События Дом

Дети в заложниках

Я получил заказ от одного издательства, которое собиралось выпустить вскоре после Бесланской трагедии брошюру о том, как вести себя, если Вы оказались в заложниках, в которой должна была быть и моя статья с названием «Как научить детей вести себя с террористами, когда они станут заложниками?». Размышления меня увели от самой Бесланской трагедии на более общие темы. И вот, что у меня получилось.

Я сразу же хочу сказать вам, дорогие мои читатели, как в свое время говорил Януш Корчак, который вместе с детьми вошел в газовую камеру фашистского концентрационного лагеря: 

Я не знаю. Я не знаю вас, я не знаю вашего ребенка. И я не знаю, как будут вести себя другие террористы, который не дай Бог, захватят вас и вашего ребенка в заложники.

 

дети в заложниках

Почему же я все-таки согласился написать эту статью?

Потому что я много лет проработал и сейчас работаю с «заложниками». Это несчастные люди, которые попали не по своей воле в заложники к своим родителям, начальникам, женам, мужьям, друзьям и пр. Они никак не могли вырваться из этого, казалось бы, невидимого плена. В результате попали в беду, которая называется «Невроз», конфликт, кризис, ссора.

Так вот, используя наши принципы, им удавалось вести себя сносно, находясь в «заложниках». В результате родители переставали их терроризировать, начальники издеваться или приставать с сексуальными притязаниями. Многим удавалась уходить от тирании жен и мужей, детям укрощать чересчур ретивых воспитателей, учителей и родителей, юношам неплохо себя чувствовать в армии, даже если в их частях свирепствовала дедовщина, девушкам избегать насилия, взрослым добиваться повышения в должности и многое другое. Но всем им я не давал правил, а обучал принципам, а правила они вырабатывали сами.

Кроме того, я принимал участие в психологическом консультировании массовых трагедий, происходивших в Ростовской области, в частности, после взрыва в Волгодонске, да и за шесть лет кадровой службы в Армии всякое бывало.

Но самое главное – это клуб КРОСС (клуб решивших овладеть стрессовыми ситуациями). Он успешно функционирует в г. Ростове-на-Дону уже в течение 20 лет. В клуб приходят люди, попавшие в тяжелое положение в результате конфликтов в семье или на работе, несчастных случаев, смерти близких. Если они не прекращали посещать занятия, нам удавалось им помочь. Посещают наши занятия и дети разного возраста, начиная от 3 лет. Дети осваивают в силу их пластичности наши приемы гораздо быстрее их родителей.

Вот и сформировались у меня некоторые принципы.

Но прежде, чем излагать эти принципы, хочу привести конкретные примеры их использования.

Заложники детского сада

Надя, девочка 6 лет, жалуется маме на воспитательницу, которая кричит на нее часто несправедливо. Вследствие этого она не хочет ходить в детский сад. Каждое утро у нее начинается со скандалов с мамой. Ситуацию эту мы разбирали на одном из тренингов. Дочь с другими детьми то заходили к нам на тренинг, то отсутствовали. Я предложил маме научить свою дочь некоторым нашим приемам. Мама категорически отвергла саму возможность такого обучения. Я позвал Надю и расспросил ее. Она подтвердила, что из-за поведения воспитательницы и ее всегда неожиданного для девочки крика не хочется ходить в детский сад. Материальное положение мамы, которая воспитывала дочь одна, не позволяло ей нанять гувернантку или найти детский сад с более квалифицированными воспитателями. (Мать стала заложницей своей бедности, а дочь добровольной заложницей детского сада).

Передаю наш диалог после того, как я уяснил ситуацию.

Я.  «Надя, я хочу тебе помочь, но мне нужно знать некоторые подробности. Ты не заметила, в каком положении у нее были руки, когда она на тебя кричала».

Надя.  «Нет».

Я.  «А как широко был открыт рот?»

Надя.  «Нет».

Далее я расспросил, видны ли были зубы, брызгала ли она слюной, какое на ней было платье, обувь, чем отличалась ее косметика и пр. Ни на один из этих вопросов Надя не смогла ответить. Далее диалог продолжался следующим образом».

Я.  «А почему ты ничего не заметила».

Надя.  «Я испугалась. Мне было обидно и страшно. Она меня ругала, она на меня кричала и грозила наказаниями. Я опустила голову и плакала».

Я.  «Надя, постарайся в следующий раз, когда она тебя будет кричать, заметить все детали ее поведения (я опять повторил все свои вопросы, но уже в утвердительной форме) и рассказать мне об этом. Я тогда подскажу тебе, как нужно себя вести».

Через два месяца девочка опять попала к нам на тренинг. Она успешно ответила на все вопросы и рассказала, что воспитательница больше на нее не кричит, что все в порядке. Она с удовольствием описала все детали поведения своего «террориста», которого она таким образом его укротила.

Теория такого подхода. Когда «террорист» (родитель, начальник, учитель, муж, жена и пр.) на тебя кричит, следует смотреть на него прямо в глаза, слегка приподняв голову. Тогда «жертва» своей позой показывает смирение и восхищение, тем самым удовлетворяя чувство собственной значительности террориста. Кроме того, встретив такое необычное поведение «террорист» начинает думать, то есть становиться человеком, что сразу снижает уровень его агрессивности.

Обычно же, когда «Жертву» ругают, она опускает голову. Представьте себе, что на голове у «жертвы» растут рога. Представили! Какое чувство может родиться у «террориста», который к тому же ясно осознает, что «жертва» беззащитна? Конечно, чувство гнева. Он начинает издеваться еще сильнее, пока не убедится, что жертва «уничтожена» в данном случае морально. Недаром Христос сравнивал гнев к убийству и предлагал гневающихся людей направлять в верховный суд.

Конечно, ребенку всю теорию не расскажешь. Прямое указание обычно не проходит, ибо вызывает неосознаваемое сопротивление. Здесь действует принцип сперматозоида, то есть стремление сделать все наоборот, о котором будет рассказано ниже. Если бы я Наде дал бы прямое указание поднять голову или смотреть в глаза, то вряд ли она его бы выполнила. Но я попросил ее описать поведение и позу «террориста». Но, чтобы выполнить мою инструкцию, ей нудно было смотреть на воспитательницу. Она вынуждена была чуть приподнять голову вверх. А стремление выполнить задание, сосредоточение внимание на нем привело к тому, что она отвлеклась от крика воспитателя, который стал постепенно затухать. Так она, сама того не осознавая, усмирила своего «террориста». Но, дорогие родители, я не знаю, сможете ли вы растолковать ребенку это, подготовлен ли он для этого. И я не знаю, какой террорист попадется ему.

Вот почему, прежде всего мы должны научить ребенка думать, а потом уже обучать конкретным формам поведения, ибо важно не только владеть приемами, но и применить тот прием, который может дать эффект именно в данной ситуации. К сожалению, мы снасти начинаем готовить во время бури. И к нам на занятия клуба приходят люди, уже попавшие в шторм.

Подходит ли этот прием для детей более старшего возраста и взрослым. Еще как!

Вот алгоритм такого поведения с «террористом»

«Заложники» школы и производства

Учитель (начальник) кричит и обзывает «заложника» (подчиненного, ученика). «Заложник», глядя в глаза «террористу» и чуть приподняв голову, говорит примерно следующее: «вы сообщили мне столь ценные сведения, но я, к сожалению, из-за своей тупости, как вы правильно изволили заметить, почти ничего не запомнил. Не могли бы вы все это мне повторить. Я запишу и постараюсь все исправить, чтобы вы были довольны мною». При этом следует достать записную книжку и ручку и начать записывать. Конечно, такое поведение следует оттренировать.

Объясню, почему я детей и подчиненных называю заложниками, хотя возле них никто не стоит с автоматами. А куда денется ребенок от своих родителей? И учителя знают, что родители все равно направят к ним в школу своих детей. На работе такая связь кажется не столь стойкой, но и она достаточно прочная. «Заложник» знает, что на этой работе он может получить квартиру, защитить диссертацию, ездить по выгодным командировкам, получить льготы, так производство имеет хороший социальный пакет. И хотя он может подать заявление и через две недели уволиться, свобода эта только кажущаяся.

Небольшой пример. Я знал одного врача, который работал в клинике терапевтического профиля. Учреждение было очень квалифицированное, а мой подопечный очень старательным. Он приобрел очень высокую квалификацию, которая признавалась медицинской общественностью. Кроме того, у него на выходе была диссертация. Начальник вдруг начал его притеснять и придираться по малейшему поводу. Уволиться он не мог. Пропадала научная работа, да и устроиться ему было негде. По своим деловым качествам он на должность главного врача он не походил. Как заместитель он не нужен был главному врачу из-за его высокой квалификации. Как заведующий отделением он не нужен был заместителю главврача по лечебной части. Как ординатор он не нужен был заведующему отделением. И, правда, кому нужен сильный конкурент. Да и, кроме того, его конфликтность и отсутствие смирения тоже не способствовало устройству его на другом месте. Описанные выше приемы и овладение всей техникой психологического айкидо помогли ему наладить отношения с начальником и, следовательно, защитить диссертацию. Вскоре он получил повышение. Но он на этом не успокоился. Он понял, что ему нужно выйти из-под зависимости своего начальника и места работы. Он разработал свое ноу-хау и стал по сути дела незаменимым работником. И уже скорее начальник зависел от него. Стал он тихим и смирным, но всего просьбы удовлетворялись. И когда он решил все-таки уволиться и организовать свое дело, ему создали соответствующие условия. ДО сих пор работает на том же месте.

Нередко на работе начальники, пользуясь своим служебным положением, предъявляют сексуальные притязания своим подчиненным, которые находятся у них в «заложниках. Опишу способ, каким удалось молодой женщине избавиться от сексуальных притязаний. Публикую здесь свою переписку

Здравствуйте, уважаемый Михаил Ефимович!

Я нахожусь в очень трудной ситуации. Дело в том, что мой начальник (годящийся мне в отцы) вдруг стал проявлять ко мне явно сексуальный интерес - у него сложности в коллективе, и он ищет единомышленников, правда, на мой взгляд, способ довольно странный. Я понимаю, что работать теперь с ним уже не смогу и начала поиск новой работы, а это займет какое-то время. Подскажите, как вести себя с ним до тех пор, пока я не нашла новое место работы. Уволиться немедленно я себе позволить не могу, да и он действий решительных пока не предпринимает, но вызывает по несколько раз к себе в кабинет, и настаивает на том, чтобы я сопровождала его в командировку на несколько дней. Ситуация для меня жуткая еще и потому, что некоторое время назад я жила с его сыном в незарегистрированном браке и относилась к начальнику с уважением и почтением. Понимаю, что договориться не получится, и надо обмануть, но я просто в ступоре. Прошу Вас, помогите! 
С уважением Ира

Я предложил ей на выбор следующие варианты. Публикую свое письмо без перьев. (Здравствуйте… До свиданья)

Перед командировкой прямо заявить ему, что секса не будет. "Не буду ни объясняться, ни оправдываться, но секса не будет". И поехать с ним в командировку. На вопрос "Почему?" Сама не знаю, почему. Остальное все хуже – обследуюсь на СПИД, гинекологическое заболевание и пр.

Есть еще один вариант в таких случаях. Но его сложнее выполнить "Дорогой Н.Н., Я вас очень уважаю, но пока не люблю. С моей точки зрения, отдаваться без любви – это разврат. Но разврат - если не отдаешься, если любишь. Если бы я Вас не уважала, может быть, я и отдалась бы вам, и использовала бы вас тогда в корыстных целях. А поскольку я вас уважаю, то близость со мной, не любящей вас, была бы для вас оскорбительной. А я не хочу оскорблять вас. Давайте немного подождем до того времени, когда у меня или пройдет к вам уважение, или до тех пор, когда я полюблю вас". Это можно не сказать, а написать.

Моя ученица воспользовалась последним вариантом. Сексуальных притязаний пока нет. Но она теперь составила программу выхода из-под зависимости.

«Заложники» улицы

Еще один пример, который иллюстрирует, как психологическая подготовка позволяет избежать изнасилования.

Молодая женщина, которая проходила у нас подготовку, приехала рано утром в другой город. Было еще темно. Дом был недалеко от вокзала, и она решилась пройти пешком. Вдруг она заметила, как ее преследует мужчина. Она ускорила шаг. Он тоже. Подозрения ее оправдались. Тогда она остановилась и стала ждать его приближения. ОН тут проявил свои агрессивные намерения и желание ее изнасиловать. Она сказала, что она не против, она давно не видела в своей жизни такого интересного мужчину и давно уже мечтала провести ночь с кавказским человеком. Только среди них можно и встретить настоящего мужчину. Только она хотела бы снять колготки сама, чтобы они не порвались. Он оторопело посмотрел на нее и вдруг обратил внимание, что эрекция у него упала. Она его утешила. «Ты же настоящий мужчина. У тебя все получится. Давай встретимся вечером, и тогда уже на всю ночь». На свидание она, конечно не пошла. Все кончилось благополучно.

Моя подопечная использовала технику целенаправленного моделирования эмоций и вызвала у него удивление своим необычным поведением. Когда человек удивлен, он начинает думать, а процесс мышления автоматически сбивает сексуальное возбуждение.

А теперь несколько слов о зависимости. Это, с моей точки зрения самое страшное, что только есть в этой жизни. Хочу разграничить потребность от зависимости, хотя внешне они могут быть по проявлениям очень похожи. От еды, воды одежды и жилища мы не зависим. Это наша потребность. Также у нас есть и потребность в общении. А потребности следует стремиться удовлетворить, а не отказываться от них. У нас также есть потребность в самоусовершенствовании и развитии всех своих способностей. А к зависимости следует отнести такие явления, без, которых прожить можно. Вот у некоторых имеется зависимость от наркотиков, алкоголя, карт и пр. Потребность в наркотиках, алкоголе, картам и пр. не входит в ранг жизненно важных. Поэтому если она возникает, мы называем ее зависимостью. И от этого нужно избавляться.

Но самая страшная зависимость – это зависимость от конкретного человека - родителя, мужа, жены, начальника. Она делает человека «заложником». Зависимость бывает материальная и психологическая. Самая страшная зависимость – это зависимость материальная. И поэтому мы всем «заложникам» рекомендуем не отказываться от помощи своих «террористов, а использовать эту помощь для обретения независимости. Детям следует приобретать хорошую специальность, подчиненным – приобретать умение заводить свое дело, зависимым от супруга тем или иным способ следует избавляться от этой зависимости. Кстати, семейная жизнь от этого только улучшается.

«Заложники» дедовщины

Опишу вам очень кратко рассказ одно моего ученика, который попал в Армию, будучи студентом третьего курса. Хочу сразу сказать, что с ним мы занимались лет пять. Еще тогда, когда он был школьником. Он понимал, что может попасть в Армию и кроме интенсивной подготовки себя к жизни, он еще готовил себя к Армии.

Итак, призванный в Армию, он уже умел слесарничать, столярничать, мог заниматься кирпичной кладкой и великолепно печатал на пишущей машинке, владел компьютером и знал хорошо школьные предметы. Кроме того, он умел не высовываться без нужды. Попал он в строительный отряд. Сейчас такого рода войск, говорят, нет. Умение печатать выручило его, когда он был в учебном отряде. Он составлял списки вновь прибывших.

Когда он попал в общую казарму, то к нему подошел Промокашка (так я называю цепных собак лидера) и велел ему заправлять его койку и чистить обувь. Мой ученик тут же согласился и предложил ему, кроме того, подмывать его половые органы и вытирать задницу. Сразу же все засмеялись. Тогда его пригласил к себе лидер «дедов», расспросил обо всем. В общем, его никто не трогал, и что тоже очень важно, и он никого не трогал. По вечерам он с дедами фактически проводил просветительную работу. Рассказывал о древних греках, о том, как происходят затмения и об устройстве внутренних и пр. Его выручило то, что он выучил этот материал до такой степени, что владеет им. Более того, он был поражен тем, как тянулись к знаниям «деды». А ведь многие из них были бывшими уголовниками. Когда он попал на стройку, то все солдаты для начала были подсобными рабочими и таскали на руках ведра с цементным раствором. Работы шли полным ходом. Каменщики спросили, кто хочет попробовать класть кирпичную кладку. Он вызвался, но он не сознался, что клал кладку раньше. Совершенства в этом он не достиг. Но он уже знал психологию и понимал, что если он скажет, что он делал эти работы, то каменщики будут считать, что он кладет кирпичи так же искусно, как и они. А так они считали, что он новичок. Они нашли у него талант каменщика. Больше он раствора уже не носил. Вскоре его пристроили в канцелярии штаба.

«Заложники» в семье

Явление довольно частое. Крестьяне хорошо понимают, что из помидора нужно выращивать помидор, а из огурца – огурец. Если назвать вещи своими именами, то это убийство. А вот когда речь идет о воспитании детей, то родители пытаются именно это сделать. Человек при таком воспитании начинает жить чужой жизнью. А своей жизнью живет урывками. Девочка – артистка по своей сути. С 5 лет на сцене. Мать заставляет ее поступить в технический вуз для получения «практической» специальности. Он не столько учится, сколько участвует в художественной самодеятельности. Из нее и инженер толковый не получился, и артистка тоже. Она очень удачно выходит замуж. Муж стал крупным администратором. Но он запретил ей участвовать в художественной самодеятельности. Она стала устраивать «сцены». Когда ей было 32 года, муж умер. Она осталась одна с шестилетним ребенком и в принципе болела и горевала. Когда ей было 47 лет, она попала ко мне на прием. Я ей посоветовал опять начать заниматься в художественной самодеятельности. Через 2 месяца ее уже было трудно узнать. В конце концов, она закончила психологический факультет. Сейчас занимается арттерапией (лечение искусством), неплохо зарабатывает.

Оля, девушка 15 лет ученица выпускного класса мечтает стать модельером. Мать настаивает, чтобы она пошла в мединститут. Горе и слезы. В процессе работы с ней я мотивировал ее на высокую цель и высокий уровень достижений, то есть, добиться уровня таких модельеров, как Зайцев, Дашкин. Для этого неплохо бы знать, как следует анатомию. А шить можно своим сокурсникам. Да и лишняя специальность не помешает. А психология общения пригодится, когда выйдет на мировой уровень. Поступила она в мединститут. Там увлеклась терапией. К концу института у нее уже была практически готовая диссертация.

Вот эти принципы я изложу и приведу конкретные примеры их использования взрослыми и детьми.

Я думаю, что мои подопечные лучше встретят опасность, или, по крайней мере, если не спасутся, то вести себя будут более достойно.

Девиз нашего клуба: Если ты пришел с работы домой и увидел, что твой дом вместе с твоими близкими провалился в пропасть, то это еще не основание впадать в панику.

В заключение этого раздела еще раз хочу обратиться к родителям: «Не «убивайте» своих детей, не заставляйте их заниматься тем, что им не нравится. Не выращивайте из помидора огурец. Все равно ничего не выйдет. И помидор не получится, и огурец будет плохой! Те, кто находится в хроническом маловыразительном горе, и обращаются ко мне за помощью, занимаются не тем, чему учили их в институте. Вред и им и государству. Большая трата сил, времени и средств.

Как утешить человека, когда он понес безвозвратную потерю.

К сожалению, жизнь так устроена, что человек теряет близких: мужа жену, детей, родителей. Это было всегда, и всегда будет. Только во время террористических актов большой масштаб жертв. Это плохо, но с другой стороны в этот момент есть хотя бы к горюющему внимание общества. И каждому нужно овладеть приемами психологической самопомощи и взаимопомощи. Ведь обучают нас, как сделать перевязку, остановить кровотечение, обездвижить руку при переломе. Вот и в горе нужно человеку помочь грамотно. Прежде всего, хочу сказать, чего не нужно делать. Не следует утешать словами типа «Возьми себя в руки», «Время лечит», «Будь мужчиной». Наоборот, нужно помочь человеку выразить свое горе в слезах и восхититься его мужеством.

Привожу беседу с женщиной 45 лет, у которой утонул сын 21 года. До этого она ходила около года к нам на занятия в клуб КРОСС. Через 2 дня после смерти сына она пришла на занятие и, нарушив его ритуал, написала мне записку, где просила помочь, как ей жить дальше. Вот как протекала наша беседа, которая шла при всей группе. С верующими такую беседу вести легче. Моя подопечная была верующей.

Я. У вас были хорошие отношения с сыном.

Она. Да (так всегда отвечают, даже, если были плохие)

Я. А если бы вы умерли первой?

Она. О, он бы очень страдал.

Я. А вам с того света очень хотелось бы, чтобы он видел ваши слезы и страдания?

Она. Конечно, нет!

Я. Вот и ему, наверное, не очень приятно видеть ваши слезы. Раз он вас очень любил, то ему это мешает устраиваться там, на том свете. Конечно, ему было бы неприятно видеть вас веселой, но и рыдающей тоже. В общем, глаза не должны струиться, но и не должны быть сухими. НО вы молодец. Ведете себя очень хорошо

Она. Да где же хорошо!

Я. Не знаю, как бы я вел себя в такой ситуации. И в меньшем горе я не давал близким покоя. Нет, вы молодец! Я вами восхищаюсь! Давайте теперь подумаем, чем заняться. ВЫ, кажется, так и не защитили диссертацию. (Подопечная была научным сотрудником в музее). Давайте теперь вплотную займемся наукой.

Разговор начал принимать деловой характер. Мы договорились, что проведем ряд занятий в музее, где собраны великие работы. Далее шли рассуждения о бессмертности духа. И когда произойдет успокоение, то выяснится, что с духом сына можно и общаться. Выяснить, как он поступал в таких случаях. Так, кстати, поступают многие. Мы же советуемся со своими умершими близкими. «Вот мой отец, поступал в таких случаях таким образом». Можно получить и хороший совет.

Надо сказать, что дети быстрее забывают своих родителей, особенно, если рядом будут люди, которые ему смогут дать то, что давали ему отец и мать. А мысль показать своим умершим или погибшим родителям свою стойкость производит на детей хорошее впечатление. Они как-то успокаиваются.

Мой опыт работы в таких ситуациях, показывает, что основная психологическая работа должна идти не в момент катастрофы. В этот момент пострадавшие окружены большим вниманием самых разных лиц. Участвуя в ликвидации последствий, некоторые даже чувствуют себя героями. Кроме того, все держатся вместе. А на миру и смерть красна. Самое тяжелое у многих начинается через две три недели после катастроф. Они часто остаются один на один со своим горем, и от них многие и даже те, что помогали в острый период, отмахиваются. Даже те, кто не очень сильно пострадал. Вот тогда-то в основном и нужна эта работа. Но она очень кропотливая. Да и политического капитала на этом не заработаешь. Телевидения в этот момент уже нет, и никто уже не замечает, какой ты хороший. Но об этом, наверное, следует написать хороший учебник. В свое время я написал книгу, которая так и называется «Как преодолеть острое горе. По-видимому, нужно подготовить новое издание.

Но на Бога надейся, а сам не плошай

Я сейчас хочу привести слова некоторых мудрецов прошлого, которые смогут помочь вам, когда вы останетесь один на один со своим горем. Может быть, вам это поможет.

Пусть при смерти друга «Никакое благо не принесет радости обладателю, если он в душе не готов его утратить, и всего безболезненней утратить то о чем невозможно пожалеть, утратив» Это Сенека говорил о смерти. Он призывал пользоваться жизнью. А для этого не следует бояться смерти.

Третья категория ценностей относится к факторам, ограничивающим жизнь человека. Это ценности отношения. Ибо действительно значимо отношение человека к своей судьбе, выпавшей на его долю. То, как он несет крест, то мужество, которое он проявляет в страданиях, достоинство, которое он высказывает, когда он приговорен и обречен, - все это является мерой того, насколько он состоялся как человек. Кстати, то, как ведет человек в болезни, также показывает, что он за человек.

Франкл приходит к выводу, что жизнь человека по сути своей никогда не может быть бессмысленной. И пока сознание не покинуло человека, он постоянно обязан реализовывать ценности до последнего момента своего существования. И пусть возможностей для этого у него немного, ценности отношения остаются для него всегда доступными.

Франкл привел такой пример. Умирающий больной был парализован и лишен возможности действовать, но он читал и наслаждался музыкой. А когда ему и это стало недоступно, он утешал больных. В день своей смерти, о которой он узнал, подслушав разговор врачей, он попросил сестру сделать укол вечером, чтобы не беспокоить ее ночью.

А еще говорил Франкл, что в горниле страданий выковывается личность. И что ценность человека определяется тем, как переносит страдания, и какие выводы делает для себя.

И в заключение я хочу привести пример истинного мужества. Это письмо человека, который ничего у меня не просил

Здравствуйте Михаил!

Ваш адрес мне дала моя хорошая подруга из Москвы, Полина.

Я знаю, Вам пишут многие, и все просят помочь, но я не знаю чем мне помочь... Я инвалид. У меня детский церебральный паралич, я не хожу, плохо говорю, нарушена координация движений, вздрагиваю от неожиданных звуков, не могу сам себя обслужить, работаю на клавиатуре приспособлением на голове... Обо мне прочитать можно на моём сайте Да, забыл представиться: меня зовут Вячеслав Колесов, можно просто Славив. :) Мне 22 года.

Вздрагиваю я оттого, что меня в детстве до 8 лет бил папа, заставляя учиться ходить. Мы переехали от него на другую квартиру, пожили с мамой примерно год отдельно, потом вернулись обратно, но папа меня уже не бьёт...

Но не это главное, что я хотел Вам рассказать... Дело в том, что мне уже 22, а я ещё не разу не спал с женщиной, или, откровенно говоря, - не занимался сексом. А мне так хочется женской ласки, половой ласки, но когда я об этом сказал маме, то она сказала, как отрезала, что это не для меня, что я не смогу заняться сексом, потому что там надо постоянно шевелиться, а я вот такой... В общем, она меня унизила...

Михаил, ну и что, что я не смогу? Ну, пусть женщина мне всё сделает, всё подставит, сделает мне минет и всё такое.... Мама, когда жили отдельно от папы, только и водила мужиков и... А когда я "захотел" мама сказала: Нет!!! Это тебе не надо!!!! Ну, вот как это понять, Михаил? Моя подруга посоветовала искать людей, которые могут меня понять, и я стал искать и нашёл девушку 25-ти лет, она хочет ко мне приехать, я живу в Новочеркасске Ростовской области, а она в Миллерово... тоже Ростовская область. Когда я сказал маме, что ко мне хочет приехать подружка, то мама разоралась: "Мне не нужна в доме чужая энергетика, незнакомые люди, я не хочу, чтоб на меня на улице тыкали пальцем и смеялись, что, мол, у этой сын инвалид!" Собственная мать стыдиться меня...

Михаил, мой Вам совет: Сделайте себе ICQ, и общение будет быстрее.

Что я мог ему ответить! Я просто восхитился им, его мужеством, его настойчивостью и его добротой, и его открытостью к миру. Его можно назвать состоявшимся человеком. Он развил все свои способности. Он действительно достоин секса. Повторяю еще раз, он развил насколько можно свои способности. Теперь ему можно и о сексе подумать. И как противно слушать рассуждения старшеклассников, студентов и молодых людей, которые еще не состоялись как люди, еще не стали специалистами, еще не научились зарабатывать, а уже ноют по поводу неудавшейся «любви». Да какая же это у этой категории людей может быть любовь, когда они что-то требуют от партнера? Ведь у них нет ни желания, ни возможности что-то дать. Многие рассуждают о том, что некого любить. Так и хочется спросить, а можешь ли ты любить. Ведь любовь – это активная заинтересованность в жизни и развитии объекта любви. Вспомните последнюю строчку письма Славика ко мне: «Михаил, мой Вам совет: Сделайте себе ICQ, и общение будет быстрее». Смотрите, он выразил этим советом свою любовь ко мне. И я это любовь принял. Я поставил ICQ. Общение действительно пошло быстрее.

Но все-таки как вести детям, когда они встретятся террористами. Да не научишь их, если они не получили соответствующего воспитания. Ребенок должен кому-то верить. НО уже лет с пяти-восьми ребенок знает, что родителям и учителям доверять нельзя. Родители и воспитатели не могут удовлетворить его потребности, Вот он и клюет на приманку. Родители часто не могут быть примером для ребенка. Он не хочет повторить их судьбу. Очень заботливые родители выглядят в глазах своих детей дураками, ибо превратили себя в кухарок, прачек и слесарей-сантехников для своих детей. Да еще и отдают им самое лучшее. Я родителей призываю добиться успеха. Тогда вы станете для своих детей образцом. И никогда они не будут доверять чужим людям. Они им будут не нужны.

Если бы наши дети получали реальное воспитание, то не исключено, что они смогли бы и с террористами договориться. Ведь и террорист не родился террористом. Он им стал. Я не призываю вас к жалости к террористам. Но, чтобы справиться с явлением, нужно знать его слабые места. 

Как же вести себя ребенку, когда он встретится с террористом? И закончить я хочу с того с чего начал. Я не знаю. Я не знаю вас, я не знаю вашего ребенка. И я не знаю, как будут вести себя другие террористы, который не дай Бог, захватят вас и вашего ребенка в заложники.

Но я точно знаю одно. Мы из ребенка должны воспитать думающего человек. Думающий сможет найти выход.опубликовано econet.ru

 

Автор: Михаил  Литвак

 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!