Дом

Лиз Стессель: И жили они долго, счастливо… и раздельно

Иногда единственный способ жить долго и счастливо — это жить раздельно

 

Мы с моим мужем Эмилем женаты вот уже 31 год. У нас трое взрослых детей, общие ценности, идеалы и убеждения. Но дом у нас не общий. Последние 8 лет мы живем раздельно.

Механизм нашей совместной жизни всегда работал со скрипом. Летели искры, мы ругались, ходили к психологу — отношения становились лучше на несколько недель или даже месяцев, но потом все начиналось снова.

Лиз Стессель: И жили они долго, счастливо… и раздельно

 

Самая большая проблема была в том, как мы делили жизненное пространство. Эмиль занимается ремонтом домов, и наш собственный дом и двор были постоянно завалены его инструментами, материалами и чертежами. А я — эстет и люблю, чтобы дома было чисто и красиво. Я никак не могла заставить его понять, что постоянный беспорядок действует мне на нервы.

Еще мы часто ругались из-за гостей. Эмиль интроверт и не любит пускать людей на свою территорию; я — экстраверт и радуюсь, когда меня навещают друзья и родственники. Когда кто-то приезжал к нам с ночевкой, Эмиль становился просто невыносим, ворчал и огрызался. Я не узнавала человека, за которого вышла замуж.

Из-за этого мы ужасно ссорились, и наконец, после особенно бурной сцены, я села в машину и принялась колесить по городу. Глядя на чужие дома, я думала: а если бы я жила вот тут? Или там? Но мысль о разводе была невыносима: я любила проводить время с Эмилем, сидеть с ним за одним столом. Я подумала, что, наверное, каждому из нас просто нужно свое личное пространство.

Вернувшись домой, я с порога заявила, что так больше не могу. Он спросил: ты хочешь развестись? Нет, сказала я, я хочу, чтобы мы были вместе, но он имеет право на дом, в котором ему будет уютно, и я тоже заслуживаю иметь дом, в котором уютно мне.

«Я хочу, чтобы мы пожили раздельно», — сказала я и перевела дух.

Впервые за много месяцев мы смогли сесть и спокойно обсудить положение дел. На следующий день Эмиль поехал со мной посмотреть дома, и мы нашли подходящий.

Лиз Стессель: И жили они долго, счастливо… и раздельно

 

Это решение далось нам обоим удивительно легко, но я знала, что объяснить его детям будет сложнее. Наши старшие дочери живут неподалеку, младшая уехала в колледж. Мы позвали их на семейный обед. Мы все сидели на террасе, был чудесный июньский день, и тут мы им все выложили. Наша средняя дочь Джули расплакалась, убежала и заперлась в ванной. Я пошла ее утешать, и тут она говорит: «Ты обещала, что никогда меня не бросишь!» (Я ее мачеха). Мне удалось ее успокоить и объяснить, что мы не разводимся, наоборот — надеемся, что наша семья станет только крепче. В конце концов, они поняли. Мы все вместе набились в машину и поехали смотреть мой новый дом. Девочки знали, насколько бурной была наша семейная жизнь, и были рады, что мы стараемся изо всех сил ее наладить.

Сейчас дела обстоят так: я и Эмиль живем в разных концах нашего маленького городка Шарлотсвилль, на расстоянии пяти миль, но мы стали гораздо ближе друг другу, чем раньше. Мы видимся 6 дней в неделю, 4 раза остаемся друг у друга ночевать. Обычно муж заезжает ко мне, и мы вместе ужинаем, обсуждаем новости и как прошел день, говорим о детях — словом, ведем разговоры, какие ведут все пары, женатые много лет.

Но мы стали гораздо больше ценить время, проведенное вместе. Теперь это особое время, которое мы посвящаем только друг другу.

Когда постоянно живешь с кем-то под одной крышей, то принимаешь другого человека как нечто само собой разумеющееся и перестаешь обращать на него внимание. Иногда часами сидишь, уткнувшись в планшет или телевизор.

Примерно дважды в неделю Эмиль остается ночевать у меня, в другие дни мы едем к нему.

Да, он по-прежнему раскидывает свои инструменты и стройматериалы по дому, но я перестала переживать по этому поводу — это больше не мой дом. Я не злюсь, что обеденный стол завален бумагами, и мы не можем нормально пообедать. Я стараюсь не готовить у Эмиля или готовлю что-нибудь очень простое, вроде омлета. Мы съедаем его, стоя возле кухонного окна, но меня не раздражает, что некуда сесть, потому что все стулья чем-то завалены. Это его пространство, и он может устраивать в нем какой угодно беспорядок по своему вкусу.

Единственный минус раздельного житья — финансовый. Мы договорились, что Эмиль будет платить за меня ипотеку, налог и страховку на машину. Все остальное — коммунальные расходы, еду, личные покупки — я оплачиваю сама из своей зарплаты школьного учителя. Но я живу очень экономно. Когда мы едем отдыхать (Эмиль по-прежнему берет эти расходы на себя), то обычно не шикуем: два-три раза в год снимаем маленький домик на выходные, катаемся на велосипедах и ходим в походы с палаткой. Вообще, планировать жизнь приходится тщательнее — если я еду к Эмилю с ночевкой, надо заранее подумать, что из вещей взять с собой (пижамы и полотенца мы храним друг у друга).

Люди часто думают, что раз мы живем раздельно, то у нас открытый брак. Но быстро убеждаются, что мы с Эмилем моногамны. Мы с мужем сразу договорились, что не будем давать волю подозрительности. Без полного доверия друг к другу такой тип супружеской жизни, как у нас, невозможен. Я точно знаю, что когда Эмиля нет рядом со мной, он в большинстве случаев занят работой.

В самом начале, когда наши друзья узнали, что мы собираемся разъехаться по разным домам, они были ошарашены. Но мечтательное выражение лица некоторых моих подруг выдавало их с головой: они мне немного завидовали. Я уверена, что для многих пар раздельная жизнь была бы идеальным вариантом. Поэтому я написала книгу — хочу, чтобы те, у кого проблемы в семье, знали, что это шанс спасти свой брак. Иногда единственный способ жить долго и счастливо — это жить раздельно.опубликовано econet.ru

 

Автор: Лиз Стессель

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Человек не выбирает свою болезнь, но он выбирает стресс — и именно стресс выбирает болезнь. Ирвин Ялом
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов