Дом

Шалва Амонашвили: Мы просто обманываем детей, что их готовим к жизни!

"Я люблю Тома Сойера — нестандартного, символизирующего само детство!"

"Классическая педагогика — Ушинский, Песталоцци, Корчак, Макаренко, Коменский — выращивает духовность в творческом взаимодействии взрослого и ребенка.

А сегодня зачастую педагогика авторитарная, принудительная, основывается на кнуте и прянике: ребенок хорошо ведет себя — поощряют, плохо — наказывают. Гуманная педагогика ищет такие пути, чтобы меньше было конфликтов и больше радости. Меньше отупления, больше успеха.

Шалва Амонашвили: Мы просто обманываем детей, что их готовим к жизни!

Мы задаем детям за время учебы несколько десятков тысяч вопросов. Учитель рассказал, задал домашнее задание, а потом спрашивает, как кто выполнил. Для тех, кто не выполнил, — санкции. Говорим о личности, но не продвигаемся по пути гуманных отношений с личностью.

Дружба, взаимопомощь, сострадание, сочувствие — это действительно то, чего не хватает. Семья не знает, как это сделать, а школа отходит от воспитания. Обучение — более легкое дело. Финансируется урок, планируется успеваемость. А тот, кто сдал ЕГЭ, достоин ли владеть полученными знаниями? Можно доверить ему эти знания? Не опасно это?

У Менделеева, великого химика и педагога, есть такая мысль: давать современные знания необлагороженному человеку — это все равно что вручить саблю сумасшедшему. Не этим ли мы занимаемся? А потом видим терроризм.

Ввели ЕГЭ — инородное тело в нашем образовательном мире, потому что это недоверие к школе и учителю. Ребенку ЕГЭ мешает вырабатывать мировоззрение: именно в те годы, когда надо размышлять о мире и о своем месте в нем, дети заняты подготовкой к ЕГЭ. С какими ценностями, чувствами молодой человек завершает школу, не важно?

Но основа основ — учитель. Учить, воспитывать — это искусство, тонкое взаимодействие маленького и взрослого. Личность развивает только личность. Научить, видимо, можно и дистанционно, а вот развить нравственность можно, только находясь рядом. Робот не сможет развивать личность, даже если он будет действовать очень технологично, даже если улыбаться будет.

А сегодня учителя часто не понимают: что происходит? Министерство - то дозволяет разнообразие, то унифицирует. То упраздняет одни программы, то вводит. Я проводил семинар, на котором учителя меня спросили: что лучше — 5-балльная система оценки или 12-балльная? Я тогда сказал, что для меня всякая реформа меряется только одним: стало ребенку лучше? Какое ему от этого благо? Стало ему в 12 раз лучше? Тогда, может быть, не надо скупиться, давайте оценивать, как китайцы, по 100-балльной системе?

Шалва Амонашвили: Мы просто обманываем детей, что их готовим к жизни!

Сухомлинский говорил: детей надо вести от радости к радости. Учительница написала мне электронное письмо: «Что мне сделать, чтобы дети не мешали мне на уроке?» Ну что: пальцем грозить, голос поставить или родителей вызвать? Или сделать так, чтобы у ребенка от урока была радость? Это, видимо, учитель, которого выучили на тройку, он провел троечный урок и ребенку поставил на нем двойку. Вот вам «Опять двойка». У учителя большая сила — может быть созидательная, может — разрушительная. С чем придут в жизнь ученики учителя-троечника?

В школу пришел новый «стандарт», пусть мне не нравится это слово, но он просто приглашает учителей к творчеству. Надо воспользоваться этим. А в программах подготовки учителей воспроизводится авторитарность. Ни в одном учебнике по педагогике нет слова «любовь». Получается, детей авторитарно воспитывали в школе, вуз это только подкрепляет, и они возвращаются в школу уже учителями с теми же настроениями. Молодые учителя — как старые люди. А потом вот пишут: «Как сделать, чтобы ребенок не мешал на уроке?» Есть учителя от Бога. Их не испортишь. Но таких один-два в каждой школе, а иногда даже нет совсем. Сможет такая школа раскрыть ребенка до глубины его задатков?

Создан стандарт учителя. На мой взгляд, нельзя стандартизировать творчество, но раз уж мы заговорили о стандартизации учителей, давайте говорить и о стандартизации министров, депутатов и всех остальных, кто над нами. Нам очень важно, как они себя будут вести.

А учеников как раз нельзя стандартизировать и подбирать в школу по каким-то тестам и собеседованиям. Но это происходит, хотя школы созданы для детей, и любого здорового ребенка школа обязана взять. Не имеем права подбирать удобных. Это преступление против детства. Никаких особых отборов в лицей ли, в гимназию — нельзя проводить. Школа — это мастерская человечности. А у нас фабрика стандартизации ЕГЭшника. Я же люблю Тома Сойера — нестандартного, символизирующего само детство.

У школы сегодня нет цели. В советской школе она была: воспитывать верных строителей коммунизма. Может быть, дурная была цель, и не получалось это, но она была. А сейчас? Как-то смешно — воспитывать верных путинцев, зюгановцев, жириновцев? Мы не должны обрекать наших детей на служение какой-то партии: партия сменится. Но тогда для чего мы воспитываем наших детей? Классика предлагает человечность, благородство, великодушие, а не набор знаний. А пока мы просто обманываем детей, что их готовим к жизни. Мы их готовим к ЕГЭ. И это очень далеко от жизни" опубликовано econet.ru

@ Шалва Амонашвили

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 2)
    • Noavatar
      0 / 0

      У Надежды какие-то идеальные представления о нашей школе. Я хоть и училась хорошо, вспоминаю о ней с содроганием, и нет по школе никакой ностальгии. Есть только радость, что это закончилось. И спустя много лет мне иногда снятся "ужастики" о том, что я не сдала еще какой-то экзамен. И, честно сказать, очень небольшая часть из того, что там преподавали, пригодилась мне в жизни. Большую часть уроков я благополучно забыла. Книги школьной программы по литературе с интересом, как-будто заново, начала читать спустя лет 10. Помню истерики первой учительницы, как химичка обзывала нас баранами, экзикуцию по проверке "техники чтения", когда выводили по одному и включая секундомер заставляли читать на скорость незнакомый текст. Количество слов и ошибок строго фиксировалось и за них попадало. У меня с тех пор каждый раз ком в горле, когда надо начитать текст при включенном микрофоне или камере - комплекс со школы. Сколиоз, испорченное зрение, нервные срывы... Наверняка, дала школа и много хорошего, но бы туда снова не вернулась.

      Ответить
    • Noavatar
      0 / 0

      О чем Вы пишете? О каких санкциях за невыполненное домашнее задание? Собственные усилия каждого ученика для изучения предмета получают соответствующую оценку. У меня двое детей, ни о каких санкциях не слышала. Педагоги относятся ко всем предельно тактично и гуманно. Но нельзя же поощрять лень и безделье? Школа отходит от воспитания? Многие дети только в школе узнают, что такое спорт, творчество, человеческие взаимоотношения. ЕГЭ мешает вырабатывать мировоззрение? Оно вырабатывается задолго до ЕГЭ, с рождения, общаясь с родителями, родственниками, наблюдая, читая книги, анализируя прочитанное. А ЕГЭ - прекрасный экзамен, позволяющий показать и знания, и умение мыслить. У школы нет цели? Моя цель - чтобы мои дети были счастливыми людьми. В школе они нашли хороших друзей, которые, надеюсь, останутся с ними на всю жизнь. Умение дружить, сострадать, творить, любить родину, преодолевать трудности, да много чего дает моим детям школа. Уж строителей коммунизма или капитализма мне точно не надо. Стандартизация в образовании? Когда детей не отбирают в школу по тестам - это и есть стандартизация. К одаренным детям нужен особый подход, большая нагрузка. Как учить детей одинаково, когда одни схватывают на лету, потому что обладают более широким кругозором, а другие и 30% не могут освоить? Можно продолжать и дальше, не вижу смысла. Мои слова - не ода школе, но описанное - муть какая-то. Один непродуктивный пессимизм. Пусть дети красят заборы, бегают по подворотням с друзьями, школа-то здесь причем? У детей куча свободного времени, но тратят они его не по-сойеровски. Это уже другая тема)

      Ответить

    Добавить комментарий

    Женщины способны на все, мужчины — на все остальное. Анри Ренье
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов