События Дом

Мороженое из сирени: каким было сладкое лакомство до революции и как оно изменилось в СССР

В жаркие летние месяцы мороженое становится настоящим спасением. Когда столбик термометра вплотную подбирается к отметке в тридцать градусов, киоски по продаже холодного лакомства берут штурмом. Удивленный Черчилль в 1944 году увидел в Москве людей, с аппетитом поглощающих содержимое вафельных стаканчиков прямо на морозе.

Если сейчас мороженое считается универсальным продуктом, то в дореволюционной России его продавали лишь в теплый сезон. Петербургские газеты сообщали в марте 1914 года: «Ввиду того, что употребление мороженого в холодную погоду, особенно детям, может вредно повлиять на здоровье… генерал-майор Драчевский приказал не допускать на улицах продажу мороженого впредь до особого его распоряжения».
 
В начале XX века мороженщики предпочитали работать артелями по 10-25 человек. Сахар, соль и молоко они покупали вскладчину, снимали на все лето сарай или ледник, арендовали тележку и каждое утро отправлялись на городские улицы. 
 
В Одессе продавцы работали с 10-11 часов до позднего вечера. За лето каждый одесский мороженщик мог заработать 100-150 рублей, что считалось довольно неплохой суммой. В августе многие дельцы переключались на торговлю арбузами и сезонными фруктами. 
 
Один из петербургских журналистов в 1912 году смог получить секреты профессии из первых уст: «Мне пришлось говорить с мороженщиком, который торгует в Петербурге более 30 лет. Он жалуется, что раньше было “вольготнее” и “проще”, a ноне строгости пошли. Здесь нельзя ездить, там нельзя “кричать”... В Петербурге мороженщиков до 1000 человек. Зарабатывают они за сезон от 300 до 100 р., смотря по лету». При ежемесячном жалованьи фабричного рабочего в 20-25 рублей цифра смотрится внушительно. Зарабатывать на мороженом в Петербург приезжали крестьяне Ярославской, Владимирской и Калужской губерний.
 
За санитарным состоянием отрасли до революции практически не следили. Так, в Орехово-Зуеве мороженщики выходили на работу в грязных фартуках и продавали свой товар из сомнительной чистоты кадушек. Весь день они мыли тарелки, предназначавшиеся для клиентов, в одной и той же воде. «Покупателями мороженого является почти исключительно детвора, которая ест эту грязь из рюмок или просто с куска грязной газеты или листка из старой грязной книги. Правильнее было бы назвать этих продавцов разносчиками заразы».
 
В северной столице полиция иногда осматривала артельщиков, проверяла качество товара и чистоту посуды.
 
Несмотря на фактическое отсутствие фабричного производства, подобное «кустарное» мороженое пользовалось популярностью и попадало на страницы книг.
 
Игорь Северянин за два года до начала Первой мировой войны решительно отвергал крем-брюле и сливочное, предлагая слушателям мороженое из сирени.
 
Сирень — сладострастья эмблема. В лилово-изнеженном крене
Зальдись, водопадное сердце, в душистый и сладкий пушок...
Мороженое из сирени! Мороженое из сирени!
Эй, мальчик со сбитнем, попробуй! Ей-Богу, похвалишь, дружок!
 
 
Даже в 1920-е годы мороженое повсеместно изготовлялось артелями кустарей. На промышленную базу производство прохладного товара перевел только Анастас Микоян. В 1936 году он отправляется в знаменитую американскую командировку, а уже спустя год первые советские фабрики освоили выпуск мороженого.
 
Мощности по выпуску продукта появились в Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове, Полтаве, Одессе.
 
Микоян считал, что в год советский человек должен съедать не меньше пяти килограммов мороженого.
 
Советские стаканчики были в санитарном отношении гораздо безупречнее дореволюционных. Все продукты отправлялись в ванны-пастеризаторы из нержавеющей стали, в змеевики подавалась горячая вода, что позволяло нагревать смесь до 60 градусов и разбивать жировые комки. Полученная смесь отправлялась в специальные емкости, а затем и в стаканчики.
 
В 1941 году в СССР ввели жесткий ГОСТ, регламентирующий состав мороженого. Продукт изготовляли только из цельного молока, сливок и масла. Мороженое старались распродать в течение недели.
 
Москву в конце 1930-х годов украсили плакатами Главхладопрома: «Мороженое требуйте всюду!»
 
Для продавщиц разработали функциональную и приятную форму. 
 
«Пищевая промышленность вырабатывает высококачественное мороженое в разнообразном ассортименте — сливочное, шоколадное, фруктовое. Кроме обычного мороженого изготовляются пломбиры разных сортов и торты из мороженого», — декларировала «Книга о вкусной и здоровой пище».
 
В сталинские годы мороженое являлось стратегическим продуктом, оно поддерживало миф о всеобщем изобилии и служило вывеской советской торговли. «Сидим трое — я, Стелла и Леля — в парке культуры на берегу пруда в удобных креслах. Девочки едят мороженое. По пруду плавают маленькие пароходы, набитые людьми, как корзины цветами», — стандартный отрывок из дневников тех лет. Образ дополняют широкие набережные, лодочки, фонарики, пестрые киоски.
 

 

В годы Второй мировой появление мороженого воспринималось своеобразным индикатором мирной жизни. В августе 1941 года на улицах Москвы еще продают вафельные стаканчики. Всеволод Вишневский пишет в 1944 году о Ленинграде, освобожденном от блокады: «На заводе № 1 “Ленмолоко” открыт цех мороженого (от пяти до десяти тысяч кило мороженого в день!)».
 
Мороженое – непременный атрибут празднования 9 мая в советской столице. «Передают — с утра народ попер на Красную площадь, в центр. Героев Советского Союза ловят на улицах, качают. Обнимаются, целуются. Какой-то военный подтащил ребят к мороженщикам и кормил всех мороженым», — отмечает в дневнике Лазарь Бронтман.
 
На рубеже 1940-1950-х годов в стране появляется новая отрасль общепита, кафе-мороженое. Ролан Быков писал, что работники кафе заводили знакомых через заднюю дверь: «Всякий москвич знает кафе-мороженое на улице Горького, напротив Почтамта, ибо оно является единственным на всю Москву. И хоть я в нем никогда не был, но очередь, которая вечно торчит перед дверьми, ежедневно наталкивала на факт его существования».
 
 
 
История мороженого неотделима от истории человечества уже три тысячи лет. Александру Македонскому подавали лед, смешанный с фруктами. Даже Наполеон на острове Святой Елены не сидел без волшебного лакомства.
 
Исследования показывают, что совсем не покупают мороженого лишь 26% россиян, а две трети с удовольствием едят его и зимой.опубликовано econet.ru
 
 
Автор: Павел Гнилорыбов, историк-москвовед
 

Источник: http://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Econet.ru в Facebook
    Спасибо, я уже с Econet.ru!