Подпишитесь
Original

Влад Шевчук

  • Родился(-ась) 11 декабря 1954
  • Город: Заводоуковск
  • Учился в ТИИ
  • Деятельность Психология

Публикации (5)

Влад Шевчук

Очищение с помощью сказок возможно, осталось понять как оно работает? Для этого публикую материал о сказках одного очень уважаемого мною автора, в нём вы найдёте ответ на этот вопрос.: "Мой дед, Владимир Харлампыч, использовал сказки, чтобы показать, что в них скоморохи прятали знания про человека, мир и богов. Он считал, что сказки преимущественно создавались скоморохами. Сначала я к этому относился с большим подозрением. Но когда сам начал рассказывать про мазыков (или масыги – одно из самоназваний офеней, коробейников), вдруг понял, что русские сказки действительно не случайные вещи. Вначале меня более всего занимало то, что в сказках говорится совсем об ином мире, мире, который ещё не обернулся наничь, как это назвало «Слово о полку Игореве». Я использовал для своих исследований сказки понятие «зазеркалья». Я даже хотел написать книгу «Русские боги в Зазеркалье». Дело в том, что при внимательном отношении к сказкам вдруг понимаешь, что все эти страшные Кощеи, Бабы Яги и прочие лишь выглядят пугающе, но при этом делают всегда что-то очень важное, нужное и полезное для героя. Исследования Владимира Проппа объяснили большую часть таких странностей и противоречий: волшебные сказки рождались из тех жутких рассказов, которыми молодежь готовили к посвящениям, к молодежным инициациям, как это называют ученые. И та же Баба Яга – это всего лишь жрица Макоши, то есть главного женского божества Руси. А то, как к ней попадает, к примеру, девочка, посланная злой мачехой за огоньком, показывает не только то, что она страшна, но не зла, но и то, что она заботится о тех, кто прошел испытания. Получившим молодежное посвящение она готовит хорошее место в обществе, в сущности, выдает девушек замуж. Вот ее главная жреческая задача. А все ужасы с тем, что она жарит детей в печи, на поверку оказываются всего лишь пугающими рассказами о перепекании – народном способе лечить некоторые детские болезни. Этот способ был описан этнографами, и в нем действительно маленького ребенка сажают на лопату и три раза суют в жерло топящей печи, чтобы выпечь заново, живым и здоровым. Но самое любопытное, что, задавшись такой целью, мы нашли и засняли живых исполнителей этого древнего обряда. Он, оказывается, до сих пор существует и исполняется русскими бабушками. То же самое произошло и с Кощеем. Будучи исходно Кошем Бессмертным, то есть Солнцем, Кощей был превращен в пугало русских сказок. Это тоже обращение тока русской жизни наничь, и проделано оно было целенаправленно, тогда, когда всех исконно русских богов, к которым могли прибегать за помощью русские люди, объявляли бесами и демонами. В действительности же, насколько я могу об этом судить, в сказках о Коше Бессмертном сохранились древнейшие осколки памяти нашего народа. Думаю, что в них совместились мифы о первотворении и воспоминания об оледенении, когда Солнце было надолго пленено в подвалах Марьи-Моревны, то есть богини Зимы и Смерти Мары. То же самое можно сказать про многие наши сказки. Они либо искажены, словно вывернуты наизнанку, либо совсем не поняты нами, потому что мы сами смотрим на них из Зазеркалья, то есть с исходно обратным истинному и русскому восприятию мира. Но это все сейчас не так уж важно. Важно это только для познания себя через душу своего народа, русскую народную душу. Разгадывание народных сказок позволяет распутать то, как нашу душу свивали в те венцы, из которых мы не можем вырваться сейчас. Однако лично для меня сейчас важнее другое, а именно, - личное самопознание. Чтение сказок помогает и ему. Как помогают сказки при самопознании и очищении? По сути, как продолжение все тех же Язов, которыми вы начинаете видеть мир. Мир улучает наше Я. Но ведь он не сам это делает. Точнее, не непосредственно. Мир ловит нас через образы. Мы узнаем то, что хотим, что влечет нас к себе. Это значит, что мир только обеспечивает необходимое нам, а сами ловушки скрываются в нашем сознании и соответствуют несовершенствам и слабостям нашей души. Вот главное. Но если изучать на предмет очищения надо свое сознание, а не мир, а это очевидно (не мир же нам чистить, если мы пришли за самопознанием!), то нужно понимать его устройство и владеть приемами исследования. Основываются они на том, что мир, к которому нас так влечет, отразился в нашем сознании Образом мира. И все, что нам необходимо, есть в нем в виде образов. А народ эти образы веками пытался понять и осмыслить. Что отразилось в сказках, как не Образ мира? Он и найденные народом пути внутри него – Жизненные пути, как это следует называть. Они же оказываются на деле Мировоззрениями, или путями к главным жизненным целям. Мы вообще не умеем говорить просто так. Даже самая пустая болтовня, вроде старушечьих сплетен на скамеечке у подъезда, всегда отражает самое главное для тех людей, которые разговаривают. И если задаться вопросами о том, зачем они это всё говорят, нас выведет на Мировоззрения, или способы, как прожить жизнь лучше, чем прожили старшие. В сущности, старые люди не делают ничего другого, кроме как делятся своим жизненным опытом, пытаясь передать его молодым. А молодые их не слушают, потому что опыт у наших стариков есть, а вот мудрости они не накопили и действительно помочь в жизни не умеют. Но это не имеет значение для самого устройства сознания тех, кто говорит. Оно всегда выложено так, чтобы вести сквозь мир к главным ценностям, которые ты принял вместе с мировоззрением своего сообщества, и чтобы потом выплескиваться знаниями об этом мире на тех, кто идет после тебя. Это именно устройство нашего сознания. И оно, в сущности своей, мифологично. То есть повторяет основные ходы сказки. Оно как уток, снующий по этим основам исходного нашего устройства. Каждая личность совершает свои движения, но именно по этим основам. Надо только уметь их видеть. Вот поэтому людям, которые осознали, что мировоззрение, бездумно позаимствованное, например, из правящей идеологии, не всегда соответствует твоим истинным желаниям и потребностям, хочется почитать чего-то философского, то есть размышляющего о жизни, показывающего ее с иных сторон. И там, в философии или литературе, люди находят подсказки лично для себя. В точности так же работают сказки. Они тоже рассказывают об устройстве мира, поскольку в них нет ничего, кроме записей Образа мира и описания путей, ведущих сквозь него. Разница только в том, что в философии отражаются размышления отдельных умных людей, которые, к тому же, частенько не так уж умны, да еще и противоречат друг другу. А в сказках сохранилось то, что собрал народ за тысячелетия своих наблюдений над собой и своей жизнью. В сказках идет рассказ о самой Ткани жизни и о том, как прядется она нитью Судьбы русского человека на станке земной жизни. Сказка говорит наблюдательному человеку о самих основах русской души. Сказки надо уметь понимать. В них надо вчитываться вдумчиво, прикладывая все сказанное не просто к себе, а к самым основам своего поведения, к тому, что лежит в глубине и определяет все ваши действия. Помните, вас убедили, что сказки – это для детей. Правда? А если задуматься: кто сказывает сказки? Старики. Но почему? Не потому ли, что только они способны их понимать? Не потому ли, что время сказки приходит очень не скоро, настолько не скоро, что иногда совсем не приходит. Как и мудрость. Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок. Мы совсем разучились видеть намеки сказок и извлекать из них уроки. Мудрость уходит из нашего мира, и старики так и не взрослеют достаточно, чтобы дорасти до подсказок, скрытых в сказках. Это потому, что мир стал слишком большим и переполненным образами. Нас увлекают соблазны, которые подсовывает реклама, мы пытаемся узнать слишком много лишнего. Раньше за обычную человеческую жизнь ты мог исходить мир вдоль и поперек, так что познавал все, что необходимо человеку для счастливой жизни, и приходил к самым основам. Ты ходил ногами, но и в пространстве, и во времени. В пространстве ты узнавал мир, а во времени – Образ мира, в конце которого был край, за который настоящим искателям тогда ещё удавалось заглянуть. Сказки так и говорят, что в старину мир был меньше, а Небо ближе к Земле, и многим удавалось заглянуть и за край Земли и даже подняться на Небо. А потом Великий Пуруша переполнил Землю и раздвинул ее и Небо, и путь на Небеса был утерян. Вот с тех пор люди и стали забывать, зачем нужны сказки… Вы вполне можете использовать их для познания себя, если дело дойдет до тех глубин, о которых человечество уже ничего не знает. Считайте сказку Язами, которые расставлены нашими предками на пути вашей души сквозь вечность". (Из книги Шевцова А.А. Очищение. В 3 томах. Том 3. Русская народная психология, стр. 536-539).

Влад Шевчук

Очищение с помощью сказок возможно, осталось понять как оно работает? Для этого публикую материал о сказках одного очень уважаемого мною автора, в нём вы найдёте ответ на этот вопрос.: "Мой дед, Владимир Харлампыч, использовал сказки, чтобы показать, что в них скоморохи прятали знания про человека, мир и богов. Он считал, что сказки преимущественно создавались скоморохами. Сначала я к этому относился с большим подозрением. Но когда сам начал рассказывать про мазыков (или масыги – одно из самоназваний офеней, коробейников), вдруг понял, что русские сказки действительно не случайные вещи. Вначале меня более всего занимало то, что в сказках говорится совсем об ином мире, мире, который ещё не обернулся наничь, как это назвало «Слово о полку Игореве». Я использовал для своих исследований сказки понятие «зазеркалья». Я даже хотел написать книгу «Русские боги в Зазеркалье». Дело в том, что при внимательном отношении к сказкам вдруг понимаешь, что все эти страшные Кощеи, Бабы Яги и прочие лишь выглядят пугающе, но при этом делают всегда что-то очень важное, нужное и полезное для героя. Исследования Владимира Проппа объяснили большую часть таких странностей и противоречий: волшебные сказки рождались из тех жутких рассказов, которыми молодежь готовили к посвящениям, к молодежным инициациям, как это называют ученые. И та же Баба Яга – это всего лишь жрица Макоши, то есть главного женского божества Руси. А то, как к ней попадает, к примеру, девочка, посланная злой мачехой за огоньком, показывает не только то, что она страшна, но не зла, но и то, что она заботится о тех, кто прошел испытания. Получившим молодежное посвящение она готовит хорошее место в обществе, в сущности, выдает девушек замуж. Вот ее главная жреческая задача. А все ужасы с тем, что она жарит детей в печи, на поверку оказываются всего лишь пугающими рассказами о перепекании – народном способе лечить некоторые детские болезни. Этот способ был описан этнографами, и в нем действительно маленького ребенка сажают на лопату и три раза суют в жерло топящей печи, чтобы выпечь заново, живым и здоровым. Но самое любопытное, что, задавшись такой целью, мы нашли и засняли живых исполнителей этого древнего обряда. Он, оказывается, до сих пор существует и исполняется русскими бабушками. То же самое произошло и с Кощеем. Будучи исходно Кошем Бессмертным, то есть Солнцем, Кощей был превращен в пугало русских сказок. Это тоже обращение тока русской жизни наничь, и проделано оно было целенаправленно, тогда, когда всех исконно русских богов, к которым могли прибегать за помощью русские люди, объявляли бесами и демонами. В действительности же, насколько я могу об этом судить, в сказках о Коше Бессмертном сохранились древнейшие осколки памяти нашего народа. Думаю, что в них совместились мифы о первотворении и воспоминания об оледенении, когда Солнце было надолго пленено в подвалах Марьи-Моревны, то есть богини Зимы и Смерти Мары. То же самое можно сказать про многие наши сказки. Они либо искажены, словно вывернуты наизнанку, либо совсем не поняты нами, потому что мы сами смотрим на них из Зазеркалья, то есть с исходно обратным истинному и русскому восприятию мира. Но это все сейчас не так уж важно. Важно это только для познания себя через душу своего народа, русскую народную душу. Разгадывание народных сказок позволяет распутать то, как нашу душу свивали в те венцы, из которых мы не можем вырваться сейчас. Однако лично для меня сейчас важнее другое, а именно, - личное самопознание. Чтение сказок помогает и ему. Как помогают сказки при самопознании и очищении? По сути, как продолжение все тех же Язов, которыми вы начинаете видеть мир. Мир улучает наше Я. Но ведь он не сам это делает. Точнее, не непосредственно. Мир ловит нас через образы. Мы узнаем то, что хотим, что влечет нас к себе. Это значит, что мир только обеспечивает необходимое нам, а сами ловушки скрываются в нашем сознании и соответствуют несовершенствам и слабостям нашей души. Вот главное. Но если изучать на предмет очищения надо свое сознание, а не мир, а это очевидно (не мир же нам чистить, если мы пришли за самопознанием!), то нужно понимать его устройство и владеть приемами исследования. Основываются они на том, что мир, к которому нас так влечет, отразился в нашем сознании Образом мира. И все, что нам необходимо, есть в нем в виде образов. А народ эти образы веками пытался понять и осмыслить. Что отразилось в сказках, как не Образ мира? Он и найденные народом пути внутри него – Жизненные пути, как это следует называть. Они же оказываются на деле Мировоззрениями, или путями к главным жизненным целям. Мы вообще не умеем говорить просто так. Даже самая пустая болтовня, вроде старушечьих сплетен на скамеечке у подъезда, всегда отражает самое главное для тех людей, которые разговаривают. И если задаться вопросами о том, зачем они это всё говорят, нас выведет на Мировоззрения, или способы, как прожить жизнь лучше, чем прожили старшие. В сущности, старые люди не делают ничего другого, кроме как делятся своим жизненным опытом, пытаясь передать его молодым. А молодые их не слушают, потому что опыт у наших стариков есть, а вот мудрости они не накопили и действительно помочь в жизни не умеют. Но это не имеет значение для самого устройства сознания тех, кто говорит. Оно всегда выложено так, чтобы вести сквозь мир к главным ценностям, которые ты принял вместе с мировоззрением своего сообщества, и чтобы потом выплескиваться знаниями об этом мире на тех, кто идет после тебя. Это именно устройство нашего сознания. И оно, в сущности своей, мифологично. То есть повторяет основные ходы сказки. Оно как уток, снующий по этим основам исходного нашего устройства. Каждая личность совершает свои движения, но именно по этим основам. Надо только уметь их видеть. Вот поэтому людям, которые осознали, что мировоззрение, бездумно позаимствованное, например, из правящей идеологии, не всегда соответствует твоим истинным желаниям и потребностям, хочется почитать чего-то философского, то есть размышляющего о жизни, показывающего ее с иных сторон. И там, в философии или литературе, люди находят подсказки лично для себя. В точности так же работают сказки. Они тоже рассказывают об устройстве мира, поскольку в них нет ничего, кроме записей Образа мира и описания путей, ведущих сквозь него. Разница только в том, что в философии отражаются размышления отдельных умных людей, которые, к тому же, частенько не так уж умны, да еще и противоречат друг другу. А в сказках сохранилось то, что собрал народ за тысячелетия своих наблюдений над собой и своей жизнью. В сказках идет рассказ о самой Ткани жизни и о том, как прядется она нитью Судьбы русского человека на станке земной жизни. Сказка говорит наблюдательному человеку о самих основах русской души. Сказки надо уметь понимать. В них надо вчитываться вдумчиво, прикладывая все сказанное не просто к себе, а к самым основам своего поведения, к тому, что лежит в глубине и определяет все ваши действия. Помните, вас убедили, что сказки – это для детей. Правда? А если задуматься: кто сказывает сказки? Старики. Но почему? Не потому ли, что только они способны их понимать? Не потому ли, что время сказки приходит очень не скоро, настолько не скоро, что иногда совсем не приходит. Как и мудрость. Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок. Мы совсем разучились видеть намеки сказок и извлекать из них уроки. Мудрость уходит из нашего мира, и старики так и не взрослеют достаточно, чтобы дорасти до подсказок, скрытых в сказках. Это потому, что мир стал слишком большим и переполненным образами. Нас увлекают соблазны, которые подсовывает реклама, мы пытаемся узнать слишком много лишнего. Раньше за обычную человеческую жизнь ты мог исходить мир вдоль и поперек, так что познавал все, что необходимо человеку для счастливой жизни, и приходил к самым основам. Ты ходил ногами, но и в пространстве, и во времени. В пространстве ты узнавал мир, а во времени – Образ мира, в конце которого был край, за который настоящим искателям тогда ещё удавалось заглянуть. Сказки так и говорят, что в старину мир был меньше, а Небо ближе к Земле, и многим удавалось заглянуть и за край Земли и даже подняться на Небо. А потом Великий Пуруша переполнил Землю и раздвинул ее и Небо, и путь на Небеса был утерян. Вот с тех пор люди и стали забывать, зачем нужны сказки… Вы вполне можете использовать их для познания себя, если дело дойдет до тех глубин, о которых человечество уже ничего не знает. Считайте сказку Язами, которые расставлены нашими предками на пути вашей души сквозь вечность". (Из книги Шевцова А.А. Очищение. В 3 томах. Том 3. Русская народная психология, стр. 536-539).

Влад Шевчук

Очищение с помощью сказок возможно, осталось понять как оно работает. Для этого публикую материал о сказках одного очень уважаемого мною автора: "Мой дед, Владимир Харлампыч, использовал сказки, чтобы показать, что в них скоморохи прятали знания про человека, мир и богов. Он считал, что сказки преимущественно создавались скоморохами. Сначала я к этому относился с большим подозрением. Но когда сам начал рассказывать про мазыков (или масыги – одно из самоназваний офеней, коробейников), вдруг понял, что русские сказки действительно не случайные вещи. Вначале меня более всего занимало то, что в сказках говорится совсем об ином мире, мире, который ещё не обернулся наничь, как это назвало «Слово о полку Игореве». Я использовал для своих исследований сказки понятие «зазеркалья». Я даже хотел написать книгу «Русские боги в Зазеркалье». Дело в том, что при внимательном отношении к сказкам вдруг понимаешь, что все эти страшные Кощеи, Бабы Яги и прочие лишь выглядят пугающе, но при этом делают всегда что-то очень важное, нужное и полезное для героя. Исследования Владимира Проппа объяснили большую часть таких странностей и противоречий: волшебные сказки рождались из тех жутких рассказов, которыми молодежь готовили к посвящениям, к молодежным инициациям, как это называют ученые. И та же Баба Яга – это всего лишь жрица Макоши, то есть главного женского божества Руси. А то, как к ней попадает, к примеру, девочка, посланная злой мачехой за огоньком, показывает не только то, что она страшна, но не зла, но и то, что она заботится о тех, кто прошел испытания. Получившим молодежное посвящение она готовит хорошее место в обществе, в сущности, выдает девушек замуж. Вот ее главная жреческая задача. А все ужасы с тем, что она жарит детей в печи, на поверку оказываются всего лишь пугающими рассказами о перепекании – народном способе лечить некоторые детские болезни. Этот способ был описан этнографами, и в нем действительно маленького ребенка сажают на лопату и три раза суют в жерло топящей печи, чтобы выпечь заново, живым и здоровым. Но самое любопытное, что, задавшись такой целью, мы нашли и засняли живых исполнителей этого древнего обряда. Он, оказывается, до сих пор существует и исполняется русскими бабушками. То же самое произошло и с Кощеем. Будучи исходно Кошем Бессмертным, то есть Солнцем, Кощей был превращен в пугало русских сказок. Это тоже обращение тока русской жизни наничь, и проделано оно было целенаправленно, тогда, когда всех исконно русских богов, к которым могли прибегать за помощью русские люди, объявляли бесами и демонами. В действительности же, насколько я могу об этом судить, в сказках о Коше Бессмертном сохранились древнейшие осколки памяти нашего народа. Думаю, что в них совместились мифы о первотворении и воспоминания об оледенении, когда Солнце было надолго пленено в подвалах Марьи-Моревны, то есть богини Зимы и Смерти Мары. То же самое можно сказать про многие наши сказки. Они либо искажены, словно вывернуты наизнанку, либо совсем не поняты нами, потому что мы сами смотрим на них из Зазеркалья, то есть с исходно обратным истинному и русскому восприятию мира. Но это все сейчас не так уж важно. Важно это только для познания себя через душу своего народа, русскую народную душу. Разгадывание народных сказок позволяет распутать то, как нашу душу свивали в те венцы, из которых мы не можем вырваться сейчас. Однако лично для меня сейчас важнее другое, а именно, - личное самопознание. Чтение сказок помогает и ему. Как помогают сказки при самопознании и очищении? По сути, как продолжение все тех же Язов, которыми вы начинаете видеть мир. Мир улучает наше Я. Но ведь он не сам это делает. Точнее, не непосредственно. Мир ловит нас через образы. Мы узнаем то, что хотим, что влечет нас к себе. Это значит, что мир только обеспечивает необходимое нам, а сами ловушки скрываются в нашем сознании и соответствуют несовершенствам и слабостям нашей души. Вот главное. Но если изучать на предмет очищения надо свое сознание, а не мир, а это очевидно (не мир же нам чистить, если мы пришли за самопознанием!), то нужно понимать его устройство и владеть приемами исследования. Основываются они на том, что мир, к которому нас так влечет, отразился в нашем сознании Образом мира. И все, что нам необходимо, есть в нем в виде образов. А народ эти образы веками пытался понять и осмыслить. Что отразилось в сказках, как не Образ мира? Он и найденные народом пути внутри него – Жизненные пути, как это следует называть. Они же оказываются на деле Мировоззрениями, или путями к главным жизненным целям. Мы вообще не умеем говорить просто так. Даже самая пустая болтовня, вроде старушечьих сплетен на скамеечке у подъезда, всегда отражает самое главное для тех людей, которые разговаривают. И если задаться вопросами о том, зачем они это всё говорят, нас выведет на Мировоззрения, или способы, как прожить жизнь лучше, чем прожили старшие. В сущности, старые люди не делают ничего другого, кроме как делятся своим жизненным опытом, пытаясь передать его молодым. А молодые их не слушают, потому что опыт у наших стариков есть, а вот мудрости они не накопили и действительно помочь в жизни не умеют. Но это не имеет значение для самого устройства сознания тех, кто говорит. Оно всегда выложено так, чтобы вести сквозь мир к главным ценностям, которые ты принял вместе с мировоззрением своего сообщества, и чтобы потом выплескиваться знаниями об этом мире на тех, кто идет после тебя. Это именно устройство нашего сознания. И оно, в сущности своей, мифологично. То есть повторяет основные ходы сказки. Оно как уток, снующий по этим основам исходного нашего устройства. Каждая личность совершает свои движения, но именно по этим основам. Надо только уметь их видеть. Вот поэтому людям, которые осознали, что мировоззрение, бездумно позаимствованное, например, из правящей идеологии, не всегда соответствует твоим истинным желаниям и потребностям, хочется почитать чего-то философского, то есть размышляющего о жизни, показывающего ее с иных сторон. И там, в философии или литературе, люди находят подсказки лично для себя. В точности так же работают сказки. Они тоже рассказывают об устройстве мира, поскольку в них нет ничего, кроме записей Образа мира и описания путей, ведущих сквозь него. Разница только в том, что в философии отражаются размышления отдельных умных людей, которые, к тому же, частенько не так уж умны, да еще и противоречат друг другу. А в сказках сохранилось то, что собрал народ за тысячелетия своих наблюдений над собой и своей жизнью. В сказках идет рассказ о самой Ткани жизни и о том, как прядется она нитью Судьбы русского человека на станке земной жизни. Сказка говорит наблюдательному человеку о самих основах русской души. Сказки надо уметь понимать. В них надо вчитываться вдумчиво, прикладывая все сказанное не просто к себе, а к самым основам своего поведения, к тому, что лежит в глубине и определяет все ваши действия. Помните, вас убедили, что сказки – это для детей. Правда? А если задуматься: кто сказывает сказки? Старики. Но почему? Не потому ли, что только они способны их понимать? Не потому ли, что время сказки приходит очень не скоро, настолько не скоро, что иногда совсем не приходит. Как и мудрость. Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок. Мы совсем разучились видеть намеки сказок и извлекать из них уроки. Мудрость уходит из нашего мира, и старики так и не взрослеют достаточно, чтобы дорасти до подсказок, скрытых в сказках. Это потому, что мир стал слишком большим и переполненным образами. Нас увлекают соблазны, которые подсовывает реклама, мы пытаемся узнать слишком много лишнего. Раньше за обычную человеческую жизнь ты мог исходить мир вдоль и поперек, так что познавал все, что необходимо человеку для счастливой жизни, и приходил к самым основам. Ты ходил ногами, но и в пространстве, и во времени. В пространстве ты узнавал мир, а во времени – Образ мира, в конце которого был край, за который настоящим искателям тогда ещё удавалось заглянуть. Сказки так и говорят, что в старину мир был меньше, а Небо ближе к Земле, и многим удавалось заглянуть и за край Земли и даже подняться на Небо. А потом Великий Пуруша переполнил Землю и раздвинул ее и Небо, и путь на Небеса был утерян. Вот с тех пор люди и стали забывать, зачем нужны сказки… Вы вполне можете использовать их для познания себя, если дело дойдет до тех глубин, о которых человечество уже ничего не знает. Считайте сказку Язами, которые расставлены нашими предками на пути вашей души сквозь вечность". (Из книги Шевцова А.А. Очищение. В 3 томах. Том 3. Русская народная психология, стр. 536-539).

Влад Шевчук

Очищение с помощью сказок возможно, осталось понять как оно работает. Для этого публикую материал о сказках одного очень уважаемого мною автора: "Мой дед, Владимир Харлампыч, использовал сказки, чтобы показать, что в них скоморохи прятали знания про человека, мир и богов. Он считал, что сказки преимущественно создавались скоморохами. Сначала я к этому относился с большим подозрением. Но когда сам начал рассказывать про мазыков (или масыги – одно из самоназваний офеней, коробейников), вдруг понял, что русские сказки действительно не случайные вещи. Вначале меня более всего занимало то, что в сказках говорится совсем об ином мире, мире, который ещё не обернулся наничь, как это назвало «Слово о полку Игореве». Я использовал для своих исследований сказки понятие «зазеркалья». Я даже хотел написать книгу «Русские боги в Зазеркалье». Дело в том, что при внимательном отношении к сказкам вдруг понимаешь, что все эти страшные Кощеи, Бабы Яги и прочие лишь выглядят пугающе, но при этом делают всегда что-то очень важное, нужное и полезное для героя. Исследования Владимира Проппа объяснили большую часть таких странностей и противоречий: волшебные сказки рождались из тех жутких рассказов, которыми молодежь готовили к посвящениям, к молодежным инициациям, как это называют ученые. И та же Баба Яга – это всего лишь жрица Макоши, то есть главного женского божества Руси. А то, как к ней попадает, к примеру, девочка, посланная злой мачехой за огоньком, показывает не только то, что она страшна, но не зла, но и то, что она заботится о тех, кто прошел испытания. Получившим молодежное посвящение она готовит хорошее место в обществе, в сущности, выдает девушек замуж. Вот ее главная жреческая задача. А все ужасы с тем, что она жарит детей в печи, на поверку оказываются всего лишь пугающими рассказами о перепекании – народном способе лечить некоторые детские болезни. Этот способ был описан этнографами, и в нем действительно маленького ребенка сажают на лопату и три раза суют в жерло топящей печи, чтобы выпечь заново, живым и здоровым. Но самое любопытное, что, задавшись такой целью, мы нашли и засняли живых исполнителей этого древнего обряда. Он, оказывается, до сих пор существует и исполняется русскими бабушками. То же самое произошло и с Кощеем. Будучи исходно Кошем Бессмертным, то есть Солнцем, Кощей был превращен в пугало русских сказок. Это тоже обращение тока русской жизни наничь, и проделано оно было целенаправленно, тогда, когда всех исконно русских богов, к которым могли прибегать за помощью русские люди, объявляли бесами и демонами. В действительности же, насколько я могу об этом судить, в сказках о Коше Бессмертном сохранились древнейшие осколки памяти нашего народа. Думаю, что в них совместились мифы о первотворении и воспоминания об оледенении, когда Солнце было надолго пленено в подвалах Марьи-Моревны, то есть богини Зимы и Смерти Мары. То же самое можно сказать про многие наши сказки. Они либо искажены, словно вывернуты наизнанку, либо совсем не поняты нами, потому что мы сами смотрим на них из Зазеркалья, то есть с исходно обратным истинному и русскому восприятию мира. Но это все сейчас не так уж важно. Важно это только для познания себя через душу своего народа, русскую народную душу. Разгадывание народных сказок позволяет распутать то, как нашу душу свивали в те венцы, из которых мы не можем вырваться сейчас. Однако лично для меня сейчас важнее другое, а именно, - личное самопознание. Чтение сказок помогает и ему. Как помогают сказки при самопознании и очищении? По сути, как продолжение все тех же Язов, которыми вы начинаете видеть мир. Мир улучает наше Я. Но ведь он не сам это делает. Точнее, не непосредственно. Мир ловит нас через образы. Мы узнаем то, что хотим, что влечет нас к себе. Это значит, что мир только обеспечивает необходимое нам, а сами ловушки скрываются в нашем сознании и соответствуют несовершенствам и слабостям нашей души. Вот главное. Но если изучать на предмет очищения надо свое сознание, а не мир, а это очевидно (не мир же нам чистить, если мы пришли за самопознанием!), то нужно понимать его устройство и владеть приемами исследования. Основываются они на том, что мир, к которому нас так влечет, отразился в нашем сознании Образом мира. И все, что нам необходимо, есть в нем в виде образов. А народ эти образы веками пытался понять и осмыслить. Что отразилось в сказках, как не Образ мира? Он и найденные народом пути внутри него – Жизненные пути, как это следует называть. Они же оказываются на деле Мировоззрениями, или путями к главным жизненным целям. Мы вообще не умеем говорить просто так. Даже самая пустая болтовня, вроде старушечьих сплетен на скамеечке у подъезда, всегда отражает самое главное для тех людей, которые разговаривают. И если задаться вопросами о том, зачем они это всё говорят, нас выведет на Мировоззрения, или способы, как прожить жизнь лучше, чем прожили старшие. В сущности, старые люди не делают ничего другого, кроме как делятся своим жизненным опытом, пытаясь передать его молодым. А молодые их не слушают, потому что опыт у наших стариков есть, а вот мудрости они не накопили и действительно помочь в жизни не умеют. Но это не имеет значение для самого устройства сознания тех, кто говорит. Оно всегда выложено так, чтобы вести сквозь мир к главным ценностям, которые ты принял вместе с мировоззрением своего сообщества, и чтобы потом выплескиваться знаниями об этом мире на тех, кто идет после тебя. Это именно устройство нашего сознания. И оно, в сущности своей, мифологично. То есть повторяет основные ходы сказки. Оно как уток, снующий по этим основам исходного нашего устройства. Каждая личность совершает свои движения, но именно по этим основам. Надо только уметь их видеть. Вот поэтому людям, которые осознали, что мировоззрение, бездумно позаимствованное, например, из правящей идеологии, не всегда соответствует твоим истинным желаниям и потребностям, хочется почитать чего-то философского, то есть размышляющего о жизни, показывающего ее с иных сторон. И там, в философии или литературе, люди находят подсказки лично для себя. В точности так же работают сказки. Они тоже рассказывают об устройстве мира, поскольку в них нет ничего, кроме записей Образа мира и описания путей, ведущих сквозь него. Разница только в том, что в философии отражаются размышления отдельных умных людей, которые, к тому же, частенько не так уж умны, да еще и противоречат друг другу. А в сказках сохранилось то, что собрал народ за тысячелетия своих наблюдений над собой и своей жизнью. В сказках идет рассказ о самой Ткани жизни и о том, как прядется она нитью Судьбы русского человека на станке земной жизни. Сказка говорит наблюдательному человеку о самих основах русской души. Сказки надо уметь понимать. В них надо вчитываться вдумчиво, прикладывая все сказанное не просто к себе, а к самым основам своего поведения, к тому, что лежит в глубине и определяет все ваши действия. Помните, вас убедили, что сказки – это для детей. Правда? А если задуматься: кто сказывает сказки? Старики. Но почему? Не потому ли, что только они способны их понимать? Не потому ли, что время сказки приходит очень не скоро, настолько не скоро, что иногда совсем не приходит. Как и мудрость. Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок. Мы совсем разучились видеть намеки сказок и извлекать из них уроки. Мудрость уходит из нашего мира, и старики так и не взрослеют достаточно, чтобы дорасти до подсказок, скрытых в сказках. Это потому, что мир стал слишком большим и переполненным образами. Нас увлекают соблазны, которые подсовывает реклама, мы пытаемся узнать слишком много лишнего. Раньше за обычную человеческую жизнь ты мог исходить мир вдоль и поперек, так что познавал все, что необходимо человеку для счастливой жизни, и приходил к самым основам. Ты ходил ногами, но и в пространстве, и во времени. В пространстве ты узнавал мир, а во времени – Образ мира, в конце которого был край, за который настоящим искателям тогда ещё удавалось заглянуть. Сказки так и говорят, что в старину мир был меньше, а Небо ближе к Земле, и многим удавалось заглянуть и за край Земли и даже подняться на Небо. А потом Великий Пуруша переполнил Землю и раздвинул ее и Небо, и путь на Небеса был утерян. Вот с тех пор люди и стали забывать, зачем нужны сказки… Вы вполне можете использовать их для познания себя, если дело дойдет до тех глубин, о которых человечество уже ничего не знает. Считайте сказку Язами, которые расставлены нашими предками на пути вашей души сквозь вечность". (Из книги Шевцова А.А. Очищение. В 3 томах. Том 3. Русская народная психология, стр. 536-539).

Влад Шевчук

Кроме писанки существуют другие инструменты работы над собой, их необходимо освоить, чтобы уметь помогать не только себе, но и своим близким: - Разговор по душам; - Лажение; - Чтение Cказок; Разговор по душам. Разговоры по душам льются из форточек квартир и слышны на лестничных площадках. Разговоры по душам ведутся дома за чашкой чая или сидя на скамейке в саду. И не нужно специально напрягаться, чтобы услышать своих близких. Они всё время говорят тебе о том, что их беспокоит или радует. Они делятся своими победами и неудачами, и чутко отзываются на твои победы. Иногда они хотят просто выговориться, иногда просят совета, иногда пытаются управлять тобой. Такие разговоры облегчают душу, ослабляют внутреннюю напряженность, но не очищают сознание, потому что не убирают корни тех болей, которые поселились в сознании. Эти корни убираются с помощью душевной беседы, лажения. Есть и другие приемы очищения сознания, которыми нужно обязательно овладеть. Лажение. Твои близкие нуждаются в помощи тогда, когда сами не могут справиться с жизненными трудностями, с болью. Боли бывают разные. Если это телесная боль, лечится тело. Если это боль душевная, они либо высказывают её, либо ищут справедливости или любви. Боли сознания проявляются не просто как определенное поведение, они становятся привычным поведением и так создают личность, которой было принято гордиться. В действительности, личность – это всего лишь своеобразие отдельного человека. Личность вырастает на узлах боли в виде напряжений, которые разливают-ся по телу. В этих узлах боли есть телесный корень – вход в место ушиба. Ушиб – это боль. В ней и объяснение силы наших личностей. Напряжения живут в теле постоянно, заставляя нас как-то выглядеть. Они сгибают и искривляют нас определенным образом, в точности, как если бы по телу тянулись пряди более жесткой ткани, которые стягивают его. Каким образом надо согнуться, определяет боль. Она выражается и в способе двигаться, и в способе общаться с другими людьми. В Толковом словаре живого великорусского языка В.И. Даля слово ЛАДИТЬ - это прилаживать, приноравливать, пригонять, поправлять, изготовлять, чинить, приводить в порядок и запросто делать. Ладить – настраивать на лад. Налаживать можно жизнь, чтобы она была радостной и счастливой. Ладить можно тело, освобождая его от комков, зажимов и напряжений. Лажение - целительский способ работы с телом и сознанием, позволяющий наладить тело и вернуть в него душу. Вот простой пример: ребенок разбил коленку, прибегает к взрослому и плачет. Лажение – это не только обработать ранку, чем полагается, но и подуть на неё, по головке погладить. Как это работает? Мать гладит ребенка, который ушибся, и из места ушиба уходит боль. Она гладит его не только телом, она ему и душой сочувствует. Здесь происходит взаимодействие сознаний. Боль уходит при прикосновении в руку матери. Лажение тела можно производить разными способами. Самый распростра-ненный – это лажение руками, а точнее ладонями. Ладони должны быть мягкими, расслабленными и теплыми, их необходимо хорошо растереть и разогреть. Лажение начинается с больного места. Сначала выполняются мягкие поглаживания по самой поверхности тела. Это делается для того, чтобы тело привыкло к рукам, доверилось и начало расслабляться. Затем поглаживания постепенно переходят к разглаживанию и растрясыванию. Необходимо полностью отпустить руки, и дать им возможность самим найти нужное место. Руки очень хорошо чувствуют напряжения в теле, особенно кончики пальцев, которыми обычно и выполняется поиск узлов боли. И если ты попал в него, можете спросить у своего близкого, что он здесь чувствует, и что напоминает ему эту боль? Когда эта боль появилась? Обычно происходит воспоминание того случая, когда боль вошла в тело. В момент воспоминания ушиба, напряжение в теле начинает распускаться, а руки, разминая, растрясая и разглаживая, помогают напряжению выйти наружу. Заканчивается лажение так же как и начиналось, мягкими и легкими поглаживаниями. Корень боли, поселившейся в сознании убран, очищение произошло. Чтение Сказок