рекреационных ресурсов, чтобы организовать эффективный бизнес, обеспечивающий достаточными доходами и не перегружающий заботами. Ну а дальше – это уже смотря у кого и откуда растут руки, и насколько сильно́ его желание работать. Например, в Суздале мы познакомились с семьёй Пескаревых, которая за год приняла 1700 туристов! А для нас турист – это самый лучший покупатель. Судите сами: если фермер продаёт свою продукцию оптом, то и цена в два раза ниже, чем розничная. А турист приобретает продукцию у фермера по розничной цене.

– Каким образом в экопарке будет организовано производство био-продукции? И главное, каков инструмент контроля за её качеством?

Из принципиальных моментов выделю следующие. Прежде всего, для наших экофермеров вводится система квотирования, потому что планировать работу без квот, обеспеченных заказами, невозможно. Представьте, что будет, если все 1,5 тысячи фермеров займутся выращиванием одного только био-картофеля, потому что решат, что именно это им выгодно. Произойдёт перепроизводство одного продукта и дефицит других. А ведь наша главная задача – обеспечить потребителей «фермерской корзиной», в которой каждый должен обнаружить ровно те био-продукты, которые ему требуются. Но как этого добиться

Экофермеры: модель будущего

Итак, планирование начинается не от поля, а от запроса рынка, от этой самой «фермерской корзины», которую заказывает покупатель в кооперативе, через интернет. Заявки покупателей складываются в общий заказ, из которого экофермер может выбрать то, что будет выращивать. Таким образом, он выращивает именно то, за что ему готовы платить. Кооператив отвечает и за качество продукта, предоставляя экофермеру не только семена, но и технологию выращивания, консультирует его на любом этапе и контролирует конечный результат (стимулируя качество рублём). Продажу можно осуществлять как непосредственно в био-вегетарии, экотуристам, так и централизованно – через создаваемый нами агро-хаб, управляемый кооперативом. Агро-хаб представляет из себя территорию, где размещаются хранилища, холодильники, перерабатывающие цеха, логистические структуры и так далее.

Исходя из выбранных квот, мы даём фермерам семенной материал. Использование ими собственных семян находится под контролем. Один из важнейших факторов хорошего урожая – отсутствие вредителей и болезней. Допустим, у того же картофеля насчитывается порядка 30 своих вирусов. Заражённый вирусами картофель постепенно вырождается и, как правило, становится более подверженным атакам вредителей. Мы же дадим фермеру безвирусный картофель, потому что сами получаем его через специализированные институты, где досконально проверяется каждый клубень. В этом году, например, наши партнёры посадили картофель «Золото инков» – специально привезли его из Перу. Картошка внутри жёлтая, очень вкусная. Хотим попробовать. Аналогичная ситуация и по другим овощам.

Что касается контроля качества продукции, то оно (качество) гарантируется уже самой технологией выращивания – только из «чистых», незаражённых семян, только с использованием биогумуса. Конечно, мы не можем исключать того момента, что кто-то из фермеров вдруг нарушит эту технологию. За качество придётся ответить рублём. На этот случай у нас имеется лаборатория по объективному контролю, и мы обязательно проследим за тем, что получается на выходе. Мы в своё время сами сертификацию проходили, к нам эксперты из Евросоюза приезжали. Но они не сертифицируют продукт, они сертифицируют производство – приезжают и проверяют всю цепочку. 3 года нас «мучили». «Где вы берёте навоз? Что это за навоз? Как содержатся коровы? Какие объёмы закупаете? Сколько площадей под грядами?». Я уже не говорю о том, что у нас всю бухгалтерию самым доскональным образом проверили. Отличная школа для всех работников.

Экофермеры: модель будущего

И ещё один момент: каждый фермер, который собирается жить и работать в экопарке, подписывает экологическую декларацию. Там прописаны все его и наши обязательства относительно гарантий производства био-продукции и содержания территории в экологически чистом состоянии.

Для многих понятие «парк» – это парк развлечений, парк отдыха, парк культуры. Но вообще слово «парк» подразумевает наличие управления. Например, есть промзона, а есть технопарк. И между ними наблюдается одно кардинальное внешнее различие: в промзоне предприятия обычно окружены разбитыми дорогами, за заборами – свалки строительного мусора. А технопарк – это ухоженная культурная территория. В первом случае территорией никто не управляет, во втором – имеется управляющая компания. Точно так же и у нас: понимая экопарк как территорию опережающего развития, мы управляем практически всеми происходящими здесь процессами. Потому что если просто сказать: «Вот вам бизнес-формат – плывите как хотите», то будет хаос. А мы рассчитываем, что даже начинающий экофермер будет успешен.

– В итоге все фермеры работают под единым брендом?

Зепп Хольцер сформулировал и обосновал очень хорошую идею: фермерский товар должен быть авторским и брендовым. Наш бренд – это «Грин-ПИКъ», который расшифровывается так: «грин» – зелёный и «ПИКъ» – продукты исключительного качества. Но на упаковке должны быть ссылки на того, кто этот продукт произвёл, на автора. Например, на каждом мешке картофеля должна быть этикетка, талон качества: фермер такой-то, поле такое-то, посажено тогда-то, убрано тогда-то, сорт такой-то и так далее. Продукт, который фермер сдаёт в агро-хаб, он может привезти уже фасованным, либо отдать на расфасовку кооперативу. На мешке ставится UniScan – специальный внутренний штрих-код. Когда покупатель кидает этот мешок себе в тележку и расплачивается за него на кассе, сканер считывает этот код, и на банковскую карточку фермера тут же поступают деньги. Такую схему я нашёл, изучая систему кооперации в Финляндии, она очень простая и удобная для всех участников процесса.

– Кто основные потребители вашей продукции?

Первая группа – туристы. Как я уже говорил, прямо через экопарк проходит маршрут «Золотого кольца». Вторая группа – те, кто сам приезжает к нам за продуктами из близлежащих мест. Ну и третья группа – это жители крупных городов, работа с которыми организуется через кооперативный агро-хаб. У нас ведь Москва под боком, с её огромным спросом на био-продукт. Реализовали 100% произведённой продукции – значит на следующий год можем увеличивать квоты. Но идея агро-хаба не упирается только в наполнение квот. Здесь экофермер и семена будет получать, и биогумус, здесь же сможет пройти обучение и заказать агротехнические услуги. Переработкой части продукции по международным био-стандартам заниматься будем тоже на территории агро-хаба.

Экофермеры: модель будущего

Экофермеры: модель будущего

Дети – наше будущее. Они же – самые желанные гости био-вегетария.

– Сможете убедить потребителей в качестве своей продукции, в её экологической чистоте?

Это ещё одна причина в пользу организации «зелёного» сельского туризма. Тот, кто не верит на слово, может на несколько дней приехать к экофермеру, остановиться у него в гостевом домике и своими глазами увидеть, что и как тот делает.

Всё это будет сопровождаться и оригинальными туристическими продуктами, такими как «Путешествие в страну зелёных витаминов», «Гастрономические недели», «Фуд-карты». К примеру, «Гастрономические недели» – это углублённое знакомство человека с каким-нибудь продуктом. Допустим, созревает вишня – и объявляется неделя вишни, в течение которой из неё будут готовиться разнообразные, возможно, даже экзотические блюда, будут организовываться мастер-классы по приготовлению этих блюд, проводиться какие-то тематические конкурсы и соревнования. Представьте себе, какие возможности таят «Клубничные недели» или «Медовый Спас». И то, что это будет очень популярным, нет никаких сомнений – на Неделю огурца в Суздаль каждый год приезжает по 15-20 тысяч человек, машину поставить негде – весь город забит народом.

Проекты создания экопарков всегда будут успешны – потому что люди живут в городах, а отдыхают на природе. И если система гостеприимна, комфортна, и у тебя есть возможность всегда попробовать что-то новое, получить заряд бодрости и здоровья  – ты обязательно будешь туда возвращаться. Ну а мы со своей стороны делаем всё возможное, чтобы среда была доступной для кошелька россиян и максимально дружелюбной.

Экофермеры: модель будущего

Экофермеры: модель будущегоЗа последний год мы получили 15 заявок на создание экопарков в других регионах России, в том числе в Московской, Воронежской, Нижегородской, Тверской, Тульской областях. То есть идея создания фермерских кластеров в России начинает распространяться. Когда стартовала перестройка, колхозы и совхозы были признаны неэффективным форматом сельзохпроизводства. Но современного бизнес-формата предложено не было. Мы как раз и предлагаем вместо заброшенных совхозов и колхозов создавать фермерские кластеры, то есть экологически чистые территории опережающего развития. А вместо колхозных контор и сельпо – кооперативные агро-хабы, напоминающие круглогодичные сельскохозяйственные ярмарки. То есть речь идёт о создании экопарков в каждом районе России, потому что они – это самый современный для села бизнес-формат, основа для развития чистой «зелёной» экономики. опубликовано econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!