Original

Екатерина Протасевич

Психотерапевт

  • Родился(-ась) 
  • Город: Москва
  • Учился в МГУ
  • Деятельность Психотерапевт

Публикации (1)

Екатерина Протасевич

Я не хочу чувствовать боль. Часто к психотерапевту приходят люди в остром состоянии. Люди, которые чувствуют душевную боль. И запросом к психологу может быть запрос перестать страдать, чувствовать боль. Чем мы можем помочь такому человеку? Можем ли как-то облегчить его страдания? Что такое душевная боль? Прежде чем начинать активно избавляться от неприятных и тягостных переживаний, хорошо бы взглянуть «врагу» в глаза. Что я чувствую? Какие переживания я называю душевной болью. Здесь может быть намешано многое: тоска, печаль, раздражение, обиды, зависть, страх, ненависть и т.д. – огромный спектр чувств и эмоций. Чем лучше я могу разобраться в тонкостях своих эмоциональных переживаний, чем лучше могу дифференцировать одно эмоцию от другой, тем лучше я смогу понять какие ситуации их вызывают, тем лучше я буду знать об особенностях своего реагирования. Избавиться от боли? Избавиться от боли можно, если перестать чувствовать вообще любые эмоции. Т.е. вместе с отключением злости и грусти, произойдет отключение радости и нежности, к примеру. Такая вот эмоциональная анестезия иногда случается самопроизвольно с человеком, сталкивающимся с ситуацией, вызывающей запредельные по интенсивности переживания. Например, при смерти близкого человека иногда человек может заметить, что он «ничего не чувствует». Такое «эмоциональное отупение» связано с естественной защитной реакцией организма на травматическое событие. Человек как будто «замирает», чтобы не выжить. Это состояние в норме является временным, затем человека потихоньку начинает «отпускать». Может быть, излечив одну душевную рану можно каким-то образом обезопасить себя от новых? И таким образом избавиться от боли? Мне на ум приходит случай с моей знакомой, которая после развода с мужем, не вступает в отношения с мужчинами, чтобы не было больно. Если строить свою жизнь по принципу избегания боли, по принципу максимальной безопасности, то многое становится недоступным. Например, близкие отношения, потому что другой человек может сделать больно, а как-то проконтролировать отношения невозможно. Мне не нравится идея жить по принципу избегания, потому что тогда в поле моего внимания попадает не желаемое состояние или действие, а избегаемое. Если я фиксируюсь на избегаемых переживаниях, на избегаемых ситуациях, тогда огромная часть моей энергии уходит просто на то, чтобы бояться и строить защиты. Если избавиться от боли невозможно, то чем может помочь психотерапевт? Предписание психотерапевта в случае душевной боли будет прямо противоположным желанию клиента перестать чувствовать боль, а именно идти в боль, идти в страдания, идти в неприятные переживания. Перестать избегать, и, напротив, попытаться внимательно рассмотреть их, различить и прочувствовать. Как это помогает? Приведу простую аналогию. Представьте, что вы порезали палец и вместо того, чтобы ухаживать за ним, обработать рану, перебинтовать, вы начинаете старательно не замечать рану, пытаться игнорировать боль. Получится? Конечно, нет. Так же с болью душевной. Попытки переключиться, думать о другом, забыть или подумать о тех, кому еще хуже, ни к чему не приводят. Душевная рана продолжает болеть. Она требует нашего внимания. Когда же мы начинаем рассматривать ее, обращать на нее внимание, обрабатывать ее антисептиком, боль может усилиться – но все это способствует заживлению. Психотерапевт сопровождает клиента в его страдания, предлагая поддержку, помогая выдержать и пережить их. Терапевт не пытается защититься от боли, напротив, он остается устойчив, сталкиваясь с душевными страданиями, он признает и видит их, он разрешает им быть, протекать через него без сопротивления им, показывая тем самым путь клиенту. Проделывая этот путь совместно с психотерапевтом, переплывая реку страданий и боли, человек становится более устойчивым к страданиям, он может их пережить и не разрушится, не сломаться. Смысл психотерапии также в том, чтобы научиться наблюдать свои переживания, замечать их, дифференцировать, но не растворяться в них. Отделять себя от своих переживаний, от своей боли, а также от внешних событий, вызвавших эту боль. Если продолжать аналогию с порезанным пальцем, то в случае пореза человек может отделить страх от вида крови от переживаний физической боли и от катастрофических фантазий о том, что может случиться, если в рану попадет инфекция. Он также может заметить, что помимо порезанного пальца, у него есть руки, ноги, голова, в которых тоже есть какие-то ощущения, заметить, что он продолжает дышать и может регулировать свое дыхание. Он знает, что предпринять, чтобы рана начала затягиваться. При этом, он не винит нож в том, что он острый и порезал его, потому что такова жизнь, и он точно будет и дальше продолжать пользоваться ножом, в тех случаях, когда ему это будет нужно. Он умеет справляться со сложными ситуациями. Он может идти на риск. Он может делать то, что он хочет.