Дом

Родители, с которыми НЕВЫНОСИМО

Токсичные родители

 

Психолог Юлия Лапина о том, кто такие токсичные родители и почему порой единственно верный способ наладить с ними отношения и обрести мир внутри себя — бежать как можно дальше. Хотя бы на время.

Родители, с которыми НЕВЫНОСИМО

Елена Безсудова: Тема токсичных людей еще совсем недавно была настолько популярна, что плавно перешла в обсуждение токсичных психологов, которые якобы сами видят в любых отношениях негатив и советуют их прервать. Если не манипулировать аудиторией, кто же такой токсичный родитель?

Юлия Лапина: Термин «токсичный родитель» предложила известный психотерапевт Сьюзан Форвард, чтобы описать действие на психику ребенка определенного поведения родителей, которое порой не так заметно стороннему глазу и не является единичным эпизодом. Но словно ядовитый газ оно проникает внутрь человека, день за днем, с каждым вдохом, и последствия его проявляются далеко не сразу. Именно поэтому причина этих самых последствий не всегда очевидна.

Ваши родители часто говорили вам, что вы бестолковый человек? Давали обидные прозвища? Постоянно критиковали? Применяли физическое насилие? Имели проблемы с психическим или физическим здоровьем, из-за чего с ними было сложно устанавливать эмоциональный контакт? Боялись ли вы своих родителей большую часть вашей жизни? Это не диагностический опросник, все всегда индивидуально. Это лишь вопросы, которые могут помочь понять, что с вами происходит сейчас. Принимаете ли вы решения в своей жизни в зависимости от того, что подумают ваши родители? Боитесь ли с ними не соглашаться? Считаете ли вы, что ответственны за их счастье? Считаете ли вы, что родители, несмотря на все успехи, вами не довольны? Надеетесь ли, что когда-нибудь они изменятся и вместе с этим изменится ваша жизнь? Испытываете ли интенсивное чувство вины, если вам приходится говорить родителям «нет»?

Е.Б.: Мне кажется, любой из нас ответит положительно хотя бы на один из этих вопросов…

Ю.Л.: Потому что в этом мире нет ничего сложнее человеческих отношений. С появлением в поле обсуждений темы токсичных родителей не раз приходилось слышать возражения несогласных: мол,  странно и глупо обвинять родителей, которые справлялись, как могли. Но, на самом деле, основная задача этих дискуссий — освободить от вины взрослых, которые выросли в таких семьях. Вы не отвечаете за то, как с вами поступали, когда вы были беззащитным ребенком. Но вы можете предпринять конструктивные шаги в сторону преодоления негативного опыта.

Что касается токсичных психологов, это нечто большее, чем просто нарушение этики. Это, как и в случае с родителем (а роль психолога зачастую в том, чтобы клиент проецировал на него свои паттерны взаимодействия с родителем, а он уже как специалист мог «починить» неадаптивные реакции), наличие специфической связи, которая делает клиента уязвимым. Особенная опасность заключается в том, что клиенты из подобных семей не могут распознать, что что-то здесь не то, потому что привыкли к токсичному обращению с собой. Важно, прежде чем идти на консультацию, воспользоваться сарафанным радио и собрать отзывы о специалисте.

Е.Б.: Что может оправдать такого родителя? Существуют какие-либо предпосылки к «токсичности»?

Ю.Л.: Здесь важно понимать, что токсичный родитель — это, в первую очередь, человек, который сам испытывает дефицит любви — в большинстве случаев с детства, начиная с отношений с его собственными родителями. Тем не менее, являясь по отношению к ребенку взрослым, он несет ответственность — за физическое и эмоциональное благополучие наследника. Другими словами, спрос с него есть.

Важно понимать, что каждый родитель устает, ссоры и конфликты с детьми неизбежны, быть эмоционально доступным и эмпатичным 24 часа в сутки не под силу ни одному человеку на земле.

Ребенок без проблем переживает эпизодические и неизбежные стычки и конфликты с родителем, если чувствует от него любовь и понимание.

Родители, с которыми НЕВЫНОСИМО

Вопрос не в конфликтах и усталости, а в том, способен ли человек любить, терпеть, контейнировать боль и фрустрации ребенка. Если нет, то способен ли он признаться в том, что ему нужна помощь и поддержка, потому что он эмоционально не справляется с родительством. Быть может, роль родителя открыла его собственные травмы, и во время капризов ребенка в его голове звучит когда-то усвоенный голос: «Хватит плакать и трепать мне нервы, я и так с утра до вечера работаю, чтобы тебя всем обеспечить». Дело не в этой конкретной фразе, детская травма самого родителя может быть другой, — вопрос в том, может ли родитель наполнять ребенка любовью, потому что это базовая потребность растущей психики.

Е.Б.: Как влияет выделяемый родителем «яд» на жизнь ребенка?

Ю.Л.: Позволю себе процитировать все ту же Сьюзан Форвард. Вы обнаруживаете, что постоянно вступаете в разрушающие и деструктивные отношения? Вам кажется, что близость равна опасности? Вы ожидаете от жизни худшего? Бывает ли так, что вы ощущаете пустоту, не понимаете, что вы чувствуете, чего хотите? Боитесь ли вы, что если люди узнают, какой вы на самом деле, они отвернутся от вас? В случае успеха посещает ли вас чувство, что вы его не заслуживаете? Вам трудно расслабиться и хорошо проводить время? Бывают ли у вас приступы злости или грусти без каких-либо видимых причин? Случается ли так, что несмотря на все ваши усилия вы ведете себя «точно так же как ваши родители»? Однако зависимость тут не линейная. Взаимосвязь этих состояний с событиями детства не укладывается в формулу «стимул-реакция». Да и степень дефицита любви может быть разной. Поэтому каждая ситуация индивидуальна.

Е.Б.: И опять же мне кажется, что перечисленные состояния время от времени свойственны всем.

Ю.Л.: Безусловно, но они временны и не влияют на качество жизни. Стоит отметить еще один важный момент. Есть дети с очень высокими эмоциональными потребностями, а есть родители с глубоким дефицитом ресурса. Потребности ребенка, как и возможности родителя, распределены по спектру от «много» до «немного». Самые грустные последствия происходят в комбинации «ребенок с высокими потребностями» и «родитель с дефицитом ресурса». Но бывает и так, что даже проблеск любви от больной бабушки, к которой ребенок приезжал на каникулы, наполняет его и дает силы, потому что так сложилось, что ему этого хватит для роста.

Если сравнивать с растениями — есть те, за которыми нужен сложный и вдумчивый уход профессионального садовника, а есть и такие, которые почти что сами растут. Но, несомненно, без воды, земли и солнца не выживет ни одно. Забота, внимание и любовь необходимы, их интенсивность варьируется в зависимости от множества факторов. Часто говорят: «У меня было трудное детство, и ничего, вырос нормальным человеком». Опуская тот момент, что такая фраза еще никому не помогала, и гипотетически предполагая для чистоты эксперимента, что говорящему ее все известно о прошлом того, к кому этот комментарий направлен, мы можем отметить, что скорее всего речь идет именно о детях с разными потребностями. Возможно, если у вас больше одного ребенка, вы замечали, насколько разными они могут быть, причем с самого рождения.

Е.Б.: Какой первый шаг необходимо сделать, чтобы выйти из разрушающих отношений? Насколько вообще важно из них выйти? Для большинства просто перестать общаться (не изменится же мама или папа в пятьдесят и более лет) невозможно по многим причинам.

Ю.Л.: Первый и самый важный шаг, на мой взгляд, — это прекратить пытаться изменить поведение родителя в надежде, что вам станет легче. К сожалению, никто не может никого изменить извне. Новозаветное «се стою у дверей и стучу» — это о том, что даже Бог бессилен перед человеческой свободой, подаренной Им самим людям. Это очень и очень болезненный шаг. Потому что он включает оставление надежд, что когда-нибудь вы получите от родителя ту любовь и одобрение, которых желали всю свою жизнь. Это и оставление попыток сделать что-то, чтобы эту любовь «заслужить». Не всегда человек может справиться с этим сам, слишком сильна эмоциональная связь, слишком остра боль. Обратиться за помощью к книгам самопомощи, в терапевтическую группу или к опытному специалисту — сложный, но иногда необходимый шаг.

Е.Б.: В комментариях к одной вашей статье на эту тему, я встретила мнение, что помимо токсичных родителей есть и токсичные дети. Мне это показалось интересным. Что скажете?

Ю.Л.: Термин «токсичный человек» сейчас действительно употребляют достаточно широко — токсичный сотрудник, токсичный работодатель, токсичная свекровь, токсичный родственник, токсичный друг и т.п. Да, конечно, дети могут быть токсичными по отношению к родителям и причинять им серьезную боль — и это не всегда «результат воспитания». Если мы признаем за людьми свободу выбора, то взрослый ребенок несмотря на все наши усилия может вести себя совсем не так, как мы того желаем.

Но есть один важный нюанс. Если вы встречаетесь с токсичным человеком на работе, вы можете уволиться, а если и нет, вы можете найти ресурс поддержки в семье, у друзей, у психолога, в конце концов. А у ребенка нет никого, кроме родителя: весь его мир — это значимый взрослый, с котором он автоматически, на биологическом уровне устанавливает связь. И если эта связь токсична, ему некуда деться, более того, смещаются его представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, он отстраивает свою личность и взгляд на мир исходя из того отношения, которое демонстрирует токсичный родитель.

Ребенок может ощущать вину за вся и все, испытывать стыд за свое существование и постоянную неуместность, ощущение, что «от тебя лишь одни неприятности», «Ишь чего захотел, я ради тебя все, а ты..».

Родители, с которыми НЕВЫНОСИМО

Он может усвоить, что любовь надо «заслужить», что «с ним явно что-то не так», что «он причина страданий и боли родителя» — и строить через эту призму все дальнейшие отношения. Токсичные партнеры и токсичные отношения — с алкоголиками, наркоманами, физическими и эмоциональными насильниками не редкость, увы, для детей, так и не почувствовавших свою ценность. Но об этом есть немало книг, например, «Женщины, которые любят слишком сильно» американского психотерапевта Робин Норвуд о проблемах созависимых отношений и любовной аддикции.

Е.Б.: И все же, как общаться с токсичными родителями? Принимать такими, какие есть? Изменить свое отношение к ним, пусть и с помощью терапии? Других родителей у ребенка все равно нет, он привык жить именно так.

Ю.Л.: Одно из тяжелейших решений, которое порой принимает ребенок токсичных родителей — это прервать общение. Это ни в коем случае не универсальный совет. Более того — это выбор из плохого и очень плохого: вам выколоть глаз или отрезать руку? Иногда речь идет о короткой паузе, иногда о более длительной. Да, как бы ни была сильна решимость в какой-то момент прекратить общение, притяжение временами будет интенсивным, захочется сказать, объяснить, поругаться, наконец.

Негативная связь — тоже связь. Назло маме отморожу уши — это же все равно ради мамы и ее чувств. Так устроена человеческая психика, что любая связь лучше отсутствия связи, особенно для тревожных людей, тех, у кого не было возможности построить опору в самом себе.

Е.Б.: А как быть с чувством вины? Внешне прерванное общение выглядит так, будто человек не благодарен родителям, не любит их, не платит добром, не заботится. 

Ю.Л.: Да, вопрос о сокращении общения или о его прекращении сложен и тем, что зачастую окружение не понимает и осуждает такие решения. Если за границей распространены группы поддержки детей токсичных родителей, публикации в формате «моя история разрыва с токсичной матерью», немало исследований доказали влияние на психику и физиологию травматичного детства, то у нас еще эта тема только входит в пространство общественной дискуссии, и не так много поддерживающих ресурсов. Несомненно, это усугубляет чувство вины и вносит эмоциональный хаос. Паттерны «ты очень плохая дочь» оживают с двойной силой в момент сепарации, и ответ на вопрос «что же делать» — слишком индивидуален, так как зависит от соотношения эмоциональных и финансовых ресурсов, от наличия или отсутствия поддерживающей среды, от состояния здоровья членов семьи. Иногда сепарация невозможна, потому что банально некуда деться из квартиры, или дочь зависима от родителей на финансовом уровне по тем или иным причинам. Я не сторонник универсальных советов, слишком много «но».

Е.Б.: И все же, бывают ли случаи, когда токсичный родитель «исправляется»? Может быть, при содействии психолога? Или почитав статьи на соответствующую тему?

Ю.Л.: Хочу заметить, что в голове каждого ребенка сложных родителей всегда звучит вопрос: а может быть, он/она изменится? Услышит меня? Обнимет и скажет: «Пожалуйста, прости меня. Я был (а) очень не прав(а). Я люблю тебя».

Бывает и так. Из-за каких-то событий и обстоятельств, заставляющих людей переоценивать свою жизнь, из-за возраста или болезней, которые меняют приоритеты, из-за настоящего раскаяния в совершенных в жизни ошибках и искреннего желания наладить отношения с детьми. Но бывает и по-другому, когда контакт так и не удается установить и все попытки изменить отношения разбиваются о стену претензий и манипуляций.

Иногда кажется, что нужно найти правильные слова, чтобы донести свою боль. Или дать прочитать «нужную» книгу или статью по теме. Или… или… Иногда важно просто  отступить и найти мир в себе и с самим собой. И помнить замечательную цитату: «Подумайте, как это трудно измениться самому, и тогда вы поймете, как мало шансов у нас изменить других»опубликовано econet.ru

Автор: Юлия Лапина

беседовала: Елена Безсудова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Человек не выбирает свою болезнь, но он выбирает стресс — и именно стресс выбирает болезнь. Ирвин Ялом
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов