Дом

Предательство тела: Когда тело «сходит с ума»

Предательство тела и терапевтические размышления

 

Тревога – это режиссер 
нашего внутреннего театра.

Джойс МакДугалл

 

Этиология и феноменологи.

Широкое распространение в последнее время панических атак позволяет думать о них не как отдельном синдроме, а о системном явлении, и требует более тщательного изучения того культурального контекста, в котором они «расцвели». Предлагаю свое видение данного феномена, используя системный подход и обращаясь при его описании к метафоре Я как территории.

Предательство тела: Когда тело «сходит с ума»

Динамичный мир

Современный мир для человека становиться все менее предсказуемым, устойчивым, прогнозируемым. Социальные институты, прежде выполнявшие функцию стабилизации Я (семья, церковь, профессия), ныне утеряли таковую.

Что касается института семьи и брака, то и здесь мы наблюдаем появление значительное количество альтернативных форм брачно-семейных отношений, характерных для эпохи постмодерна:

  • сепаратные браки;

  • свингерство;

  • современные формы полигамии;

  • сознательно бездетные, или childfree браки,

  • коммуны и др.

 

Профессия также перестает выполнять функцию стабилизации личности. Если раньше профессии «хватало» на всю жизнь, достаточно было лишь проходить курсы повышения квалификации, то сейчас век многих профессий меньше человеческого.

В целом современный мир становится более динамичным, безграничным, разноплановым, многоформатным и предлагает человеку множество различных вариантов выбора. Само по себе это неплохо, но есть и другая сторона этой медали. Современный человек часто оказывается неготовым к такого рода изобилию предложений со стороны мира, впадая в ситуацию растерянности, тревоги, а иногда и паники.

 

Вызовы мира и идентичность

Отсутствие внешнего стабильного мира находит отражение в мире внутреннем. Сегодня для того, чтобы ответить на вопрос «кто Я?», человеку постоянно приходиться выбирать. Ситуация выбора неизбежно порождает тревогу. А поскольку выбирать приходиться постоянно, то и тревога становится постоянной.

Современный человек сталкивается с большим количеством выборов в условиях все большего дефицита времени - мир постоянно ускоряется. И его Я просто не успевает за ним. Все это создает проблемы с идентичностью современного человека. 

Для того, чтобы поспевать за стремительно меняющимся миром, Я должно обладать парадоксальными качествами - быть одновременно динамичным и устойчивым, сохранять это сложное равновесие, балансируя между изменчивостью с одной стороны и устойчивостью с другой.

Неудивительно, что современный человек вынужден находиться в постоянном напряжении: зафиксируешься на полюсе устойчивости – и отстанешь от постоянно ускоряющегося мира, качнешься в полюс изменчивости, погонишься за миром – потеряешь себя, свое Я.

Для того, чтобы адаптироваться в сложившихся условиях, Я постоянно должно творчески приспосабливаться, балансируя по всей протяженности отрезка между указанными полюсами, не теряя при этом ощущение целостности: «Это Я».

И далеко не всегда Я оказывает достаточно творческим и целостным, чтобы справиться с вызовами современного мира. Человек в такой ситуации может воспринимать мир как опасный, непредсказуемый, а себя, свое Я как слабое, неустойчивое перед лицом этого динамично меняющегося мира.

 

Ловушка отчуждения

Еще одной особенностью современного человека является потеря связи с другими людьми. В современном мире остается все меньше социальных форм, в которых человек чувствовал бы свою принадлежность, причастность. Он все более вынужден опираться на самого себя. 

Индивидуализм становится одной из ведущих ценностей современного мира. Самодостаточность, автономия, способность самостоятельно решать проблемы, конкурентность – вот приоритеты современного человека.

Привязанность же, эмоциональная включенность, чувствительность, способность к человеческой поддержке при таком раскладе зачастую оцениваются  как слабость и даже зависимость

«Никогда ни о чем никого не проси» - совет, который дает Воланд Маргарите, часто становится девизом человека этого мира. Сильный, независимый, эмоционально нечувствительный – основные черты, составляющие образ современного человека. Современный человек становится все больше нарциссичным и это неизбежно приводит его к одиночеству, неспособности к близости и невозможности опираться на других.

В этой ситуации динамичного мира и жестких требований к личности человеку оказывается сложно расслабиться  и довериться миру.

Предательство тела: Когда тело «сходит с ума»

Контроль как защита от тревоги

Вот здесь на психической сцене и появляется Тревога. Тревога является результатом ситуации недоверия внешней среде и среде внутренней – своему Я.

Таким образом, отсутствие стабильности во внешнем мире и неустойчивость мира внутреннего порождает сильную тревогу. А тревога в свою очередь порождает необходимость контроля.

Контроль – это обратная сторона тревоги, которая не осознается человеком. Контроль здесь является способом справиться с тревогой.

За тревогой стоят страхи – «мир неустойчив, а следовательно опасен, а я слишком слаб, чтобы быть устойчивым в этом мире».

Человеку невыносимо длительно находиться в ситуации тревоги. Единственным для него возможным вариантом совладания с такой ситуацией становится попытка ее контролировать. Контроль здесь выступает как защита, как попытка сделать живой, динамичный, текучий и в силу этого опасный мир мертвым, стабильным, предсказуемым и главное - безопасным.

При этом объектами контроля могут становиться как другие люди, так и отщепленные части своего Я.

 

Тревога и тело

Одним из таких объектов контроля Я в современном мире становится также тело. Тело перестало быть опорой для современного человека, для его Я. В процессе развития Я тело постепенно отчуждается от Я, перестает Я восприниматься как Я.

Хотя первоначально, как известно, Я появляется именно как Я телесное. Однако по мере своего развития Я все больше отождествляется с разумом и окончательно «поселяется» в голове. И тело не последнее пристанище, которое покидает Я. Вслед за телом Я все больше отчуждается и от эмоциональной сферы.

Отождествившись в итоге с разумом Я современного человека начинает относиться функционально и к телу, и к эмоциям, как к своего рода инструментам, обслуживающим Я. То, что раньше изначально было Я, составляло его основу, базу, становится территорией не-Я. И сейчас Я может только контролировать эти отчужденные, покинутые территории, управлять ими. 

Тело же и эмоции в ответ на это начинают мстить Я, переставая подчиняться ему. Причем, чем выше степень этого отчуждения, тем сложнее Я становиться управлять ими. Так Я все больше и больше теряет связь с эмоциями и с телом, которые выполняют ко всему прочему функцию контакта с миром. Я оказывается в ситуации оторванности от важных средств контакта с реальностью.

Я, свернувшись до разума, лишенное информации и столкнувшись с ситуацией неподчинения подконтрольных территорий, впадает в панику. И есть от чего! Я в описанной ситуации похоже на этакого головастика – человечка с непропорционально большой головой, хиленьким тельцем и тонкими ножками. 

Функция опоры и устойчивости становится здесь весьма проблематичной. И функция контакта с другим и миром тоже. Контактировать с другим можно посредством чувств, контактировать с миром можно с помощью тела. И в первом, и во втором случае голова не лучший «инструмент» для контакта.

Предательство тела: Когда тело «сходит с ума»

«Предательство» тела

Вынесенные в название статьи слова о «предательстве тела, которое сходит с ума» представляются не совсем корректными. На самом деле с ума сходит не тело, а Я, столкнувшееся с ситуацией невозможности контролировать тело. Да и предательство, как мы уже выяснили, совершило изначально не тело, а Я. Тело же скорее мстит Я за совершенное ранее предательство.

«Предательство» тела проявляется в том, что телесные физиологические функции не подчиняются контролю со стороны разумного, рационального Я. Тело становится для Я чужим, неконтролируемым и опасным. Потерянное в мире, Я получает новый удар – его предает тело, не подчиняясь ему. Для Я это бунт, революция.

В этой точке возникает большое количество тревоги и Я впадает в панику.

Тревога автоматически «выносит» человека на другой уровень фунционирования – пограничный и даже психотический. Это дезорганизует личность и поведение человека, сильно суживает границы его адаптивных возможностей. Обычный, привычный уровень реагирования для него становиться невозможным. «Все пропало!», «Конец света!» - наиболее типичное эмоциональное состояние человека в ситуации тревоги высокой интенсивности.

Почему паника? Паника по сути – это психотическая реакция.

При панике уровень тревоги такой высокий, что зона контроля (как средство защиты от нее) расширяется и начинает включать в себя телесные физиологические реакции – дыхание, сердечную деятельность – то, что сознанием не контролируется. Встретившись с невозможностью контролировать то, что не может быть контролируемым со стороны Я (тревога еще больше возрастает), Я впадает в панику – вплоть до потери контакта с реальностью.

Симптомов невротического  и даже пограничного уровня здесь оказывается недостаточно, чтобы справиться с таким уровнем тревоги. Так как здесь, как я уже писал выше, под угрозой оказывается базовая человеческая потребность – потребность в безопасности.

И что очень важно – это состояние возникает внезапноЧеловек внезапно попадает в состоянии маленького ребенка, выброшенного в огромный мир, мир который оказался опасным, а у тебя нет сил, чтобы выжить в нем, а рядом никого нет. А это равносильно состоянию нежизни: физической – «Я умираю» и психической – «Я схожу с ума».

Описывая свое состояние в такие минуты, люди говорят о том, что «земля уходит из под ног», «теряется опора», «как будто проваливаешься стремительно в глубокую бездну», «Как будто спускаешься по лестнице в темноте и там нет ступеньки»…

Чаще в такое состояние попадают люди с изначально нарушенной потребностью в безопасности, с нарушенной привязанностью. Однако это могут быть также люди, находящиеся в ситуации жизненных кризисов. Это моменты, когда человеку нужно принять важное решение в своей жизни, когда нужно что-то кардинально менять в своей жизни (работа, учеба, место жительство) и привычные способы жизни, которые ранее стабилизировали человека, становятся для него недоступными, а поддержки со стороны внешнего мира недостаточно.

Например, когда нужно переезжать в другой город, заканчивать школу и поступать в университет, выходить замуж, когда рождается ребенок. В общем, когда нужно что-то менять в своей идентичности.

Предательство тела: Когда тело «сходит с ума»

Это выступает пусковым механизмом развития реакции паники. Но этого недостаточно. Должна быть еще сформирована личностная готовность – наличие определенных личностных черт, о которых я писал выше. И таковые черты в человеке современного мира присутствуют как уже типичный атрибут человека этого времени. Если они «встречаются» в одном человеке – происходит мгновенная реакция!

И здесь бы человеку обратиться за поддержкой, попросить о помощи. Однако просить для него оказывается невозможным - это противоречит его идентичности как сильной, независимой личности. В его картине мира обращаться к другому, просить о помощи – это качества слабого человека. Так он попадает в ловушку – ловушку индивидуализма и отчуждения от другого.

Симптомы паники при тревоге при всей их тяжести и непереносимости достаточно устойчивы, так как позволяют человеку не встречаться напрямую со своими страхами, не делать выбор, не менять свою идентичность. Они отвлекают человека от его реальной проблемы, переводя его мысли в иную плоскость. В случае тревожных расстройств с приступами паники он решает вопрос «Что мне делать с бунтующим телом?»вместо вопроса «Что мне делать с собой и своей жизнью?»

В итоге выбраться самостоятельно из этой ситуации становится практически невозможно. Приступы паники еще больше повышают тревогу и беззащитность человека перед лицом неконтролируемого мира. Круг замыкается и все больше и больше затягивает его в воронку безысходности.

Сложно оказывается выдерживать такой уровень накала и тем людям, которые находятся в близких отношениях с таким человеком и хотят чем-то помочь ему. Партнеру не всегда удается сконтейнировать зашкаливающие эмоции, возникающие буквально «на ровном месте».

 

Предательство тела. Терапия панических атак

Предательство тела: Когда тело «сходит с ума»

Через приступы паники я возвращаю себе

фигуру потребности в Другом,

 признаю его важность и ценность для Я 

 

 

Терапевтические размышления

Попробую наметить как ближайшие, первостепенные, так и дальнейшие, стратегические задачи в случае психотерапии панических атак.

Для клиента с приступами паники его симптомы устрашающи, и неудивительно, что он страстно желает от них избавиться. Именно с таким запросом он обращается к психотерапевту. 

И терапевт здесь может угодить в «ловушку симптома», следуя за клиентом в желании избавить его от него. Такой подход обречен на провал, так как в этом случае симптомы клиента и его проблемы не совпадают. Следовательно, избавление от симптома будет временным и не решит его проблемы.

Сразу отмечу, что я буду опираться не на симптоматический подход к решению этой проблемы, а на системно-феноменологический.

Суть его в том, чтобы:

1. Услышать симптом, дать ему возможность «сказать», о чем он?

(феноменологический этап);

2. Определить его суть, его смысл, понять, «зачем» он? Какую потребность он выражает? (системный этап);

3. Найти другой, несимптоматический способ удовлетворения этой потребности.

 

Заземление

Одной из первых задач терапии при работе с клиентами с тревожным спектром расстройств будет ослабление у клиента тревоги. Фраза, произнесенная Хайдеггером в прошлом веке: «Возможно, самое лучшее, что мы можем сделать для человека, это сделать его тревожным» для человека нынешнего века точно не подходит.

Тревожные расстройства, как уже я писал выше, становятся отличительным знаком нынешнего времени. И терапевт здесь как раз должен быть сам максимально устойчивым и всеми способами (вербальными и невербальными) демонстрировать клиенту эту устойчивость, становясь тем самым для него пока единственным стабильным объектом в этом мире.

Благодаря чему это может быть возможным?

Терапевт сам должен обладать творческим типом идентичности, быть устойчивым в ситуации крайней неустойчивости клиента. Раздробленности и дезинтеграции личности клиента терапевт противопоставляет целостность и интегративность собственной личности.

Еще одним способом успокоить клиента является контейнирование его тревоги. Тревога клиента будет проявляться как в желании контролировать процесс терапии («Что мы будем делать???»), так и в его нетерпимости, желании побыстрее избавиться от беспокоящих его симптомов («Когда это все закончится?, Сколько будет длиться терапия?»).

Важно понимать, что за этими вопросами клиента стоит его тревога и вам совсем необязательно точно отвечать на эти вопросы. Когда клиент спрашивает у меня, сколько времени потребуется для терапии, я обычно говорю: «Не знаю, но постараюсь обойтись минимально возможным». Здесь главное не то, ЧТО вы говорите, а КАК вы это говорите.

Если вы спокойны, пациент на уровне своих зеркальных нейронов почувствует это и тоже успокоится.

Клиент в состоянии паники плохо «тестирует реальность». И одной из первых задач терапевта является возвращение его в реальность. Мы возвращаем клиента из его «панической картины мира» в привычную. Это происходит через  процесс заземления.

Для этого мы переводим сознание клиента с его пугающего состояния (фигура) на окружение (фон). Новыми фигурами клиента могут быть и сам терапевт («Посмотри на меня. Что ты замечаешь?»), и любые элементы внешнего мира («Обрати внимание вокруг. Что ты видишь?»).

Появление новых фигур в сознании клиента необходимо для того, чтобы он смог на них опираться, так как его Я перестает выполнять функцию опоры. Это поддержка фона. Она важна для появления у клиента ощущения реальности, плотности мира, на который можно опираться.

По этой же причине терапевтическая интервенция типа «Ты должен взять на себя ответственность и решить, что делать» в данной ситуации в лучшем случае бесполезна, а в худшем может быть и ретравмирующей – опираться клиенту пока не на что. Его Я слабое и неустойчивое и его необходимо  поддержать извне.

Человек не знает, почему это с ним случилось. Это сильнейший симптом, который оторван от жизни, и в силу своей непонятности является ужасающим. Важно дать (расширить, переопределить, воссоздать) фон, чтобы сделать непонятный симптом понятным.

Терапевту самому очень важно отслеживать в состоянии работы с такого рода клиентом свои «точки опоры». В каждом случае, когда приходит пациент с ПА, мы можем терять ощущение опоры: плохо дышать, плохо сидеть, переставать чувствовать свое тело, «уходить с головой» в симптомы клиента. Это знаки того, что вы сами потеряли опору и не сможете быть эффективны в работе с такими проблемами.

Предательство тела: Когда тело «сходит с ума»

Встреча со страхами и одиночеством

В терапии важно идти за симптом, то есть пытаться понять, что стоит за симптомом, что его поддерживает, зачем он? Здесь необходимо поэтапное погружение в проблему.

Важными этапами в терапии для клиента с приступами паники будет осознавание им того, что за его симптомами стоит тревога, за тревогой страхи, за страхами неосознаваемое одиночество и проблемы с идентичностью. Выделенные этапы последовательно прорабатываются с клиентом в терапии.

Так, к примеру, преобразование тревоги в страх снижает градус напряжения клиента. Тревога, как известно, диффузное состояние, у которого нет объекта. В связи с этим человеку сложно длительное время пребывать в тревоге. Страх, в отличие от тревоги, определен и объектен.  Появление страха вместо тревоги - это большой шаг, когда клиент может сказать что я боюсь инфаркта, а не  у меня инфаркт.

Следующим этапом в терапии будет осознавание клиентом своего одиночества. Ценность индивидуализма в современном мире ко всему прочему приводит человека к одиночеству, с которым сложно встретиться, осознать и пережить.

Франчессети пишет о том, что ПА – это резкий прорыв неосознаваемого одиночества… Это одиночество того, кто внезапно обнаруживает себя слишком видимым перед огромным миром. Это одиночество того, кто внезапно чувствует себя очень маленьким перед огромным миром. Однако это одиночество неосознаваемо и недопустимо для человека, страдающего приступами тревоги. И этот тип переживания запрещен для человека, иначе бы ПА  отсутствовала.

Одиночество не может быть признано и прожито, так как в нарциссически организованном мире надо быть сильным и независимым. Привязанность, близость здесь рассматриваются как слабость. Обращаться к другому, просить о помощи для человека оказывается невозможным - это противоречит его идентичности, представлению о себе как о сильной, независимой личности. Удовлетворить свою потребность в близости и привязанности становится невозможным. Так он попадает в ловушку – ловушку индивидуализизма  и отчуждения от другого.

И тогда через приступы паники я возвращаю себе фигуру потребности в Другом, признаю его важность и ценность для Я.

 

Формирование причастности

Ввиду вышесказанного, одной из терапевтических задач с такого рода клиентами будет работа над формированием у них чувства причастности.

При ПА возникает страх смерти и страх сумасшествия – это страхи, при которых мы выпадаем из сообщества. Это страдание становится более слабым, когда я нахожусь рядом с кем-то, кому-то доверяю.

В современном мире, где прежние социальные институты перестали выполнять для человека функцию опоры, важным становиться включенность в различные сообщества: профессиональные, по интересам и пр. Они создают ощущение опоры – как за счет существования в них определенных правил, норм, границ, так и за счет появления у человека переживания причастности, совместности.

Эта работа начинается первоначально в контакте с терапевтом. Клиент постепенно укореняется в терапевтических отношениях. Терапевт становиться для него тем Другим, с которым можно быть слабым, просить о помощи, говорить о своих переживаниях, в общем, быть в отношениях.

Этот новый опыт может стать бесценным для клиента, со временем клиент сможет «брать терапевта с собой», даже когда он не вместе с ним – внутренне общаться с ним, советоваться, сохраняя сопричастность. Это приводит к появлению в картине мира человека иного, не-Я. Нарциссическое одиночество преодолевается за счет появления в психической реальности Другого.

Предательство тела: Когда тело «сходит с ума»

Работа с идентичностью

Одной из стратегических и долгосрочных целей терапии с клиентом с приступами паники является работа с его  идентичностью. Выше я писал о том, что Я современного человека идентифицируется по большей мере с его разумом, постепенно отчуждая от себя свою эмоциональную часть и телесность.

В результате чего вместе с потерей этих «своих территорий» Я утрачивает и ряд своих функций. Оно прекрасно функционирует в области контроля,  анализа, сравнения, оценки, но оказывается импотентным в области установления отношений. В итоге такие человеческие феномены как участие, привязанность, близость становятся для него недоступными.

Посредством терапии происходит возвращение доверия к телу, чувствам, возвращение в Я эмоциональности и телесности. Это возвращение себе ранее отчужденных территорий. В итоге Я становиться более целостным и интегрированным. Когда прежнее, идентифицируемое с разумом  Я, «сдает» свои позиции, перестает контролировать, становится терпимее к своим чувствам, желаниям, телесным феноменам – паника уходит.   

Эта работа технически ведется через открытие у клиента его эмоциональных и телесных феноменов и возможность появления доступа к ним посредством организации с ними диалога. Путь к интеграции лежит через диалог и умение договариваться.  

 

Практические советы для тех, кто не в терапии

Ваше Я это не только ваш разум. Это еще и ваши чувства, и ваша телесность.

  • Допустите, что эмоциональность, чувствительность – это не слабость, и попробуйте отыскать ресурсы, которые они содержат;

  • Открывайте для себя мир ваших чувств. Это сделает вашу жизнь ярче и «вкуснее»;

  • Прислушивайтесь к своему телу, к его ощущениям: у него есть много сигналов, и боль лишь один из них – самый сильный;

  • Поисследуйте свое тело: где в вашем теле живут приятные ощущения,  где находятся напряжение, зажимы?

  • Порадуйте свое тело, устройте ему праздник: сходите в баню-сауну, понежьтесь в ванной, запишитесь на массаж...;

 

Следующее несложное упражнение поможет вам лучше понять, чего хочет ваше тело?

«Письмо Тела к Я»

Напишите от имени тела письмо своему Я по следующей схеме:

  • Как ему живется с Я?

  • Какие отношения существуют с Я?

  • Какие есть потребности у тела?

  • Удается ли размещать свои потребности?

  • Насколько строго Я по отношению к этим потребностям?

  • Какие потребности находятся под запретом Я?

  • Какие чувства испытывает тело к Я?

  • Какие у него есть претензии, просьбы к Я?

  • Что бы в этих отношениях хотелось телу изменить?

  • Как бы Я отреагировало на эти изменения?

  • Как бы чувствовало себя тело, если бы эти отношения удалось изменить?

 

Организуйте диалог вашего я и тела. Попробуйте услышать ваше тело и договориться с ним.

 

Что касается развития эмоциональной чувствительности, то здесь вы можете делать следующее:

  • Отыщите в интернете список чувств и эмоций; Распечатайте их. Пусть они будут у вас под рукой;

  • В ситуациях контакта с другими людьми и объектами этого мира - природными и культурными явлениями – останавливайте себя и задавайте себе вопрос  «Что я сейчас чувствую?»;

  • Обращайтесь первоначально к вашей шпаргалке – списку чувств. Примеряете их к своему душевному состоянию. Пытайтесь обнаружить резонанс в вашей душе с каким-то чувством из заготовленного списка.опубликовано econet.ru

 

Автор: Геннадий Малейчук

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Мудрость — это ум, настоянный на совести. Фазиль Искандер
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов