Дом

Правда об остеопорозе

Правда об остеопорозе

 

 

"До конца 1970-х годов остеопороз в США считался чрезвычайно редким заболеванием, которое встречалось лишь у очень старых людей... 

Старики узнавали о нем случайно, по несчастью сломав руку или ногу при падении.

А в начале 1980-х в Америке началась "эпидемия" остеопороза... 
Буквально за пару лет основная масса (77%) женщин старше 50 лет, которая раньше никогда не опасалась этого состояния, превратилась в обширную группу больных, которым требовалось постоянное и агрессивное медикаментозное лечение.

Что случилось?"

Автор - Елена Константиновна Колс, M.D., 
доктор медицинских наук, профессор.

 

 

До конца 1970-х годов остеопороз в США считался чрезвычайно редким заболеванием, которое встречалось лишь у очень старых людей... Старики узнавали о нем случайно, по несчастью сломав руку или ногу при падении.

А в начале 1980-х в Америке началась "эпидемия" остеопороза... Буквально за пару лет основная масса (77%) женщин старше 50 лет, которая раньше никогда не опасалась этого состояния, превратилась в обширную группу больных, которым требовалось постоянное и агрессивное медикаментозное лечение.

Правда об остеопорозе

Что случилось?

Все просто. В 1975 г. ведущий журнал "New England Medical Journal" опубликовал научное исследование, которое показало, что женщины, получавшие так называемую гормонозаместительную "терапию" (ГЗТ) менопаузы, c 1960-х г.г. расцениваемую врачами как патологию, в 8-10 раз чаще страдали раком матки...

Многие врачи и американки, мечтавшие о пилюле вечной молодости, испугались... Продажи эстрагенных препаратов упали в 10 раз, фармацевтическая промышленность несла колоссальные потери. Положение не спасло решение добавить в таблетки для нейтрализации побочного действия эстрагенов другой женский половой гормон - прогестерон. По мере увеличения длительности этого, в прямом смысле слова, эксперимента на женщинах, накапливалось все больше данных об опасности ГЗТ и повышении риска развития у них рака, болезни Альцгеймера и сердечно-сосудистых заболеваний, т.е. всего того, от чего обещала их полностью и навсегда оградить гормональная пилюля.

В 1982 г. фирма-производитель препарата Premarin решила нанять ведущую PR (public relation) фирму, которая должна была придумать какой-нибудь эффективный ход, чтобы остановить огромные материальные потери (S. Selman, Hormone Heresy).

И через 2 года новоиспеченная организация со звучным именем National Osteoporosis Foundation вышла в средства массовой информации с новой идеей. С помощью ТВ, радио, популярных и медицинских журналов, представителей фармацевтической компании, которые побежали по медицинским офисам, и чиновников от медицины, не вникающих в научные детали, остеопороз в сознании людей превратился из обычного возрастного состояния в страшное заболевание, которое надо лечить "прямо сейчас". Врачи стали дружно прописывать ГЗТ, продажи препаратов снова пошли вверх.

Тем не менее, проводимые независимые исследования упорно показывали, что особых бенефитов от ГЗТ в лечении остеопороза нет ("New England J Med", 1995) и она имеет серьезные побочные эффекты. Это сократило-таки ее назначение, но, свято место пусто не бывает, и на смену гормонам пришли другие "спасатели" - Raloxifene, bisphosphonate и иже с ними...

В 1992 г. остеопороз стал признанным заболеванием западной культуры, причина которого для официальной медицины, как это ни парадоксально звучит, остается неизвестной... В 2005 г. врачи выписали 39 миллионов рецептов на лекарства от остеопороза, и только один фармацевтический гигант "Merck" от их продажи получил прибыль в $3,2 миллиарда. "Bussiness Week Online" оценил этот рынок в $6 миллиардов с ежегодным приростом в 25%.

Для количественной оценки плотности костей (BMD) уже в 1988 г. был предложен первый аппарат, который давал показатель в виде так называемого стандартного отклонения от нормы (статистической девиации - SD). Если SD ниже - 2,5, это остеопороз. 

"Аппетит зависит от объема", гласит американская пословица, и вскоре было введено состояние пред-остеопороза (SD: -1 -2.5), которое тоже требовало лечения.

Так на службу Большого Бизнеса был поставлен метод диагностики минерализации костей, названный (символично) золотым стандартом. Вне всякой логики, он сравнивает плотность костей женщин пожилого возраста с костями 20-летних, причем так называемых Сaucasian (белых выходцев из Европы).

Известно, что все показатели организма человека изменяются по мере старения, поэтому во всем мире существуют возрастные нормы. Но в Америке все больше показателей (холестерин, сахар крови, артериальное давление, др.) сводятся к одинаковой для всех цифре, невзирая на этническое происхождение, пол, возраст и т.д. Такая рационализация позволяет большему количеству людей оказывать лечебную "помощь", на которую в США тратят на 30% больше чем в любой другой стране.

Однако по мнению Dr. Michael McClung (Oregon Osteoporosis Center, Portland), фармакологическое лечение остеопороза, назначенное лишь по показателю BMD, является неэффективным (Ann.Int.Med. 2005).

Gillian Sanson в книге "The Myth of Osteoporosis" (2003) приводит результаты двух больших исследований, проведенных в США и Канаде, которые показали, что даже у молодых людей близкого возраста имеются значительные расхождения в показателях плотности костей. Так называемый III National Health and Nutritional Examination Survey (NHANES III), проведенный в США (1995), установил, что показатель нормальной плотности кости, с которым сравнивается BMD пациента, вдвое ниже, чем предлагает производитель диагностической аппаратуры. Если опираться на данные NHANES III, то число диагностируемых больных остеопорозом сократится вдвое...

Исследование Multicentre Osteoporosis Study, проведенное в Канаде (2000), показало, что в действительности снижение плотности костей определяется значительно реже, чем указывают официальные источники (16% женщин и 5% мужчин против 50% и 12%).

Как считает Mark Helfand, MD, (Oregon Health&Science University, Portland), даже люди, расценивающие остеопороз как большую угрозу здоровью американцев, уверены, что проблема чрезмерно раздута ("Washington Post", 2000).

Marcelle Pick, OB/GYN NP, и Christine Northrup, MD, (Medical Clinic Women to Women) пишут, что ажиотаж вокруг остеопороза больше из-за прибыли, чем из-за здоровья женщин. Как подчеркивает Susan Brown, PhD, директор Osteoporosis Education Project, "сохранить ясность мышления при наличии большой финансовой заинтересованности бывает очень трудно..."

"Интересным является факт, - пишет Susan Brown, - что, вопреки официальным утверждениям, возраст, при котором встречается перелом бедра в США, не уменьшился, оставаясь в рамках 80 лет, а его частота в этой возрастной группе не очень возросла с 50-тых г.г. Увеличение же общего количества переломов объясняется большей численностью пожилого населения в настоящее время и непосредственно связано с демографическими показателями - возрастом, диетой, образом жизни. В 50% случаев переломов плотность костей не снижена".

Однако несмотря на раздутость проблемы, здоровье костей американцев тем не менее ухудшается с каждым днем.

В соответствии с нормальным физиологическим процессом, начиная с 30-летнего возраста, у всех людей обновление белковой матрицы кости, обусловливающей ее прочность и эластичность, замедляется со скоростью 0,5-1% в год, развиваясь таким образом вне связи с менопаузой. Но возрастающая хрупкость костей является не только проявлением старения американцев.

Назову лишь некоторые причины, каждая из которых и все они вместе вывели остеопороз в США на грань эпидемии.

Эти причины редко обсуждаются в толстых медицинских журналах, поскольку способ лечения остеопороза с помощью ГЗТ еще никто не отменил. Вторым же "золотым коньком" является продажа препаратов для "уплотнения" костей. Поэтому, думаю, ясно, почему все "грехи" в развитии остеопороза списываются на менопаузу и недостаток кальция в организме...

Правда об остеопорозе

- Американская диета. Еще в 70-х г.г. были опубликованы работы, показавшие, что у детей, употребляющих рафинированные продукты, сладости и колу, отмечается резкое уменьшение костной массы (Garn, "Nutrition and bone loss", Fed. Proc., Dec 1976).

Названные продукты вызывают дисбаланс 18 ключевых компонентов, необходимых для развития прочной матрицы костей (белка, магния, бора, цинка, меди, витаминов А, С, D, К и др.)

Известно, что для нейтрализации действия фосфорной кислоты из одной банки колы требуется выпить 32 стакана чистой воды. 

Но возникающую жажду, как правило, заливают очередной порцией колы... Это заставляет организм человека нейтрализовывать ее с помощью кальция, вымываемого из костей и зубов.

Исследование, проведенное в Tufts University (Boston) у 1413 женщин и 1125 мужчин (Framingham Osteoporosis Study) подтверждает связь колы и остеопороза (Am.J.Clin.Nutr, 2006, Oct). Дети, пьющие колу, имеют втрое выше риск переломов (Borowski, CommonDreams, 2004). К сожалению, большинство родителей более печется о красивых кроссовках у ребенка, чем о предупреждении развития у него остеопороза, диабета и гипертонии с помощью диеты.

Одна банка колы содержит 10 чайных ложек сахара. Сегодня в дневном рационе среднестатистического американца 53 чайные ложки сахара, в год он съедает около 80 кг сахара, а еще 100 лет назад - всего 2,5 кг. Ожирение и нарушения обмена, возникающие при этом, ведут к метаболическим и эндокринным сдвигам, провоцирующим многие болезни, в том числе и остеопороз (см. 36,6С- март 2007). Последствия ожирения обходятся американцам в $75-100 миллиардов ежегодно (Borowski, 2004). 
Лечение остеопороза требует дополнительных трат.

Употребление рафинированных продуктов накладывает на пищеварительный тракт особые нагрузки, требуя большей продукции ферментов и соляной кислоты. Во многих случаях у организма не хватает ресурса переваривать обильную массу синтетических компонентов в пище. Возникающие изжоги - крик о помощи, который никто не слышит.

- Препараты от изжоги, повсеместная и единственная даже для маленьких детей рекомендация официальной медицины от любого дискомфорта в животе, тормозят переваривание пищи и всасывание необходимых ее компонентов, в частности и кальция. 
Joseph Mercola, DO, считает продолжительный прием Prilosec и сходных с ним препаратов достоверной причиной развития остеопороза (www.mercola.com/2001/jul/4/hrt4.htm).

На волне "популяризации" остеопороза фирмы, торгующие молоком, стали активно толкать свою продукцию: "белые" усы на счастливых лицах с рекламных щитов призывают пить его и старых, и малых, невзирая на статистический парадокс, что в странах, мало пьющих молоко и не употребляющих добавки кальция, уровень остеопороза невысокий (Melton, Riggs, "Epidemiology of Age-related Fractures", "The Osteoporotic Syndrome: Detection, Prevention and Treatment", 1983). В Африке и Японии, имеющих самый низкий уровень остеопороза, среднее количество кальция, приходящееся на душу населения составляет 0,1-0,4 г и 0,5 г в день соответственно (Brown, Bones, Better Body, 1996), вместо 1-1,5г в США.

Но вопрос, почему не увлекающиеся молоком и тонко-костные, хрупкие японки и китаянки, которые по канонам американской медицины должны были бы не вылезать из гипса, не имеют остеопороза, никого не волнует, т.к. он не вписывается в легенду, придуманную National Osteoporosis Foundation.

Свою негативную лепту внесла и борьба с холестерином. Увлечение обезжиренным молоком, которое содержит вдвое больше белка, чем цельное, способствует увеличению потерь кальция с мочой (Cottrell, Mead, "Osteoporosis and the Calcium Craze", Aust Wellbeing, 1994). Искусственная добавка кальция в молоко положение не меняет: он не усваивается из-за отсутствия энзимов, утраченных при пастеризации и гомогенизации молочных продуктов.

Исследование в течение 12 лет пьющих молоко 78 000 женщин показало, что число переломов у них выше, а у подростков отмечается ранний остеопороз (Fesknanich, Am.J.Public Health, 1997). С точки зрения Dr. Michael Colgan, медицинские советы о пользе молока для профилактики остеопороза полная чепуха (Colgan, "The New Nutrition", Canada, 1995).

- Алкоголь регулярно употребляют 2/3 американцев, из них 14 миллионов - алкоголики. Алкоголь нарушает активацию витамина D, необходимого для формирования здоровой костной ткани, и усиливает секрецию паращитовидного гормона, что ведет к вымыванию кальция из костей. У алкоголиков также нарушен баланс половых гормонов и снижен синтез тестостерона, регулирующего работу клеток-остеобластов, формирующих костную матрицу.

- Гормоны оказались опасны. Начатая как панацея от менопаузы, ГЗТ скоро убедила исследователей, что дает лишь краткосрочный эффект "торможения" развития остеопороза только в период приема. Но одномоментно она тормозит функцию и без того ослабевающей с возрастом щитовидной железы, способствуя негативным сдвигам в обмене веществ, нарушающим костеобразование ("New Engl J.Med", June, 2001). Дополнительное снижение функции щитовидной железы, вследствие хлорирования и фторирования воды, также способствует развитию остеопороза.

Половые гормоны, принимаемые женщинами в виде противозачаточных пилюль, нарушают процесс минерализации, делая кости более хрупкими к менопаузе. Так показало исследование Women's Health Initiative, обобщившее результаты наблюдения за 80 000 женщинами в 40 центрах США. Таким образом, отсутствие особой эффективности в профилактике остеопороза и многие побочные эффекты ГЗТ перевешивают все обещанные бенефиты искусственной молодости.

Стероидные гормоны, используемые для лечения многих воспалительных процессов от покраснения кожи до артрита и астмы, являются доказанным провокатором развития остеопороза. Некоторые из них продаются без рецепта и применяются гражданами по своему усмотрению. Стероиды, увеличивающие мышечную масссу тела (анаболики), используют bodybuilders и до 4,5% старшеклассников.

Половые и стероидные гормоны и их химические предшественники продолжают находиться в продуктах питания и косметике. Сходные по действию с ними химикаты, пестициды и инсектициды почти безгранично используются агропромышленным комплексом и в быту, вызывая множественные повреждения обмена веществ.

- Лекарства. Уже никого не удивляет, что американцев называют "нацией Прозак", по однименной книге Elizabeth Wurtzel: по поводу и без они пригоршнями пьют антидепрессанты, один из 10-ти принимает какой-нибудь успокоительный препарат.

Dr. Ann Tracy в книге "Prozac: Panacea or Pandora?" (1998) пишет, что нарушения, возникающие в мозге при приеме антидепрессантов, ответственны за множество проблем со здоровьем, от самоубийств и диабета до стойких нарушений обмена веществ. Согласно недавнему 5-летнему исследованию 5 тысяч 50-летних американцев, эти препараты удваивают риск переломов из-за изменения структуры костей (Arch. Int.Med. March 2007).

Так называемый вторичный остеопороз вызывают и другие лекарства: снотворные (барбитураты), антиконвульсанты и др.

Это лишь небольшой список провокаторов, которые могут вызывать развитие остеопороза. Без полного их исключения лечение этого заболевания малоэффективно.

Правда об остеопорозе

Расцвет промышленности в период и после II мировой войны превратил американскую медицину из "сестры милосердия" в "business woman". Фармацевтические и страховые компании и многие медицинские работники сделали здравоохранение своего рода "дойной коровой", слово "cure" (излечение) стало запрещенным, а на натуропатию врачи стали смотреть скептически, как на нечто недостойное их просвещенного внимания. "Поголовная и безоговорочная медикаментизация" (или химизация) стала ведущим принципом лечения большинства болезней.

Еще в 1981 г., вскоре после смерти автора бестселлера "Feminine Forever" (1966), с которого начался беспредентентный эксперимент гормонально заместительной терапии (ГЗТ) на женщинах, его сын рассказал в интервью "The New York Times", что фармацевтическая компания "Wyeth Ayerst" хорошо заплатила и за заказаную книгу, и за триумфальную поездку автора по всему миру с пропагандой новой "панацеи" от старости, сделанной из мочи беременной лошади.

Но лишь в 2002 г. на ГЗТ была поставлена точка и то относительная, поскольку идея ГЗТ успела прочно овладеть умами... 

Журнал "JAMA", издаваемый американской медицинской ассоциацией, опубликовал результаты ряда исследований, в том числе так называемого "The Women's Health Initiative study", показавших, что ГЗТ повышает риск инсульта на 41%, сердечнососудистых заболеваний на 29%, рака на 26%... В редакционной статье "JAMA заявил", что наука лишь подтвердила то, что врачи, оказывается, знали и раньше (!): синтетические гормоны очень опасны.

Теперь ГЗТ менопаузы уже не рекомендуется всем подряд, но "дань" ей продолжают платить. Только в Великобритании от рака яичников, развившегося вследствие проведенной когда-то ГЗТ, ежегодно умирает 1000 женщин ("Family Practice News", May , 2007).

Для лечения же остеопороза изобрели другие лекарства.

Raloxifene (Evista) или, как его еще называют, "дизайнерский эстраген", хотя и лишен, согласно утверждению фирмы-производителя, основных дефектов ГЗ-препаратов, втрое повышает риск тромбообразования, вызывает приливы, отеки и спазмы мышц ног.

Лекарство biphosphonate (типа Fosamax) убивает клетки остеокласты, осуществляющие рассасывание старой кости при создании новой, занимая их место, как пломба. Кость становится на вид плотнее, но не крепче. И эффект ее уплотнения выражен лишь в первый год приема препарата, но затем он останавливается (G. Sanson, Myth of Osteoporosis). Перед выходом на рынок это весьма дорогостоящее лекарство тестировалось всего лишь в течение 3-х лет. И, как честно заявил доктор Bruce Ettinger (Kaiser Permanent Medical Program, Northern California): "мы не имеем понятия о долгосрочной безопасности его приема". 
Недавно проведенное в США исследование показало, что женщины, прекратившие прием лекарства после пяти лет, имели такой же процент переломов (т.е. препарат не защищает от них? - Е.К.), как и женщины, продолжавшие принимать препарат (MigNews). К сожалению, ученые не сопоставили эти данные с результатами наблюдений женщин, вообще не принимавших лекарств, и количеством возникших от приема осложнений...

У biphosphonate есть немало побочных эффектов. Так, согласно публикации в "Lawyers and Settlements" (Junе, 2006), 10% пациентов, принимающих Fosamax, имеет риск получить очень тяжелое и непоправимое осложнение - некроз челюсти, при котором отмирает часть кости. Есть и другие неприятности, список которых имеется в справочнике у каждого врача. Поэтому, если применение biphosphonate еще как-то оправдано в пожилом возрасте (75-85 лет), то в 45-65 лет оно должно проводиться по очень строгим показаниям.

Как заявил Dr. James Moore (Northwestern University), даже тандем "эстраген + лекарство, уплотняющее кость" не является всесильным средством от остеопороза. Это понятно, поскольку кость даже в старости постоянно обновляется, что обеспечивает ее уникальную структуру и эластичность.

Еще один препарат от остеопороза - Teriparatide является гормоном паращитовидной железы и, в отличие от biphosphonate, направлен на стимуляцию роста кости. К сожалению, у 10% принимающих его пациентов развивается опасное повышение уровня кальция в крови, но болеее серьезным является риск развития злокачественной опухоли - остеосаркомы, поэтому препарат не рекомендуют принимать более 2 лет (J. Keough, 2007).

Еще одно средство - кальцитонин (гормон щитовидной железы), применяемый в виде спрея в нос, по информации на сегодня относительно безопасен, имея в списке побочных эффектов боли в мышцах, суставах, голове.

Поскольку "брешь" в фармацевтической защите от остеопороза никак не удается прочно заделать, т.к. предлагаемые препараты имеют серьезные побочные эффекты, иногда превышающие их достоинства, все время появляются новые идеи.

Так например, в 2000 г. медицинский журнал "The Lancet" выступил с сенсационным предложением: вместо ГЗТ перевести всех женщин на прием статинов, препаратов, снижающих холестерин, ведь Zocor, Lipitor, Pravachol и др. не имеют побочных эффектов, свойственных эстрагенам (это - главный "научный" довод). И в течение 3-5 лет, уверенно писали "эксперты", статины прочно займут место женских половых гормонов в лечении остеопороза. Но, как ни хотелось начать получить дивиденды от еще одной "дойной коровы", пока, к счастью, эта мечта не сбылась...

Если у вас после прочтения этих строк появилось чувство безысходности, не стоит отчаиваться: все далеко не так плохо. 

По мнению эндокринолога Bruce Ettinger, MD, профессора Калифорнийского университета, бояться остеопороза особо не стоит

В его большой практике случаи перелома позвонка, например, у людей старше 70 лет случаются в 5-7% и только 1/5 из них при этом имеет симптомы, требующие особого лечения, а вот напуганных и постоянно тестируемых с помощью X-ray женщин, принимающих опасные медикаменты очень много (S. Coney, "The Menopause Industry", 1993).

Основной защитой от остеопороза должен стать разумный образ жизни и питания, что было весьма доступно нашим прабабушкам, не ведавшим об остеопорозе и спасительных от него таблетках.

Бабушки не сидели на диване день-деньской и не ездили в булочную за углом на машине. Они двигались, их ноги работали, мышцы сокращались и качали кровь, которая разносила нужные для прочности и эластичности костей минералы (магний, бор, цинк, медь, кремний и др.). Бабушки пили колодезную воду без добавок хлорки и фтора, подставляли свое тело солнцу, а не мазались защитными кремами. Они ели свежую рыбу и овощи с грядки с витаминами (К, С, А, Е), а не с ртутью и пестицидами. Мясо ели парное, а не мороженное и выращенное на гормонах и антибиотиках. Сладости для них были редкостью, используемой как награда за труд, а не для утоления голода. Они не знали косметики и лекарств, содержащих тяжелые металлы, не пили противозачаточных пилюль и колу, не курили и потому были намного здоровей, чем мы, их внучки и внуки, пользующиеся успехами цивилизации.

Вы скажете, что время это ушло и все названное сейчас невозможно? Нет, оно доступно. Но, чтобы быть здоровым в наше время, требуется думать о том, что ты ешь, какую воду и таблетки ты пьешь, сколько работаешь и отдыхаешь. И еще нужен врач, который честно скажет о возможных проблемах и путях их преодоления, основываясь на своих знаниях и здравом смысле, а не на коммерческих рекомендациях фармацевтических компаний и чиновников.

 "Я направлю режим моих больных к их выгоде, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости", - это слова из Клятвы Гиппократа, которые многие основательно забыли.

Правда об остеопорозе

Как было придумано заболевание костей для расширения рынка сбыта лекарства

До начала 1990-х годов редко кто слышал слово "остеопения". Однако давно была известна болезнь под названием "остеопороз", при которой уменьшается плотность костей, они истончаются и легко ломаются. Чаще всего он развивается у пожилых женщин. Перелом кости длительное время был единственным "диагностическим средством" распознавания этого заболевания. 

В начале 1990-х годов появился метод сканирования костей. Именно с этого момента начинается история о том, как "остеопения" трансформировалась из малоизвестного термина в проблему, для решения которой миллионы женщин США должны глотать пилюли. Это история о том, как возникает, развивается и вводится в обиход определение болезни и о роли в этой эволюции фармакологических компаний.

В 1992 г. в Риме, под патронажем ВОЗ (Всемирная Организация Здравоохранения) группа экспертов обсуждала проблему диагностики остеопороза. Проблема заключалась в том, что поскольку уменьшение плотности костей начинается с 30-летнего возраста, необходимо было установить предельную величину показателя снижения, ниже которой высок риск переломов и состояние следует оценивать как заболевание – остеопороз.

Эта величина была определена, и было принято решение считать, что женщина, у которой она ниже, чем установлено, подвержена повышенному риску возникновения перелома, т.е. имеет остеопороз. Эксперты также решили для оценки состояния женщин, у которых показатель плотности костей ещё не достиг установленного критерия, но близок к нему, использовать термин остеопения. Как говорит одна из экспертов, профессор Anna Tosteson, так было решено, главным образом, потому что это удобнее для учёных, имеющих дело с чёткими категориями в исследованиях Никто из экспертов и вообразить себе не мог, что состояние остеопении люди начнут воспринимать как болезнь, требующую лечения.

Каким же образом термин "остеопения" трансформировался из понятия, используемого исследователями общественного здоровья, в понятие, обозначающее болезнь, для лечения которой миллионам женщин приходится глотать сильные таблетки? 

Первым этапом истории появления в домашних аптечках миллионов женщин США таблеток для лечения остеопении явилось создание в 1995 г. фармацевтическим гигантом, компанией "Merck", первого негормонального препарата, способного приостановить прогрессирование остеопороза, названного фосомаксом (Fosomax). Поскольку остеопороз развивается у миллионов женщин, потенциальный рынок для него был огромен. Фосомакс мог бы приносить компании до 1 миллиарда прибыли в год.

Второй этап этой истории обозначился, когда выяснилось, что новый эффективный препарат не пользовался массовым спросом. Дело заключалась в том, что для его сбыта у миллионов его потенциальных потребителей сначала необходимо было обнаружить остеопороз, и только после этого прописывать им препарат. Это можно было осуществить, только оценив плотность костей. 

Но у врачей Америки в 1995 г. не было такой возможности. В то время в США было мало диагностических центров, которые располагали дорогой аппаратурой для измерения плотности (денситометрии) костей, стоившей пациентам $200-300. Поэтому перед компанией "Merck" возникла задача сделать процедуру диагностики остеопороза доступной по всей стране.

К разработке мер для устранения проблемы президент компании "Merck" – D. Anstice привлёк известного исследователя в области фармакологии Джереми Аллена (Jeremy Allen). Оценив ситуацию, они пришли выводу, что проблема будет решена только тогда, когда в офисах врачей по всей стране появится аппаратура для денситометрии костей и снизится стоимость этой процедуры. 

Для этого компанией "Merck" в 1995 г, был создан Институту костных измерений (Bone Measurement Institute).  Руководителем стал Джереми Аллен.

В итоге, проблему устранили, процедура стала более дешёвой и доступной. Но этого было недостаточно для массовости обследований. Нужно было ещё простимулировать врачей, чтобы они использовали в своих офисах открывшиеся возможности. 

И это явилось следующим, третьим, этапом истории.

С этой целью компания "Merck" способствовала одобрению FDA аппаратуры для денситометрии, помогая врачам в ее покупке и финансируя испытания. Но самой эффективной мерой, которая не только активизировала врачей, но резко увеличила спрос на процедуру, оказался законодательный акт (Bone Mass Measurement Act), прохождение которого в конгрессе лоббировалось фармацевтической компанией "Merck".

Этим актом Medicar'у было разрешено компенсировать затраты пожилых пациентов на диагностику остеопороза. До этого момента пациенты должны были платить за измерение плотности костей из собственного кармана, но как только эта процедура стала покрываться Медикером, её использование в конце 1990-х годов, по мнению директора клинических исследований Калифорнийского Тихоокеанского Медцентра Steve Cummings, стало весьма прибыльным делом. 

И число проданных аппаратов с 1994 по 1999 г. увеличилось более чем в 5 раз.

Таким образом, появилась ничем не ограниченная широкая возможность сканирования костей у женщин пожилого возраста для контроля их состояния и выявления остеопороза. Это, безусловно, способствовало ранней диагностике, своевременному лечению остеопороза, а, следовательно, обеспечило компании "Merck" сбыт фосомакса и получение ожидаемой прибыли.

Однако компания "Merck" решила приумножить свою прибыль. Одним из путей, к которым часто прибегают фармацевтические компании, является расширение списка показаний для использования конкретного препарата в медицинской практике. 

"Merck" также пошла этим путём и для его реализации взяла на вооружение малоизвестный широкой публике термин "остеопения", и, в конечном итоге, добилась того, что в сознании людей он стал обозначением болезни.

"Я думаю" - говорит Стив Куммингс, - "что решающим фактором, превратившим остеопению в состояние требующее лечения, был способ регистрации результатов денситометрии". Дело в том, что большинство аппаратов, поставляемых в офисы врачей компанией "Merck", после проведения сканирования выдавали результаты измерений в виде графиков. Слово "остеопения" на медицинском бланке в сочетании с разноцветными графиками производило сильный эффект, считает Куммингс. 

"Когда миллионы женщин получают результаты исследования костей и видят слово "остеопения", они начинают беспокоиться. Клиницисты на это слово реагируют как на заболевание. Одним из ключевых моментов появления новой болезни под названием остеопения явилось то, что в 1997 г. "Merck" получила разрешение FDA на продажу фосомакса в низкой дозе 5 мг для женщин с остеопенией. "Merck" и другие компании начали коммерческое рекламирование препаратов, предотвращающих остеопороз. 

Эта реклама была направлена на молодо выглядевших женщин, и на определенном этапе она вызывала нужный эффект.

Стив Куммингс описывает развитие событий следующим образом: "Денситометрия костей стала общедоступной. Многие женщины слышали о ней от знакомых и начинали интересоваться исследованием, желая проверить, нет ли у них этого состояния. Затем их знакомые начинали лечиться фосомаксом, и у них возникало желание узнать, не следует ли им тоже начать лечение. Это почти, как передача вируса!" В результате число пациентов, которым проводилась денситометрия костей, увеличилось с 77 000 в год в 1994 г. до 1,5 млн. в год к 1999 г., а остеопения стала умело обоснованным состоянием, подлежащим лечению. Диагноз родился.

По мнению Дж. Аллена, "фосомакс стал лекарством, благодаря которому меньше женщин умирает из-за перелома бедра, чем это наблюдалось в предыдущем поколении". Вероятно, это так. Учёными признаётся лечебное действие препарата на пациентов, страдающих остеопорозом, особенно на пожилых женщин и тех, кто уже имеет перелом. Paul Strain, юрист, представляющий компанию "Merck", утверждает, что фосомакс полезен и для женщин с остеопенией. Ссылаясь на существование корреляции между плотностью кости и риском перелома, он утверждает, что фосомакс, способствуя увеличению плотности костей, снижает риск их перелома.

Однако, всё больше и больше учёных, изучающих эту проблему, приходят к заключению о том, что, хотя применение фосомакса и подобных ему препаратов может снизить число редко встречающихся переломов позвоночника, они не могут уменьшить число случаев других, чаще всего встречающихся типов перелома костей у женщин с остеопенией.

Как подчёркивает проф. Вашингтонского Университета Susan Ott, эти препараты "способствуют повышению плотности костей, но число случаев перелома костей, а именно этот показатель имеет решающее значение, не изменилось". Susan Оtt опасается того, что употребление фосомакса в течение длительного времени – более 10 лет, приведет к повышенной ломкости костей. "Вместо профилактики переломов вы можете получить переломы" - говорит она, - "но это случится не сразу, а после 5-10 лет лечения". Именно поэтому Кумминг считает, что лечение фосомаксом должно начинаться только тогда, когда плотность костей очень низкая, риск перелома высок или у пациентки уже есть перелом позвоночника.

Несомненно, фармацевтическая промышленность производит превосходные препараты, способные помогать людям при различных страданиях. Но одним из путей увеличения прибыли от реализации этих лекарств является максимально возможное увеличение числа использующих их людей.

Как утверждает фармако-эпидемиолог Caleb Alexander, "существует мощный экономический стимул для фармакологических фирм расширять границы использования различных способов лечения. Не имеет значения идёт ли речь о лечении остеопороза, депрессии, высокого холестерина или любого другого заболевания – фармацевтические фирмы получают максимальную прибыль, если лекарственные средства широко используются и применяются даже при легкой степени заболевания".

Загляните сегодня перед сном в вашу домашнюю аптечку. Вы увидите там упаковки с лекарствами, многие из которых имеют трудную для понимания биографию. опубликовано econet.ru

Перевод и краткое изложение М. Эрмана

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Сколько бы мы это не отрицали, но в глубине души мы знаем: всё, что с нами случилось, мы заслужили Уильям Сомерсет Моэм
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов