Дом

Всё, что вы не знали о стрессе

Похвала стрессу

 

«Расскажу, как справиться со стрессом раз и навсегда», «Научим совладанию со стрессом», «Избавим от стресса за три занятия».

Когда я вижу такие объявления, моя рука — рука человека миролюбивого и добродушного, но в то же время рука биолога — тянется за револьвером. К счастью, револьвера у меня нет, поэтому лучше я напишу статью о стрессе, о том, какую пользу он приносит и почему избавиться от стресса и невозможно, и решительно не нужно.

Стресс — это неспецифическая системная адаптивная реакция нашего организма на новизну. Рассмотрим последовательно все слова в этом определении.

Неспецифичность стресса

Всё, что вы не знали о стрессе

 

Центральное положение концепции стресса — неспецифичность. Американский физиолог Уолтер Кеннон (1871–1945) первым отметил, что организм отвечает на самые разные физические и психические воздействия сходным образом: из мозгового слоя надпочечников в кровь выделяется адреналин. При боли, голоде, страхе, ярости всегда наблюдается однотипная реакция организма: увеличивается секреция адреналина.

Возникновению термина «стресс» мы обязаны Гансу Селье (1907–1982). Селье родился в Австро-Венгрии, поэтому «своим» его считают в современных Венгрии, Словакии и, конечно, в Канаде, где он работал. Молодой ученый обнаружил, что при воздействии самых разных физических раздражителей, а также различных ядов организм животного реагирует сходным образом. Проявляются три симптома:

  • увеличение коркового слоя надпочечников,
  • уменьшение лимфатических структур,
  • появление язв на слизистой оболочке желудка —

триада Селье (Selye H.A, «Syndrome Produced by Diverse Nocuous Agents», Nature, 1936, 138, 32).

Этот симптомокомплекс Селье назвал генерализованным адаптационным синдромом, а впоследствии — реакцией стресса.

Казалось бы, очевидно: наша реакция зависит от того, что именно воздействует на организм. При жаре усиливается потоотделение, человек старается поменьше двигаться, ищет тень и старается в ней раскинуть пошире руки и ноги — увеличивает поверхность теплоотдачи. На холоде потоотделение уменьшается, человек ищет источники тепла, совершает энергичные движения, а устав, старается уменьшить поверхность тела — сжимается в комок. Физиологические и поведенческие реакции на жару и холод противоположны. Но в то же время что на жаре, что на холоде, в нашем организме развивается стрессорная реакция, одинаковая в обоих случаях. Она же возникает и при любых других отклонениях условий существования от привычных.

Именно неспецифичность стала революционной чертой новой концепции. В дальнейшем, когда теория Ганса Селье получила многочисленные подтверждения и повсеместное признание, основное внимание исследователей было направлено на выявление особенностей стрессорной реакции в зависимости от типа стрессора (стимула, вызывающего стресс). Было получено много экспериментальных фактов, подтверждающих существование таких особенностей. Стали говорить о стрессе «холодовом», «радиационном», «глубоководном», «болевом», «психологическом», «социальном»... Однако это терминологически неправильно. Поскольку в реакции организма всегда присутствует и специфический, и неспецифический, то есть стрессорный, компонент, следует говорить о сочетании стресса с реакцией на конкретный раздражитель: холод, радиацию, социальные конфликты и т. д.

Всё, что вы не знали о стрессе

 

Проявления стрессорной реакции

 

Поведение:
Увеличение тревоги
Активация сенсорных систем
Усиление внимания
Активация памяти
Изменение двигательной активности (усиление или торможение)
Торможение пищевого и полового поведения

Эндокринология:
Выброс в кровь адреналина и норадреналина
Усиление секреции кортиколиберина и кортикотропина
Усиление секреции глюкокортикоидов
Усиление секреции эндогенных опиатов
Усиление секреции вазопрессина
Торможение секреции инсулина, гормона роста, гонадолиберина

Физиология:
Пилоэрекция (подъем волос перпендикулярно поверхности кожи)
Расширение бронхов
Увеличение частоты и глубины дыхания
Увеличение частоты сердечных сокращений и минутного выброса крови
Расширение сосудов системы «сердце-легкие» и сосудов скелетных мышц
Сужение магистральных сосудов головы
Сужение сосудов кожи и внутренних органов
Поступление крови в основное русло из депо
Усиление сокращений утомленных мышц
Эвакуация содержимого полостных органов
Создание резерва жидкости в организме
Торможение моторной и секреторной функции желудочно-кишечного тракта

Биохимия:
Увеличение концентрации глюкозы в крови
Усиление глюконеогенеза (усиление распада жиров и белков)
Увеличение поступления глюкозы в клетки мозга, сердца и скелетных мышц

 

Слишком часто любые изменения в нашем организме приписывают стрессу. В большинстве случаев это неверно: наша реакция зависит от того, что именно воздействует на нас, то есть от модальности стимула. Например, нарушения репродуктивной функции у спортсменок, вплоть до прекращения менструаций, связывали со стрессом, который сопровождает нагрузки большого спорта. Оказалось, что это не так. В данном случае на репродуктивную функцию влияет другой фактор: соотношение жировой и мышечной ткани в организме. Это было установлено в результате наблюдений за спортсменками и в экспериментах на животных. Если же соотношение мышечной и жировой ткани поддерживать на определенном уровне, то самые интенсивные физические нагрузки не приведут к нарушениям половой функции.

Долгое время, вплоть до конца ХХ века, стрессом объясняли такое распространенное заболевание, как язвенную болезнь желудка. Австралийские ученые Робин Уоррен и Барри Маршалл получили Нобелевскую премию в 2005 году за доказательство инфекционной природы язвенной болезни и открытие его возбудителя — Helicobacter pylori. Стресс может усиливать процесс язвообразования (к этому мы еще вернемся), но он не является его первопричиной.

Таким образом, правомерно использовать термин «стресс», если реакция, которую мы наблюдаем, мало зависит от модальности стимула.

Системность стресса

 

Стрессор вызывает реакцию всех систем организма, и в то же время организм реагирует как целостная система — отдельные его реакции тесно связаны друг с другом. Исключительно для удобства выделяют такие компоненты стресса, как поведенческий, эндокринный, физиологический, иммунный и т. д. В таблице приведены некоторые проявления стрессорной реакции.

Значительную путаницу в представления о том, какие изменения являются стрессом, а какие нет, вносит тот факт, что основной стрессорный гормон человека кортизол (а также некоторые другие) активно секретируется при любой физической нагрузке. Изменение секреции кортизола считают одним из главных показателей стресса. Однако при физической нагрузке (мышечной работе, изменении температуры среды и т. п.) организм нуждается в интенсификации углеводного обмена, этим и обусловлено выделение кортизола. Во время же стресса организму необходимы системные изменения жизнедеятельности, в первую очередь  - психические реакции. Поэтому повышение концентрации кортизола в крови еще не свидетельствует о том, что развивается именно стрессорная реакция. Прежде чем говорить о стрессе, необходимо зарегистрировать изменения и в других системах организма.

Итак, использовать термин «стресс» при описании реакции организма вполне корректно, если показано, что в реакцию вовлечены несколько адаптивных систем, например и поведенческая, и физиологическая.

Адаптивность стресса

 

«Адаптивность» означает, что биологическое значение стресса состоит в сохранении организма как целого. Ущерб здоровью наносит не стресс, а неблагоприятные изменения условий существования, которых животному или человеку не удалось избежать прежде, чем защитные ресурсы организма оказались исчерпаны.

Умеренные по силе стрессы необходимы для нашего развития и существования.

Изменения поведения всегда начинаются с увеличения тревожности. Животное настораживается, почуяв незнакомый запах или услышав хруст ветки. Человек внутренне напрягается, оказавшись в непривычной обстановке. Тревожность сопровождается активацией сенсорных систем: обостряются все чувства, поскольку необходимо собрать как можно больше информации о новой ситуации. Возрастает не только чувствительность зрения, слуха, обоняния и пр. — усиливается внимание. Детали обстановки, на которые животное или человек ранее не обращали внимания, теперь бросаются в глаза. Новую информацию нужно сопоставить с хранящимися в памяти сведениями о схожих ситуациях — активируются процессы извлечения информации. Одновременно улучшается способность к запоминанию: новую информацию следует сохранить, чтобы повторение этой ситуации не оказалось стрессорным. Параллельно изменению состояния сенсорных систем изменяется и состояние моторики. В зависимости от психологического типа животное или человек становится более подвижным или, напротив, скованным. Происходят изменения в мотивационной сфере: подавляются мотивации, не связанные с потенциальной борьбой за сохранение жизни, — пищевая и половая. Соответственно тормозятся пищевое и половое поведение.

Физиологические реакции при стрессе также направлены на оптимизацию приспособления к изменившейся среде.

Каждый, кому доводилось видеть домашнюю кошку в непривычной для нее ситуации, например при весеннем выезде на дачу, знает, насколько увеличиваются видимые размеры тела из-за стоящей дыбом шерсти — пилоэрекции. Годовалых ворон, хотя они не уступают размерами взрослым птицам, легко отличить по крупной голове — перья на ней все время подняты. Для молодой вороны весь мир еще загадка, и она постоянно находится в состоянии стресса. А старую ворону трудно чем-нибудь удивить, поэтому перья лежат гладко, голова кажется меньше и более плоской, чем у молодой.

При стрессе расширяются бронхи, увеличиваются частота и глубина дыхания, поскольку от снабжения кислородом тканей зависит работоспособность организма. Это явление хорошо известно актерам, лекторам и всем, кому приходится выступать публично. Поскольку любое выступление содержит элемент новизны, даже если предстоит произносить хорошо знакомый текст, оно сопровождается пусть и небольшим, но стрессом. Даже если дыхательные пути сужены, например, из-за простуды, бронхи сразу же расширяются, как только человек появляется перед аудиторией.

  • Усиливается кровоток, направленный к органам, необходимым для борьбы за жизнь, — сердцу, легким и скелетным мышцам.
  • Одновременно сужаются кровеносные сосуды, расположенные близко к поверхности кожи (чтобы уменьшить возможную потерю крови при ранении) и идущие к пищеварительной системе.
  • Прекращаются моторика желудочно-кишечного тракта и его секреторная активность.
  • Для облегчения бега происходит эвакуация содержимого прямой кишки и мочевого пузыря.
  • Хорошо известно, что встревоженный человек испытывает позывы к посещению туалета.
  • С другой стороны, почки перестают вырабатывать мочу — так создается запас жидкости в организме, который пригодится в случае ранения для восстановления объема крови.

 

Таким образом, стресс мобилизует все системы организма для приспособления к изменившимся условиям.

Отрицательное влияние стресса на здоровье — что порой имеет место — обусловлено тем, что стрессорная реакция формировалась в течение сотен миллионов лет, когда основными стрессорными стимулами были ситуации, представляющие непосредственную угрозу существованию. Это мог быть хищник или представитель своего вида — конкурент в борьбе за еду, место отдыха, самку и т. п. Поэтому большая часть изменений при стрессе повышает готовность организма к схватке, то есть к мышечным нагрузкам и возможному ранению.

Стрессы же современного человека редко бывают связаны с опасностью для жизни, и многие проявления стрессорной реакции утратили биологическое значение и даже стали преимущественно вредны. При неожиданном вызове к начальству любой испытывает стресс, и, хотя разговор в кабинете директора редко доходит до кровопролития, организм готовится к возможной кровопотере.

Чтобы предотвратить падение кровяного давления в случае ранения, при стрессе артерии, несущие кровь к головному мозгу, суживаются. Если стресс не сопровождается кровотечением, то сужение этих сосудов пользы не приносит, так как уменьшает кровоснабжение мозга. Дамы XIX века часто падали в обморок не потому, что были чувствительнее наших современниц, а из-за корсетов, стеснявших дыхание. Женщины все время находились в состоянии кислородной недостаточности, и даже слабый стресс — «барышня, вам письмо» — нередко уменьшал снабжение головного мозга кислородом до критического уровня и ниже.

В триаду Селье входит уменьшение тимуса, то есть лимфоидной ткани. С лимфоидной тканью связаны процессы воспаления и иммунитета. Сегодня хорошо известно, что гормоны коры надпочечников, а именно глюкокортикоиды, имеют противовоспалительную и иммуноподавляющую активность. Противовоспалительная активность очень важна, так как очаги воспаления в результате разрушения клеток возникают в организме постоянно. Недаром самое популярное лекарство в мире — это аспирин, нестероидное противовоспалительное средство. Однако при массированном выбросе глюкокортикоидов ослабляется иммунитет, поэтому длительные стрессорные состояния часто сопровождаются инфекционными болезнями.

Всё, что вы не знали о стрессеАтрофия грудной клетки вследствие длительного сдавливания корсетом (из книги немецкого антрополога Германа Плосса). И эти люди называли варварством обычай китаянок бинтовать ступни...

 

То, что в повседневной жизни называется «простудой», — как правило, вирусное заболевание. Высыпание герпеса или ОРВИ возникают не из-за того, что вирус попал в организм человека. Вирусы присутствуют в организме постоянно, но их активность подавляется иммунной системой. Если же иммунитет ослаблен после сильного стресса, то вирус активно размножается, что и проявляется в виде болезни. Человек часто заболевает гриппом после переохлаждения, которое вызвало стресс. Но острые респираторные заболевания нередки и в летний период: они провоцируются перегревом, неумеренными купаниями — другими словами, тоже температурными воздействиями. Поскольку и при охлаждении, и при перегреве развивается стресс, простудиться можно и летом.

По данным детских поликлиник, количество инфекционных заболеваний увеличивается во время школьных каникул. Возможно, это связано с тем, что многие дети испытывают в это время бурную радость, то есть стресс. Несмотря на его положительную окраску (о «положительных» стрессах мы поговорим дальше), он также сопровождается выбросом глюкокортикоидов, которые подавляют иммунитет, — отсюда грипп, отиты, ветрянка и т. п.

Третий компонент триады Селье — образование язв на слизистой оболочке желудка под действием адреналина (которое ослабляется действием других стрессорных гормонов — глюкокортикоидов). Очевидно адаптивное влияние стресса на подавление пищеварительной активности. Когда нужно убегать от хищника, расточительно тратить энергию на функции, не направленные непосредственно на спасение жизни. Поэтому при стрессе тормозятся секреторная активность желудочно-кишечного тракта и моторика кишечника. Однако при частых стрессах развиваются нарушения пищеварительной функции, которые могут переходить и в болезнь.

Не только постоянный, но и однократный стресс может вызвать резкое нарушение пищеварения. Все знают, что после длительного голодания пищу нужно принимать маленькими порциями. Вследствие стресса, вызванного голоданием, секреторная и моторная функции желудочно-кишечного тракта заторможены, так что большая пищевая нагрузка может вызвать смерть.

Кроме того, хорошо известно, что сразу после еды не рекомендуются физические нагрузки, в частности нельзя купаться. Погружение в воду, температура которой всегда ниже температуры тела, и сопряженная с плаванием мышечная работа вызовут стресс. Если желудок при этом заполнен пищей, то из-за нарушения нормальной сократительной активности желудка и кишечника могут возникнуть спазмы, которые причиняют сильную боль и даже способны вызвать рефлекторную остановку сердца.

При стрессе тормозятся процессы роста, дифференцировки и регенерации, а также репродуктивная функция — все эти процессы требуют энергии. Поэтому регулярные стрессорные нагрузки приводят к болезням соответствующих систем, особенно у детей и подростков, у которых процессы роста и дифференцировки тканей еще не завершены.

Итак, хотя стресс может причинять вред здоровью, вообще говоря, стрессорная реакция направлена на увеличение приспособленности организма. Приведем в заключение этого раздела несколько исторических примеров адаптивности стресса.

Генералиссимус Суворов перед штурмом Измаила обратил внимание на огромное количество больных солдат и приказал: «Чтоб не было больных!» Согласно приказу, все больные, кроме умирающих, пошли на штурм. И все, кто остался жив, оказались здоровыми. Когда немцы бомбили Лондон во время Второй мировой войны, в городе резко уменьшилось количество невротических больных и страдающих разнообразными психосоматическими расстройствами (Джозеф Кемпбелл. Мифы, в которых нам жить. М: София; М.: ИД «Гелиос», 2002).

Новизна изменений

 

Сам Селье определял стресс как «неспецифический ответ организма на возникшую потребность», то есть как реакцию, которая имеет общие черты независимо от типа воздействия. Данное определение не очень удобно, под него подпадают практически любые реакции живых организмов — ведь удовлетворение потребностей происходит постоянно. Однако ни в коем случае нельзя утверждать, что человек или животное постоянно испытывает стресс. Абсолютное большинство потребностей возникает и успешно удовлетворяется без каких-либо его признаков. В определении Селье мы видим обычную логику первооткрывателя — обнаружив некую закономерность, ученый хочет распространить ее на возможно большее количество объектов, ситуаций, областей знания. Это нормально; мы понимаем мэтра и, снимая перед ним шляпу, отнесем такое определение в исторический музей.

Порой стрессом называют реакцию на сильные воздействия. Но стрессом могут сопровождаться и совсем незначительные изменения во внешней среде — если они неприятны, а человек (или животное) не может к ним приспособиться.

Другое распространенное определение сводится к тому, что стресс — это реакция на вредные воздействия. Такое представление тоже оставляет слишком много неясностей. Какое воздействие является вредным? Человек может не осознавать его вред. Человек или животное могут не понимать, что когда-нибудь потом данное воздействие принесет пользу.

Наконец, стрессом сопровождаются такие изменения условий существования, которые и приятны, и приносят несомненную пользу. Многие люди (и животные) строят свою жизнь так, чтобы регулярно испытывать стресс.

Поэтому правильнее всего понимать под стрессом реакцию на новизну, на отклонение условий существования от привычных.

«Новизна прибавляет много напрасных страхов», — заметил еще Плутарх.

Звон будильника — малоприятный стимул, но он не сопровождается стрессом, так как воздействует на нас регулярно. Если мы будем регулярно подвергать организм одному и тому же воздействию, то специфическая реакция будет постепенно усиливаться. Человек или животное адаптируются к конкретным изменениям среды: организм спортсмена привыкает к мышечным нагрузкам, полярника — к холоду, регулировщика уличного движения — к ядовитой атмосфере. В то же время при повторных предъявлениях одного и того же стимула стрессорная реакция будет уменьшаться.

Сравним переход улицы на нерегулируемом перекрестке, который совершают городской житель и человек, впервые приехавший в город из села. Или ночевку в лесу, которая предстоит таежному охотнику и заблудившемуся туристу-любителю. Обе ситуации требуют напряжения физических сил и психических способностей, но в обоих случаях первый из субъектов выполняет необходимые действия, не испытывая стресса, поскольку ситуация привычна для него, а для второго субъекта величина стресса очень велика.

При длительных воздействиях, даже требующих значительных усилий, организм человека адаптируется к ним. Землекоп не испытывает стресса, когда работа привычна для него, хотя это самая энергоемкая из всех традиционных активностей человека. Но в организме землекопа разовьется стресс, если он окунется в ледяную воду. А у «моржа» — при копании траншеи. Жители больших городов страдают различными респираторными болезнями, так как постоянно дышат воздухом с высоким содержанием вредных веществ, однако не испытывают при этом стресса. В то же время деревенский житель, приехавший в город, из-за непривычного воздуха, непривычных зрительных, слуховых, обонятельных раздражителей, непривычного стиля социальных контактов будет стрессирован. Возможно, настолько сильно, что стремление уменьшить новизну обстановки проявится в драматическом изменении стратегии поведения — подобный случай описан в рассказе О. Генри «Квадратура круга», где человек из штата Кентукки, встретив в Нью-Йорке своего кровного врага (и земляка), приветствует его как друга.

«Тренированный» не означает «устойчивый к стрессу»

 

Адаптация организма человека и животных к нагрузкам всегда специфична. При постоянном предъявлении одной и той же ситуации организм приспосабливается именно к ней, и уровень стресса, первоначально высокий, постепенно снижается. При изменении модальности стимула, то есть типа нагрузки, стрессорная реакция снова станет высокой.

В феврале 2007 года 43-летняя Лиза Мария Новак, замужняя женщина, мать троих детей, была задержана при нападении на любовницу своего любовника. Это заурядное происшествие привлекло внимание всей планеты, потому что задержанная была астронавтом НАСА. Принято считать, что космонавты — это люди из стали, карбона и тефлона. Полагают, что они превосходят обычных людей во всем, в том числе и в способности адекватно действовать при стрессе. Поэтому журналисты, как, впрочем, и делавшие заявления официальные представители НАСА, говорили об ошибках в программе подготовки астронавтов или, в крайнем случае, об ошибке в конкретном случае тестирования Новак. А то, что она испытала стресс, — несомненно. Узнав об измене, Новак взяла пистолет, нож и баллончик с раздражающим газом, надела специальный подгузник для астронавтов, который позволяет долго не посещать туалет (правда, последний факт она в дальнейшем отрицала, но он успел попасть в новости), и проехала за рулем автомобиля без остановок тысячу миль. Все это характеризует ее поведение как неадекватное, лишенное биологического смысла и, следовательно, стрессорное.

В действительности этот инцидент не дает оснований говорить о профессиональной непригодности полковника Новак, имевшей опыт полетов в космос в должности командира корабля. Астронавтов и космонавтов тренируют и тестируют на способность справляться с ситуациями, которые могут возникнуть во время космического полета. Навыки социально приемлемого поведения при житейских невзгодах у будущих покорителей космоса специально не вырабатывают (как, впрочем, и у многих других женщин и мужчин). Впервые оказавшись в такой ситуации, Новак испытала стресс и проявила стрессорное поведение.

Всё, что вы не знали о стрессеКот, выросший при постоянной стрельбе из всех видов оружия, при разрывах снарядов, бомб и гранат, не реагировал на эти стимулы, стрессорные для любого живого существа. Более того, он выполнял обязанности связного — видна бумага, прикрепленная к ошейнику

 

Фотография кота была сделана во время Сталинградской битвы (17 июля 1942 — 2 февраля 1943).

Животное спокойно сидит на бруствере окопа, среди разрушенных зданий. Между тем боевые действия — один из самых сильных стрессоров для человека. А в Сталинграде шли постоянные бои. Кот непрерывно подвергался действию сильных звуковых, зрительных и, возможно, болевых раздражений. Однако, взглянув на его позу, можно с уверенностью сказать, что это животное не испытывало стресса. У человека, непрерывно пребывающего в условиях боевых действий более шести месяцев, вследствие хронического стресса психические изменения становятся необратимыми. Отсутствие же страха, подавленности у этого кота позволяют предположить, что объективно неблагоприятные условия к стрессу не привели, поскольку сделались привычными для него. Он воспринимал выстрелы и разрывы как неотъемлемые элементы среды существования, потому что не знал другой жизни — возможно, он и родился в зоне боевых действий. Стресс у этого кота возник бы, если бы его поместили в объективно благоприятные, но непривычные условия, например в мирную деревню.

Следует подчеркнуть, что стрессогенность, то есть новизна ситуации, всегда растет при дефиците времени, имеющегося для решения проблемы. Время, иногда достаточно продолжительное, нужно:

  • для сбора информации об изменениях во внешней среде,
  • для поиска ключевого стимула, который позволит характеризовать ситуацию как знакомую,
  • и, наконец, для выбора наиболее подходящей программы поведения.

 

Чем больше времени есть у человека или животного, чтобы «осмотреться», тем менее выраженным будет стрессорное поведение.

Недостаток же времени, увеличивая субъективную новизну ситуации, повышает уровень стресса. На основании понятия субъективной новизны сформулирована теория «хроностресса» (Чернышева М. П., Ноздрачев А. Д. Гормональный фактор пространства и времени внутренней среды. СПб.: Наука, 2006).

Величина стресса определяется не только формальной новизной ситуации, но и биологической значимостью этой ситуации — уровнем мотивации. Разные уровни стресса отмечаются у человека при служебной переаттестации и у того, кто решает математические задачи (пусть даже очень сложные) в ожидании поезда.

Обратим внимание на близость представления о стрессе как реакции на новизну, с одной стороны, и с другой — на эмоции как результат дефицита информации. Согласно взглядам известного физиолога и психолога П. В. Симонова (1926–2002), сила эмоции пропорциональна величине актуальной потребности и обратно пропорциональна информации о способах эту потребность удовлетворить. Очевидно, что, чем сильнее потребность (в еде, безопасности и пр.), тем сильнее эмоция — на это указывал еще П. К. Анохин (1898–1974). То же и с величиной стресса. Но как сила стресса, так и сила эмоции зависит еще и от того, насколько ситуация понятна и привычна для человека или животного, иными словами, от количества полезной информации. Даже очень голодный человек не испытывает ни стресса, ни эмоций, если просыпается утром у себя дома, — он просто идет на кухню и ест. Другое дело, если человек просыпается голодным в незнакомом месте.

Можно сказать, что эмоциональная реакция — непременный и обязательный компонент стресса. Стрессорную реакцию от специфических реакций нашего организма отличает наличие эмоций, отрицательных или положительных.

Положительные эмоции при стрессе

 

При стрессе, среди прочего, происходит усиленное выделение эндогенных опиатов — энкефалинов и эндорфинов. Эти вещества, подобно их растительным аналогам, вызывают эйфорию. Именно с ростом их секреции связаны положительные эмоции при стрессе. Мы испытываем стресс не только тогда, когда прыгаем в пропасть, обвязав лодыжки резиновой лентой, но и приобщаясь к искусству.

Чтобы произведение искусства вызывало стресс, в нем должно быть достаточно много новизны. Однако радикальное отклонение от традиций в авангардном искусстве вызывает слишком сильный стресс и, как следствие, чаще отрицательные эмоции.

Русский человек при посещении Третьяковской галереи получает, как правило, много больше положительных эмоций, чем при знакомстве с европейским музеем. С одной стороны, реальная картина производит более сильное впечатление, чем самая хорошая репродукция, — от новизны возникает стресс. С другой стороны, новизна в Третьяковке умеренная, многие картины мы знаем с детства. В первом же зале висит портрет Пушкина работы Кипренского — да у меня на букваре был этот портрет! И такое чувство узнавания сопровождает посетителя почти во всех залах. При этом конечно же узнавание дополняется радостью знакомства, как при встрече с симпатичным человеком, с которым был знаком только по фотографии и переписке.

На снижение новизны направлено прокручивание по радио новых песен перед выпуском нового альбома в продажу. Они начинают нам нравиться больше, когда мы понемногу привыкаем к ним. Но как только слушатели выучат наизусть новую песню, ее отправляют в архив и запускают следующий музыкальный проект.

В театре всем известно, что спектакль особенно хорош между десятым и двадцатым представлением. До десятого новизна слишком велика, соответственно волнение актеров мешает им. Потом, после двадцатого показа, новизна исчезает, стресс актеров минимален, игра делается несколько механической, и передача эмоций в зал ухудшается.

Стремление к привычному, то есть к отсутствию новизны и, следовательно, стресса, можно наблюдать у детей, ежедневно требующих буквально дословного воспроизведения хорошо известной им сказки. На маленького человека в течение дня обрушивается лавина новой информации, он устает от напряженной психической деятельности и, естественно, стремится свести новизну ситуации к минимуму, а для этого ему надо послушать знакомую сказку.

Точно так же и взрослый человек, выбирая книгу на сон грядущий, предпочитает либо многократно читанную, либо берет книгу из определенной, хорошо ему знакомой серии — крутой детектив или любовный роман. Как писал в своих воспоминаниях Д. С. Лихачев, в номере староанглийской гостиницы всегда найдутся и Библия, и детективы, чтобы любой постоялец мог выбрать себе подходящее чтение на ночь.

Непреходящая популярность серийной литературы объясняется именно тем, что при чтении очередного романа из знакомой серии ощущение новизны снижено до минимума. Сквозные персонажи ведут себя так, как ожидает читатель, и шутки, и конфликты предсказуемы. Таким образом, главное достоинство романов Стаута, Хмелевской и любой другой сериальной литературы — в отсутствии новизны.

Сериалы о Шерлоке Холмсе, Пуаро, Мегрэ, современные «дамские» детективы, сериал о Гарри Поттере или об Эрасте Фандорине — эффективное и доступное средство защиты от стресса реальной жизни, поскольку они погружают читателя в хорошо знакомый, а потому ясный и простой мир.

Отметим, что каждый из успешных авторов сериальной литературы изначально привлек внимание новизной созданного им образа: детектива-джентльмена, детектива-старушки, детектива — неунывающей блондинки из проектного бюро... Но потом рынок, учитывая особенности человеческой природы, требует бесконечных продолжений, авторских или эпигонских.

Отсутствия новизны авторы серийных произведений достигают не только за счет воспроизведения сюжетов, характеров и стиля, но и за счет сознательного обеднения лексики. Жорж Сименон объяснял популярность своих романов именно тем, что использует не более полутора тысяч слов. Для сравнения напомним, что Гюстав Флобер и Ги де Мопассан советовали не повторять слово ранее, чем через 200 строк текста. Однако серийные произведения пишутся с противоположной целью — исключить по возможности все, что может вызвать своей новизной стресс у читателя. Впрочем, следует заметить, что благодаря лексической бедности и примитивной грамматике книги Жоржа Сименона и Агаты Кристи полезны для начинающих изучать иностранные языки.

Преобладание голливудских фильмов на мировом рынке обеспечивается стереотипностью, предсказуемостью сюжетов и режиссерских ходов в подавляющем большинстве картин. Еще Ильф и Петров в «Одноэтажной Америке», написанной после путешествия по США в 1935 году, отмечали, что большинство голливудских фильмов можно отнести к одной из четырех категорий: вестерн, гангстерский, история Золушки, костюмно-исторический фильм. Зритель знает, какого типа фильм он будет смотреть, и получает ожидаемый сюжет, ожидаемый тип персонажей, ожидаемый видеоряд и прочее. Зритель вполне удовлетворен, поскольку уровень стресса минимален.

Европейское кино более непредсказуемо — сравним фильм «Никита» Люка Бессона и его американскую версию, которая воспроизводит почти все его мизансцены и диалоги, за исключением последнего кадра. Если в американской версии это стандартный счастливый конец — героиня с ясной улыбкой идет навстречу своему, безусловно, светлому будущему, то

Люк Бессон не дает зрителю забыть, что Никита — психопатическая личность, и не только ее грядущее счастье, но и просто успешная социальная адаптация вызывают сомнения. Естественно, такой неопределенный финал вызывает стресс и значительно снижает коммерческий успех европейского фильма.

Большой успех в 1990–2010 годы старого советского кинематографа объясняется не столько ностальгией, сколько простотой и ясностью фильмов. Как только герой появляется на экране, сразу понятно, хороший он или плохой. Картины 1970-х гораздо сложнее, «плохой хороший человек» постоянно встречается среди киноперсонажей, особенно в картинах «Ленфильма». А ответить на вопрос «Чему учит этот фильм?» подчас вовсе невозможно. Поэтому поздние советские фильмы не интересуют современных российских зрителей, у которых стресса хватает и в повседневной жизни.

Когда стресс однозначно вреден

 

Ганс Селье ввел термины «дистресс» — вредный стресс и «эустресс» — полезный. Эти термины не получили широкого распространения, главным образом из-за того, что различаются они только знаком сопровождающих их эмоций, а физиологическая картина обеих реакций на первых этапах развития одинакова.

Вредный стресс возникает, когда стимул, вызывающий его, обладает одним или несколькими из трех признаков:

  • к нему невозможно приспособиться;
  • его невозможно избежать;
  • невозможно предсказать его появление и/или исчезновение.

 

Все три признака можно объединить понятием «неконтролируемость ситуации». Таким образом, однозначно вреден для здоровья неконтролируемый стресс.

Выше мы говорили, что при последовательных предъявлениях одного и того же стимула происходит уменьшение стрессорной реакции, так как стимул утрачивает новизну. Но это только в том случае, если организм может приспособиться к изменению. Если же нет — то стрессорная реакция не снижается.

Например, при регулярном погружении в ледяную воду — «моржевании» — происходит постепенная адаптация организма к переохлаждению. Человек перестает простужаться зимой. Но общего укрепления здоровья не происходит, поскольку к холоду организм человека привыкнуть не может, развивается хронический стресс. Основная причина смерти «моржей», особенно экстремальных, ходящих по снегу босиком, — воспаление легких вследствие подавленного иммунитета. Вскрытие показывает почти полностью исчезнувший корковый слой надпочечников.

Другая крайность — увлечение баней, то есть перегревом организма, тоже сопровождается хроническим стрессом. У финских женщин частота расстройств репродуктивной системы среди любительниц сауны, которые посещают ее несколько раз в неделю, значительно выше, чем у тех, кто ходит в сауну раз в неделю и реже.

Пагубность неизбегаемого стресса тоже очевидна. Мы страдаем особенно сильно, если не можем сделать ничего для прекращения своих страданий или страданий близкого человека. Стресс становится неизбегаемым, если неприятный стимул действует продолжительное время, — адаптивные возможности организма не беспредельны. И даже задолго до того, как ресурсы будут исчерпаны, организм понесет существенный урон, поскольку при стрессе заторможены функции питания, репродукции и роста.

Но самая тяжелая, губящая наше здоровье, приводящая к депрессии и смерти стрессорная реакция развивается при непредсказуемости изменений во внешней среде. 

Как неприятна непредсказуемость окончания действия стимула, знают все, кто посещал молчаливого дантиста. Он не предупреждает пациента о том, что ему предстоит. Хороший же дантист всегда говорит, что он собирается делать и сколько еще осталось сидеть с широко раскрытым ртом.

Непредсказуемость ослабляет действие приятных для человека стимулов, вызывающих положительные эмоции. Очень хорошо это объяснил Лис Маленькому Принцу: «Если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трех часов почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливее. (...) А если ты приходишь всякий раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить свое сердце... Нужно соблюдать обряды». Поэтому сюрпризы, которые мы устраиваем своим близким, не всегда радуют так, как хотелось бы.

Итак, даже сильный и неприятный стимул необязательно вызывает неконтролируемый стресс. Возможно, к нему удастся приспособиться или уйти от его воздействия раньше, чем будут исчерпаны ресурсы организма. Также следует стремиться к тому, чтобы начало и окончание действия нежелательного стимула были предсказуемыми.

Подводя итоги

 

Не все аспекты проблемы мы затронули в данной статье, фактически только разобрали определение стресса. Повторим еще раз.

Стресс — это реакция на новизну.

Стресс не зависит от модальности раздражителя.

При стрессе работают все системы организма.

Стресс направлен на приспособление к меняющимся условиям существования.

Стресс сопровождает как приятные, так и неприятные события.

Однозначно вреден стресс, возникающий в неконтролируемых условиях.

Поскольку стресс — это реакция на новизну, невозможно повысить свою устойчивость к стрессорным ситуациям, уменьшить чувствительность к ним путем каких-либо специальных упражнений и тренингов. Врут психологи, обещающие сделать это за несколько занятий. Только накопление опыта, житейского и профессионального, ведет к уменьшению числа ситуаций, вызывающих стресс.

Легких способов универсального повышения устойчивости психики в стрессорной ситуации нет, но есть трудный — получение высшего образования. Это установили в США после Второй мировой войны, когда изучали факторы, определяющие формирование постстрессорных расстройств. Врачи обратили внимание, что не все ветераны страдали от переживаний, вызванных участием в боевых действиях, и, более того, сила расстройств далеко не полностью соответствовала риску, которым подвергались люди на войне. Оказалось, в частности, что значительно меньше страдали люди с высшим образованием, чем люди с криминальным прошлым, опытом участия в уличных бандах (Lazarsfeld, 1949, цит. по: Майерс, Д. Дж. Социальная психология. — Санкт-Петербург: Питер, 2002).

Эта противоречащая здравому смыслу закономерность объясняется тем, что в вузах люди не только получают знания и навыки, но еще и обучаются самому процессу обучения — улучшают свою способность приобретать новый опыт, переводить его в конкретные программы поведения, которые позволяют не наступать дважды на одни и те же грабли, приспосабливаться к новым условиям и в результате быстро переводить новую ситуацию в категорию привычных.

Конечно же, подобным действием обладает не только вузовское образование. Продолжая самообразование, читая, размышляя, создавая собственные разработки, мы не только совершенствуемся в конкретной области, но и повышаем свою способность избегать неконтролируемых стрессов, оставляя себе только стрессы приятно бодрящие.опубликовано econet.ru

Автор: Дмитрий Жуков

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Любовь начинает проявляться только тогда, когда мы любим тех, кого не можем использовать в своих целях. Эрих Фромм
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов