Подпишитесь
Дом

Если в детстве не было велосипеда, то в детстве не было велосипеда

Многие не замечают, как пытаются получить то, что невозможно получить в настоящем, и в результате оказываются вечно неудовлетворенными

Мир невозможно прогнуть под себя

 

Когда-то мне тоже хотелось, чтобы меня все любили, потому что в детстве не досталось столько любви и поддержки, сколько мне хотелось бы. Я завидовала тем, кому досталось. Я оправдывала свои жизненные неудачи тем, что мне не досталось. Но неудач от этого не становилось меньше. 

Когда-то я верила в то, что если я еще чуть-чуть поднапрягусь, то меня обязательно все полюбят, и тогда моя жизнь превратится в сказку.

Но чем больше я напрягалась, тем бессмысленнее становилась жизнь.

Если в детстве не было велосипеда, то в детстве не было велосипеда

Мир невозможно прогнуть под себя. Кто-то обязательно будет меня не любить. И имеет на это право. Ожидая любви от другого, я покушаюсь на его свободу не хотеть и не любить. Ожидая от себя всеобъемлющей любви, я покушаюсь на свою свободу не хотеть и не любить. Невозможно чувствовать себя счастливым и полноценным, сломавшись под ожиданиями других. Не предавайте себя. Нет выбора быть кем-то другим, есть выбор, уважать себя или осуждать себя. Будет ли человек доволен жизнью, если осуждением себя он уничтожает в себе желание жить? 

Мир такой какой есть, каждый человек такой какой есть, любить всех - любилка сломается. Достаточно не наступать другому на ногу, а любить его необязательно.

Невозможно насытить другого человека любовью, если он тут же превращает эту любовь в самоосуждение:

- Ты прекрасно выглядишь сегодня!
- Да нет, это просто я голову помыла.

Многие не замечают, как пытаются получить то, что невозможно в настоящем - родительскую любовь в младенчестве,
отказываясь принимать то, что доступно сейчас, и в результате оставаясь вечно неудовлетворенными.

Если в детстве не было велосипеда, то в детстве не было велосипеда

Ответственность и другая ее сторона, свобода, - вещи безжалостные. Жалость к себе ослабляет человека и ставит его на место жертвы.  Жертва сама себе палач. Война с самим собой отнимает столько сил, что оглядеться вокруг и увидеть, что другие такие же как ты, не хуже и не лучше, и хотят не меньше - на это уже нет ресурса. 

Не было в детстве велосипеда? Что тогда оплакивать? Его же не было. Когда ты решил, что он должен был у тебя быть? Просто потому что ты так хотел? Просто хотеть недостаточно. И ни один родитель не в силах дать ребенку всего, чего ему хочется. Мало того, человек так устроен, что не умеет ценить то, что не добыто собственными силами, а поэтому чем больше бесплатно даешь, тем менее это ценно для другого.

А не ценя собственные усилия, невозможно научиться ценить чужие.

Внимание к детям - это не тогда, когда ребенок ни в чем не нуждается, а когда родитель ощущает разницу между радостью и развращенностью.

Жалость и сострадание - это разные вещи. Жалость ставит одного выше другого и происходит из гордыни, а гордыня из страха беспомощности перед чем-то, что или кто сильнее меня. Сострадание - это когда мы одной крови, ты и я, мы оба живые и ранимые, я могу представить себе как там может быть тебе. Любовь бежалостна и сострадательна. опубликовано econet.ru

 

Автор: Анна Паулсен

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Главная формула каждого греха - это любовь, связанная с пренебрежением или разочарованием. Франц Верфель
    Что-то интересное
    Больше материалов
    Больше материалов