Дом

Хорошие девочки: порочный круг

Еще в детстве многие из нас чувствовали ужас от того, что «за рулем — никого» в семье.

По самым разным причинам нам могли донести мысль, что взрослые в какой-то мере «не при делах», и мы, дети, можем полагаться только на себя. В ответ на это наша нервная система включала реакцию «бей», «беги» или «замри», закладывая шаблон того, как мы в дальнейшем будем справляться со стрессом и переменами.

Чтобы справиться, мы могли прятаться за маской, говорящей «всё хорошо», когда на самом деле это было не так. Эта маска – механизм выживания, направленный на то, чтобы держать боль одиночества из своего детства за пределами поля своей осознанности, чтобы мы могли дальше развиваться и взрослеть.

Хорошие девочки: порочный круг

 

Такие маски могут быть совершенно разными, проявляясь, среди прочего, как бунтарь, хорошая девочка, одиночка, шут.

Но все они служат одной цели – блокировке боли из детства.


Очень распространена маска «хорошей девочки», которая фокусируется на удовлетворении других, на получении одобрения, берет на себя слишком много в отношениях и выполняет эмоциональную работу за членов своей семьи.

Для таких девочек одобрение извне равно выживанию. Их базовое чувство безопасности привязано к тому, чтобы всем нравиться. Поэтому им свойственны низкая самооценка, слабые границы и глубокое чувство стыда.

В дисфункциональных семьях «хороших девочек» поощряют быть невидимыми, вести себя тихо и с готовностью терпеть плохое обращение. Часто, когда они говорят «нет», их отвергают или бросают, а их стремление к самостоятельности стыдят.

У женщин, выросших с моделью поведения «хорошей девочки», есть ощущение, что их используют, ощущение необходимости позволять себя эксплуатировать и за этим всем – чувство пустоты. Как маленький взрослый, хорошая девочка верит, что «однажды Мамочка/Папочка будут довольны, и тогда они дадут мне то, в чем я нуждаюсь».

Проблема в том, что этот день никогда не настанет. Такие женщины вырастают и становятся взрослыми, испытывающими высокий уровень стресса и сверх-бдительность в повседневных ситуациях, например, когда они разочаровывают кого-то, слышат комплименты, когда сталкиваются с необходимостью установить границы и позаботиться о себе.

Нам внушают, что для выживания нужно стараться для патриархальных мужчин.

Многие «хорошие девочки» или «дочери, выполняющие родительскую роль» видели, как их матери прощали токсичное мужское поведение, воплощая его в себе либо же терпя его от мужчин в семье, или и то, и другое. Мы научились принимать разрушающие убеждения вроде «я могу потерять их одобрение, если не буду отдавать всю себя» или «чтобы нравиться, мне нужно себя обесценить». Мы видели, как наши матери зависели от крох одобрения со стороны невежественных мужчин. Мы смотрели, как старшие женщины молча терпели неуместное и грубое поведение. Мы пережили то, как наши матери нарушали наши границы или отказывались от нас из чувства собственной недостаточности.

Для женщин, на которых в детстве навешивали родительские функции, очень важно увидеть свое неосознанное согласие быть использованными и решительно заявить о своем праве самой принимать решения для себя.

Хорошие девочки: порочный круг

 

Долгие годы я путала «любовь» с наградой, за то что предаю себя. Меня любили не за то, кто я есть, а за ложь, которую я защищала, и за удобные иллюзии, которые я сохраняла в семье. Я думала, что была благодарной дочерью, сопереживающим слушателем, сострадательной сестрой, но на самом деле я отыгрывала токсическую роль, ставшую причиной множества страданий и основывающуюся на моей готовности оставаться невидимой.

В определенный момент, когда я заявила о своем желании выйти из роли семейного «буфера», смягчающего удары, направленные членами семьи на себя и друг на друга, меня быстро списали со счетов. Прозвучало даже «ты не моя дочь».

Для меня было шоком видеть, как семейная система держалась именно на моей готовности быть использованной каждым из членов семьи, и когда я отказалась играть эту роль, от меня просто избавились. Этим мне негласно сообщали: «Наше одобрение тебя зависит от того, насколько ты защищаешь нас от нашей собственной боли.» Что подразумевало «не будь живой личностью со своими реальными потребностями, возвращайся в свою роль эмоционального унитаза».

В дисфункциональных системах (таких как дисфункциональные семьи) вас ценят не за то, кем вы являетесь, а за функцию, которую вы выполняете.

Нет никакой награды за удержание других на плаву, и нужно позволить себе пережить горе по этому поводу. Люди, требующие, чтобы вы отказались от своей силы ради их одобрения, редко способны увидеть, как многим вы жертвуете для них.

Что же держит нас в этом порочном круге? Наша потребность быть нужными, нравиться другим и избегать конфликтов.

«Подобно колонизированной земле я была разграблена, из меня выжали все соки, от меня взяли всё, что можно было, отделили от моего собственного глубинного источника, меня опустошили и разрушили. Я позволяла им брать всё, что они хотели, надеясь, что однажды они насытятся. И тогда я получу то, что мне нужно. Тот день так и не настал. Мне пришлось уйти и восстанавливать свое право на свои силы, на свой глубинный источник, чтобы их больше никто так и не забирал.»

Желание быть любимыми за свое Истинное Я…

«Использованный ребенок» внутри нас жаждет, чтобы его любили не только за маску «хорошей девочки», которая обладает качествами, ценными в патриархальном обществе (исполнительная, идеальная, соответствующая ожиданиям, выставляющая других в выгодном свете, жертвенная, истощающая и подавляющая себя, и т.д.).

Использованный ребенок жаждет быть любимым, когда разочаровывает вас, когда он угрюм, неудобен, неопрятен, когда он в замешательстве и ничего вам не дает, когда он противоречив, неудачлив и неустойчив в своем мнении, и т.д.

Настоящий вопрос здесь – насколько мы сами готовы любить СЕБЯ в такие моменты? Чем больше мы умеем любить себя НАСТОЯЩИХ, тем больше мы можем ожидать этого и от других.

Очень важно задать себе вопрос: «Какие системы поддерживает моя готовность быть использованной?»

В обесценивающем женщин патриархальном обществе нас воспринимают как объекты, которые выполняют определенные функции, чем как многоуровневые личности. Когда нас воспринимают как объекты, роли и функции, это незаметным образом влияет на то, как мы сами видим себя, мир и свое место в нем. Здесь играет роль и то, насколько наши родители – отец и мать – хранили и воплощали патриархальные ценности. Мужская привилегированность защищает мужчин от знания того, как на самом деле их решения вредят другим. Она ограждает их от понимания влияния их неосознанности на других людей и на нашу планету.

Нас, женщин, больше всего эксплуатируют, когда для нас стратегией самосохранения является компенсация травм белых мужчин.

Столетиями доступ к белым мужчинам служил стратегией выживания, скудным ресурсом, обеспечивающим женщинам статус и комфорт в условиях отсутствия других возможностей для женщин.

Теперь же для выживания планеты нам нужно твердо придерживаться своей внутренней правды и устанавливать жесткие границы с токсичными проявлениями мужественности, где бы мы их ни заметили: в себе, в других и в обществе, к которому мы принадлежим.

«Строгий папочка» и иллюзия благосклонного патриарха

Нам пора осознать иллюзию благосклонного патриарха, архетип «строгого папочки», который защитит нас и позаботится о нашей безопасности. Это своего рода фантазия раненого внутреннего ребенка, который устал от того, что его используют, и жаждет спасения.

Эта иллюзия спасения – вовсе не истинный рай безопасности для взрослого, это не более чем желание спрятаться – спрятаться от ответственности за осознание того, что наша боль реальна, и от своей ответственности перед планетой.

Это иллюзия кратчайшего пути по сомнительным тропам самосовершенствования, где нужно бороться с правдой о той боли, которую мы пережили в детстве.

Наша задача здесь – взрастить в себе любящего внутреннего родителя, чтобы вытянуть внутреннего ребенка, застывшего в травматическом прошлом. Таким образом мы восстанавливаем свою силу.

Отказ быть использованной: установление границ и ответная реакция

Часто, когда мы устанавливаем четкие границы в патриархальной семье или организации, то сталкиваемся с ответной реакцией.

В моем случае, помню, мои личные границы рассматривались как нападение, как чрезмерно острая реакция, как какая-то патология, потому что моей семье тот уровень личной силы,который я проявляла, был до смешного чужд.

Часто причина этому – то, что многие сами настолько выжаты, отвергнуты, настолько лишены ощущения «я сам себе принадлежу», что это угрожает самим основам их хрупкой личности.

Иначе говоря, четкое «нет» может пошатнуть тонкую перегородку, отделяющую их от собственной боли, которая кажется совершенно невыносимой и которую нужно любой ценой избежать.

Не принимайте ответные реакции на свой счет. Стойте на своем.

Вы не обязаны угождать людям, которые отказываются брать на себя ответственность за свою внутреннюю жизнь.

  • Вы – не их мусорная свалка
  • Вы – не экран для их проекций
  • Вы — не «унитаз» для их эмоций
  • Вы им не мать
  • Вы им не терапевт и не целитель
  • Вы – не их игрушка
  • Вы – не их шлюха и не их богиня

 

Вы сами решаете, кого подпускать к себе.

Вы сами решаете, что вам подходит, а что нет.

Вы делаете свой выбор и принимаете свои решения.

Вы никому ничего не обязаны объяснять.

Злость – это существенная часть трансформации.

Позвольте себе чувствовать гнев за те случаи, когда вас использовали, или когда другие считали, что каким-то образом имеют на вас право.

Пускай этот гнев поможет сформировать новый выбор, основанный на глубоком самоуважении и любви к себе.

Очень сильная практика – записывать в дневник все случаи, когда вас использовали, будь то в прошлых отношениях, в работе, организациях и т.д. Размышления об этом помогут больше утвердить чувство собственной ценности и устойчивый отказ быть использованной.

Разоружение патриархата включает в себя и исцеление материнской травмы.

Самые коварные формы патриархата передаются бессознательно через наших матерей, у которых мы научились подчиняться, чтобы выжить. Более глубокая рана внутри материнской раны — это рана отрыва от самой жизни, переживаемая через травматическое одиночество, с которым мы столкнулись в детстве.

Место исцеления часто является последним местом, куда мы хотим идти, темной бездной, которая на самом деле не является местом «застревания» вообще, а благодатной пустотой, которая наполняет, освобождает и усиливает нас. Горевание по тому, как мы были эмоционально оставлены (в какой бы то ни было степени) в детстве, освобождает нас, чтобы получить доступ к нашим внутренним дарам и выйти в наше истинное величие. Я верю, что осознание, прозрения и полномочия, которые нам нужны сейчас, находятся в этой плодородной пустоте внутри каждого из нас.

В конечном счете «другой» – это травмированный внутренний ребенок каждого из нас.

Пришло время оплакать свою изначальную рану, из-за которой мы не доверяем себе перед лицом вопиющего обмана и ненависти. Повышение уровня осознанности всегда влечет за собой некоторую боль, поскольку мы выходим за пределы наших предыдущих представлений и открываем новые горизонты. Так пускай нам хватит храбрости принять и прожить боль, которая является внешней скорлупой нашей освобождающей новообретенной осознанности. И пускай благодаря этому в обществе начнется позитивная, объединяющая эпоха, которую мы себе и представить не могли.


Пора заявить о своем праве на себя

Мы — женщины всех наций, вероисповеданий и культур — должны отстаивать свое место и свое пространство, где бы мы ни находились, так, как можем.

Вокруг нас полно возможностей восстановить свою силу. Когда мы используем эти возможности, мы даем пример и другим.

Давайте поднимемся до этих возможностей и погрузимся глубоко в глубины своего потенциала, трансформируя таким образом себя и мир вокруг.

Вопросы к размышлению:

В каких отношениях всё гладко именно потому, что вы не утверждаете своей ценности слишком громко?

Вы считаете, что позволять пользоваться собой – это в какой-то мере альтруизм, то есть исполнение роли хорошей __ (подруги, сестры, дочери, партнера)?

В каких отношениях вас ценят за приуменьшение своей ценности?

В каких ситуациях вы видите проявления токсичной мужественности в своей повседневной жизни?

В себе? В других?

Где вы позволяете проявиться токсичному патриархату из чувства самосохранения?

В каких ситуациях или отношениях вы испытываете глубокое недоверие к себе?

В каких ситуациях вам по ощущениям небезопасно говорить о своих истинных потребностях и
чувствах?

Когда вы сталкиваетесь с тем, что вас используют, или с тем, что отдаете все свои силы, спросите у себя, какая ваша реакция в этой ситуации больше всего поможет вам восстановить свою силу? Что я могу сделать по-новому, по-другому прямо сейчас?

В каких ситуациях вы чувствуете готовность объявить условия, которые не обсуждаются? Что вы благодаря своему чувству самоценности и самоуважения больше не готовы терпеть?

Когда вы видите, как другую женщину используют или обесценивают, каким приемлемым образом можно ее поддержать и защитить?опубликовано econet.ru


© Bethany Webster 2016-2017

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Если вы начинаете с самопожертвования ради тех, кого любите, то закончите ненавистью к тем, кому принесли себя в жертву. Бернард Шоу
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов