Дом

Андрей Максимов: Дети — не долг перед обществом, который мы должны исполнять со скорбными лицами

Опыт - это то, чем родители и дети должны делиться друг с другом

 

Ребенок - не человек. Он неполноценный, глупый, маленький, ничего в жизни не понимает, за себя отвечать не может. Каждому ребенку нужен хозяин, который ему укажет, кем стать, что любить и чего хотеть. "Яша, пора домой! Что, мама, я замерз? Нет, ты проголодался!" то, что кажется анекдотом, в реальности является грустной нормой детско-родительских отношений. Такое воспитание делает детей и родителей врагами. Такое воспитание калечит людей, потому что дети, оказывается, тоже люди! Именно эту мысль отстаивает российский писатель, драматург, журналист и телеведущий Андрей Максимов в своей книге "Родители как враги".

Андрей Максимов: Дети — не долг перед обществом, который мы должны исполнять со скорбными лицами

Книга написана довольно жестко - очень откровенно и даже возмущенно. Зато это делает ее очень динамичной - читается на одном дыхании. Она построена как ответы на часто задаваемые родителями вопросы, и каждый найдет те темы, которые для него особенно болезненны. 

Я тебя люблю, поэтому...

Так и хочется продолжить "...поэтому бью". Такое, к счастью, бывает нечасто. Но, тем не менее, именно этим "аргументом" нередко обосновывают целую философию домашнего насилия. Но насилие -- это не только битье. Гораздо чаще таким образом "любящие" матери оправдывают откровенное психологическое насилие, ругань, унижения и манипуляцию: все для того, что ребенок сделал, как надо. Я тебя люблю, поэтому я тебя постоянно критикую. Я тебя люблю, забочусь о твоем будущем, поэтому ты не будешь рисовать, а будешь учиться на юриста. Я тебя люблю, поэтому буду над тобой злобно подшучивать, чтобы ты знал свое место. Знакомо, правда? С такой "любовью" Андрей Максимов категорически не согласен. Он уверен: так говорят и делают "родители-враги".

Родители-враги - это те, кто любит себя больше, чем ребенка; кто видит в своих детях собственность; кто убежден: ребенок - это всегда малыш, не имеющий права на свою точку зрения; кто не замечает в маленькой человеке личность и навязывает ему собственный взгляд на мир; кто не просто не умеет слушать своих детей, а не видит в этом никакого смысла; кто желает ребенку приказывать и совсем не хочет с ним говорить.

Андрей Максимов говорит о том, что отношение к детям в обществе тоже сильно эволюционировало: от условной Спарты - к временам, когда купцы располагали свои комнаты подальше, чтобы дети не раздражали. В общем-то, тренд понятен. Но даже сегодня далеко не все родители готовы жить с мыслью, что ребенок - тоже человек. И что отношения с ребенком - это не дрессировка дикого животного, а прежде всего глубокие личные отношения двух людей. Где надо слушать, разговаривать, где надо соблюдать границы. Потому что - а зачем?

Педагогика относится к детям как к инопланетянам, но не как к людям... это такая "наука", которая рассказывает о том, как людям воспитывать недолюдей.

Автор категорически против такого подхода, в рамках которого "мама умней". Но ведь это основа основ любой педагогики! Эта философия лежит в основе ежедневных мелких унижений, которым подвергаются недочеловеки-дети.

Я видел, как мама со своим десятилетним сыном покупала мороженое. Мальчик хотел ванильное, но мама сказала, что шоколадное вкуснее, и купила шоколадное. С таких "мелочей" и начинается иллюзорное ощущение того, что мама лучше ребенка знает, как ему жить.

Некоторые дети начинают верить, что их желания и потребности какие-то неправильные, и постоянно живут в раздвоенном мире. Другие откровенно бунтуют против такого насилия -- чем только убеждают родителей в том, что "с ним надо быть пожестче, ему же лучше будет!". Вот так родители ребенка "как бы" любят. А потом удивляются, почему это ребенок бунтует против такой "любви"?

Моя книга обращена к тем, кто уничтожает жизнь и судьбу своих детей, мотивируя это любовью к ним. Это они разделили наш мир как бы на два клуба. Клуб умных, ответственных (ха), думающих (ха-ха-ха три раза), принимающих решения, платежеспособных взрослых. И клуб придурковатых, ничего не понимающих и ничего не умеющих идиотов, которых надо постоянно контролировать и воспитывать - детей.

Любовь, уверен Андрей Максимов, это не когда ты мучаешь собственного ребенка, потому что так надо, нет: "любовь - это умение поставить себя на место ребенка".

Андрей Максимов: Дети — не долг перед обществом, который мы должны исполнять со скорбными лицами

Делай, что говорю! И без разговоров!

Родители убеждены: дети обязаны их слушаться всегда и во всем просто потому, что они родители.

А если не слушаются -- значит "трудные дети"! Хотя психологи хором твердят, что когда в семье "трудные дети", терапия требуется в 90% случаев именно родителям. Чтобы научить их, в том числе, разговаривать с собственными детьми и понимать их. Родители этому изначально не очень хотят учиться. А все почему? Потому что "приказывать проще, чем разговаривать". Зачем что-то менять, если я, как родитель, имею право приказывать? Тем более я лучше знаю, что к чему.

Если дитя боится папу с мамой; если он скрывает от них события своей жизни; если он не решается обсудить с ними серьезные проблемы; если он опасается спросить у родителей совета, зная, что его обязательно будут ругать, - о каком авторитете можно вести речь? Вам кажется, что ваш строгий авторитет поможет ребенку стать лучше? .. Что, если вы, пусть даже силой, станете направлять его верной дорогой, он быстрей дойдет туда, где счастье? Ошибка. Вот что думают об этом ученые: "Дети, имеющие с родителями теплые и равноправные отношения, показали ускорение интеллектуального развития (в десять раз), развитие творчества, эмоциональной защищенности и контроля... Хотя вначале их социальное развитие шло медленно, к школьному возрасту они стали популярными, доброжелательными, неагрессивными лидерами".

То есть подстегивать своего ребенка ранним развитием, как прутиком, гнать его упреками и руганью к светлому будущему - это значит получить несчастного невротика, а не успешного лидера.

Есть такое слово - надо!

Родители часто жалуются, что их ребенок непроходимо ленив и только и делает, что зависает в соцсетях. Но лень - нормальная реакция ребенка, когда его пытаются заставить делать то, что ему делать не хочется и в чем он не видит никакого смысла. Мотивировать, объяснить, а не приказать - с этим у родителей туго. Еще хуже с тем, чтобы разобраться, а что действительно интересно ребенку? Что ему хочется, а не только "надо"? Надо - оно ведь так только с точки зрения родителя.

Мы всерьез верим, что мы разумнее и сильнее Бога... Мы крайне редко рассуждаем о том, что необходимо развить в ребенке то, что ему уже дал Господь.

Собственно, именно в этом, а не в дрессуре, видит основную задачу родителя. И если ее решить, проблема с ленью отпадет само собой.

Никакой компьютер не в силах победить подлинной увлеченности вашего чада.

Само собой, Андрей Максимов с большим скепсисом относится к современной российской школе (собственно, кто от нее сейчас в восторге?).

Чаще всего "отлично" ставят тому ученику, который может точно повторить параграф в учебнике или слова учителя. Наша система образования такова, что ученик, умеющий парадоксально мыслить или тем паче имеющий наглость возражать учителю, вряд ли станет отличником. Школа воспитывает в своих учениках скорее качества раба, а не творца: страх перед оценкой, подобострастие, опасение высказывать собственное мнение.

Из этого логично следует, что большинство детей только и мечтают, чтобы не пришлось идти завтра в школу. У самых талантливых, активных, смелых, самостоятельных -- проблемы со школой. Они жестко или мягко противятся тому, чтобы к ним относились как недочеловекам - и воюют со школой, как могут.

Беда, если в этой битве родители априори стоят на стороне школы. В этом случае они безусловно станут для своего ребенка врагами.

Веди себя нормально!

На самом деле тайное желание большинства родителей (для исполнения которого они и ищут педагогические приемы) - это не чтобы ребенок был успешным, а чтобы сидел тихо и не отсвечивал.

Говоря "хороший ребенок", "воспитанный ребенок", мы чаще всего имеем в виду "удобный ребенок".

Но настоящая задача родителя заключается в том, чтобы принять своего неудобного ребенка, и увидеть в этом неудобстве дар. Если этого не смогут сделать родители, то ребенок так и вырастет неуверенным в себе, зажатым, нереализованным, несчастным человеком.

Прекрасная почва для возникновения заниженной самооценки - постоянный страх ребенка перед родительской оценкой.

А как обычно ребенка оценивают родители? Чтобы был не хуже других. Чтобы был нормальным. И никто не задается вопросом - а надо ли вообще быть нормальным?

Норма - это не то, что всегда хорошо. Норма - это то, чего больше... Норма не есть результат качества. Она есть результат сравнения.

Родители хотят, чтобы ребенок получил престижную профессию, но не задают себе вопрос - а зачем? Чтобы был не хуже других? Деньги, машина, квартира... а дальше-то что?

Мы все хотим, чтобы наш ребенок создал семью по любви. Однако мы не имеем ничего против, если работу он найдет по расчету... Выбор призвания -- это не выбор материального благополучия, а выбор счастья.

Но, к сожалению, большинство взрослых людей сами только и делают, что сравнивают себя с нормой и хотят быть "не хуже других". Они работают на нелюбимой работе, считая часы до окончания рабочего дня. О своих собственных целях и потребностях эти взрослые и сами не задумываются. Большой вопрос, чему такие родители могут научить своих детей.

Нередко мы хотим передать детям опыт недостаточно счастливой или просто несчастливой собственной жизни... Зачем воспитание, если оно не приносит ребенку счастья?

Неудивительно, что ребенок, в котором Божья искра еще не задавлена общественными стереотипами, от такого "ценного" родительского опыта и такого воспитания всеми силами отбрыкивается.

Опыт - это не то, что взрослые должны передавать ребенку. Опыт - это то, чем родители и дети должны делиться друг с другом.

Кстати, именно поэтому автор уверен, что с ребенком стоит говорить о своих проблемах. Но если не быть с ребенком откровенным, боясь показаться слабым, то как можно ждать откровенности в ответ?

Да что ты понимаешь!

Андрей Максимов уверен: слушать и слышать детей надо в том числе потому, что они как раз могут научить нас очень важным вещам, о которых мудрые взрослые напрочь забывают. Он цитирует слова швейцарского педагога Иоганн Песталоцци: "Чем больше человек отдаляется от природы, чем больше скован рамками повседневного светского тона, чем более образцово подготовлен он к суетной игре света, его ничтожеству и испорченности.... - тем больше разрушается в человеке восприимчивость ко всем тому чистому и глубокому, что исходит из человеческой природы".

Мы редко задумываемся над тем, что, в сущности, путь любого человека - это путь ухудшения: дорога от Бога к социуму.

Существует странное представление, что дети -это какой-то долг перед обществом, который мы должны исполнять со скорбными лицами. И что надо, лепить из этого непослушного материала гражданина Отечества, джентльмена, успешного бизнесмена - или кого там принято в ту или иную эпоху. Короче, сделать из этого недочеловека настоящего человека. Но, дети гораздо ближе к Богу, чем мы. Они понимают гораздо больше нашего - не в той ерунде, которой мы их так старательно учим, а в гораздо более важных вещах. Наша задача - не научить их прогибаться под изменчивый мир, а распознать и поддержать тот дар, который они принесли в мир, чтобы сделать его лучше.

Иногда я думаю, что дети даны нам для того, чтобы мы окончательно не позабыли, какие мы настоящие. опубликовано econet.ru

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Любовь начинает проявляться только тогда, когда мы любим тех, кого не можем использовать в своих целях. Эрих Фромм
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов