Дом

Холодные матери и замерзшие дочери

"Что будет холоднее - физический труп меня или моя эмоциональная холодность? "

Это был последний аргумент в ее голове, чтобы оставаться презренно спокойной, покрытой изморозью холода пустоты. Той безмерной, обволакивающей и растворяющей внутри пустоты, которая нередко возникала почему-то именно вечером или ночью и была очень знакома. Так в детстве были пусты глаза собственной ее матери, когда будучи ребенком, пытаясь не заслужить, а всего лишь маленько получить тепла, она рисовала черной гуашью деревья тонкой кисточкой и галочками птиц на голубом фоне альбомного листов, заранее подготовленных воспитателями.

Холодные матери и замерзшие дочери

Восторженного блеска глаз матери не было, ее мысли всегда оказывались где-то не здесь и далеко не сейчас. 

"Смотри как красиво,"- последняя попытка привлечь мать.

"И что такого? Одевайся быстрее, нам еще забирать твоего младшего брата".

и холод заливался с ног, иногда задерживаясь на коленях и на животе. Как холодная вода в реке - она потом сравнивала этот холод. Очень похоже. И также опускаешься медленно в реку холода. Легкая дрожь еще дает знать что тело живое - но вот мгновение и она уже замерзла. И стала одновременно согрета привичным холодом. А потом когда кто-то бросал взгляд отчуждения, неудачную шутку или колкое замечание, знакомый холод снова заполнял тело. Иногда она сама умела вызвать этот анастетик и становилось не больно, правда иногда могла пойти судорога по ногам, но было знакомо холодно.

И всеобъемлющая жадность до недоступного и такого близкого и одновременно далекого при взгляде на обнимающую мать ребенка - другой девочки из группы и чувство вины за фантазию таких же встреч.

Чувство вины осталось тонким сланцевым пластом в подсознании и лишь слегка прорывалось когда за принятие вдруг не надо было ничем платить и это было неожиданно искренне и тепло.

И дома ждал холодный чайник, холодные тапочки. А потом она заметила - что тапочки могут греть, если их положить на батарею перед тем как уходить из дому. Но мама сказала, что это не пойдет. И вообще это не эстетично.

Еще подростая, она научилась греться сигаретой, пока делаешь затяжку дыма.

А еще ей стало легко, когда брали кровь на анализ. Если хорошенько подумать, что тело замерзло, то иголка совсем не чувствовалась. Зато какие теплые глаза у медсестры и докторов. Так она научилась болеть, когда хотелось тепла. Приходилось платить частями в теле, но она не могла остановиться.

Она вернулась к своим размышлениям про сравнение холода тела и души, но пустота, анестезия для жизни уже покрывала ее всю. Замерзали кончики пальцев на ногах, потом колени, бедра и вот уже живот - пустой, там пусто, холодно и ничего нет, а значит не больно и можно жить. Жить как обычно - оболочкой, высказывая необходимое к месту и времени и чутко контролируя реакцию окружающих.

И собственная дочь вот она бежит и несет очередную каляку на листе и просит, просит. Чего она просит, чего ей надо? Ну и как мне реагировать, - вопросы как топоры рубили ее оболочку, но чем больше она плавала в  них, тем быстрее протекал миг и дочь видела тот же пустой, растерянный взгляд стеклянных глаз собственной матери. И сама растерялась - а вообще надо ли? - а вообще это разве и правда интересно, что Я там накалякала? и пласт вины уже переходит к дочери.

Женщина, которую не любили, которую не любят, кроме выживательной оболочки и холодной анестезии холода в душе с пластом вины передает дочери этот порочно замкнутый круг спирали поколений как неудачный способ попытки начать жить и чувствовать.

Холодные матери и замерзшие дочери

Они не плетут косички своим дочерям и не расчесывают длинные волосы им по вечерам, заплетая в них звезды вечерних сказок. Они жестко держат сомкнутые губы и сжимают челюсти, возможно от того, чтобы самим не расплакаться, а потом уже как привычка быть жесткой. Именно губы выдают их холод. Холодная ниточка бледного цвета или наоборот - напыщенно тщательно подведенная пара алых лепестков на резком белом фоне лица. А еще руки. Руки с цепкими когтями и отвернутый в сторону мизинец тоже смотрит в никуда...

Они - первые бегают по психоаналитикам с запросами неприспособленности своих дочерей, если такие найдутся, по-большинству же так и оставаясь наедине со своей пустотой и холодом в душе. 
опубликовано econet.ru

 

Автор: Светлана Ханова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 1)
    • Thumb
      0 / 0

      Пробрало до мозга костей. Светлана,написано невероятно талантливо.

      Ответить

    Добавить комментарий

    Никогда не преувеличивайте глупость врагов и верность друзей. Михаил Жванецкий
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов
    • facebook
      Нажмите Нравится,
      чтобы читать Econet.ru в Facebook
      Спасибо, я уже с Econet.ru!