Дом

Аркадий Аверченко: Как иметь успех у прекрасного пола

Секреты обольщения

Как часто видим мы очень интересных молодых людей, красивых, изящных, но — увы! Эти молодые люди не имеют никакого успеха у женщин.

И наоборот: не встречали ли вы рыжих, веснушчатых молодцов с кривыми ногами, расплющенным носом и заплывшими жиром глазами, которые (не глаза, а эти молодцы имеют среди прекрасного пола бешеный, потрясающий успех?!

Аркадий Аверченко: Как иметь успех у прекрасного пола

 

А почему? Очень просто: первые (красавцы) не знают, какого боку подойти, как взяться за дело, вторые же (Кривоногие) обладают этим священным даром в такой же степени, как Кубелик играет на скрипке.

И вот — я хочу пойти навстречу назревшим нуждам неопытных красавцев. Кривоногие же пройдохи и без меня обойдутся. Им мои советы не нужны. Они сами много чего могут мне посоветовать.

Вначале — маленькое разъяснение: я вовсе не хочу идти против Священного писания, которое гласит:

«Не пожелай жены ближнего твоего».

Что здесь главное? То, что он «ближний». Жены ближнего и не желайте.

Но если жена в Кишиневе, а муж, скажем, во Владивостоке, то он уже делается дальним, и, значит, всякое нарушение священной заповеди отпадает.

Из этого, конечно, не следует, что всякий молодец, влюбившийся в замужнюю женщину, должен таскать под мышкой глобус и, осведомившись о местопребывании мужа, начать вслух рассчитывать расстояние, тыча пальцем в разные места глобуса.

Это слишком наглядно, а всякое чувство требует тайны. 

Аркадий Аверченко: Как иметь успех у прекрасного пола



Влюбившись, вовсе не нужно моментально напяливать фрак, белый галстук, зажимать в мокрой от волнения руке букет цветов и, явившись к предмету своей страсти, преклонить перед ней колено со словами: 

— Ангел мой! Я не могу жить без тебя. Будь моей женой!! 

— Что вы, помилуйте. Да ведь я замужем! 

— Я вас разведу с мужем! 

— Но у меня дети... 

— Детей отравим. Новые будут. 


Глупо и глупо. Женщина никогда не пойдет на эту примитивную приманку. 

Вот как сделайте: явитесь в сумерки с визитом к дорогой вашему сердцу женщине, припудривши лицо и подводите глаза жженой пробкой, явитесь и, севши в уголок, замрите. 

— Что это вы сегодня такой грустный?.. — спросит хозяйка. 

— Так, знаете. Нет, нет. Лучше не расспрашивайте меня. 

— Дела плохие? 

— Что для меня дела. (Вздох.) Я о них даже и не думаю. 

— Вы что-то сегодня бледны... 

— Ночь не спал. 

— Бедный!.. Почему же? 

— Вы мне снились всю ночь. 


Даю слово, что самая умная женщина не обратит внимание на резкое несоответствие между первой фразой («не спал всю ночь») и второй — («вы снились всю ночь»). 

— Я вам снилась?.. — задумчиво скажет она. — Вот странно. 

И довольно на сегодня. Конец. Маленькая, крохотная зацепка уже сделана. Уйдите, оставив ее задумчивой. 

На другой день: 

— Вы сегодня опять какой-то бледный... (пудра «Клития» — замечательное вспомогательное средство для влюбленного человека). 

— Бледный, я? Гм... Отчего бы это? Может быть, потому, что опять плохо спал? 

— Бедняга! А теперь кто вам снился? 

— Догадайтесь... (В этом месте можно рискнуть взять ее за руку. Полагаю, опасности особой нет.) 

— Ну, как же я могу догадаться... (Врешь, милая! Уже догадалась. Иначе зачем бы он взял тебя за руку?..) 

— Не догадываетесь? Вы, такая чуткая, такая красивая... 


Красота тут, конечно, ни при чем, но — каши маслом не испортишь. 

Скачите дальше: 

— Вы... не догадываетесь? Вы, у которой сердце звучит, как Эолова арфа, под малейшим порывом налетевшего ветерка, вы, у которой глаза, как зеркальная лазурь Лаго-Маджиоре, проникающая, как стрела, в самую глубину сознания бедного больного человеческого сердца, бьющегося в унисон с теми тонкими струнами... которая... 

Такой разговор требуется минут на шесть. Ничего, что глупо. Зато складно. Тут тебе и Эолова арфа, и Лаго-Маджиоре, и унисон. Советую напирать на смысл, а, главным образом, на звук голоса, на музыку. 

Очень рекомендуется, не окончив фразы, нервно вскочить махнуть рукой и, наскоро попрощавшись, уйти. 

Это производит впечатление. А кроме того, и из запутанной фразы выкрутитесь. 

На третий день смело входите и говорите такую на первый взгляд странную фразу: 

— Мэри! (Или Ольга, или Эльза). Что вы со мной делаете?! 

— А что такое? Что я с вами делаю? 

— Посмотрите на меня:
(не нужно забывать — еще в передней — смахнуть платком пудру с лица. Но — осторожно: жженая пробка под глазами может размазаться). Вы видите?! 

— Да, вид у вас неважный... Но разве я виновата?.. 

— Вы виноваты! Только вы. Вы приходите ночью к моему изголовью, и... и... я больше так не могу!!! 


По общечеловеческой логике нужно бы ответить на это так: 

— Чего вы ко мне пристали с вашим изголовьем? Мало ли какая ерунда будет вам сниться? Что ж, я за это должна и отвечать?! 

Но... ни одна женщина не скажет так. Нужно знать женщину. 

Она только воскликнет: 

— Боже мой! Но разве я этого хотела?! Мне самой тяжело, что вы так мучитесь... 

Слышите? Ей тяжело! Она, значит, вам сочувствует. Она, значит, как говорят профессиональные рыболовы, — «зацепилась на крючок». 

В этом месте я подхожу к самому деликатному вопросу, о котором мне, при моей застенчивости, трудно и слово вымолвить. 

Вы должны ее поцеловать. 

Только, ради Бога, не сразу. 

Не обрушивайтесь на нее, как глетчер, не рычите, как бегемот. 

Тихо, деликатно возьмите за руки. Приблизьте свои глаза к ее глазам (губы, как известно, покорно следуют за глазами — деваться им некуда). Ближе... Ближе... Загляните в таинственную бездну ее глаз. 

И вот — в этой позиции сразу и не разберешь: вы ли ее поцеловали, она ли вас. 

Конечно, дальнейших советов я не могу давать. Я слишком скромен для этого. Можете даже, поцеловав, пойти домой — и на этом успокоиться. 

* * * 

Знавал я одного человека, который всю рассказанную мною поэтичную процедуру невероятно упрощал. Именно, оставшись с женщиной наедине, бросался а нее, точно малайский пират, и принимался ее целовать. 

Я как-то спросил его возмущенно: 

— Как можешь ты так по-разбойничьи вести себя с женщиной? А если получишь отпор? Скандал?! 

— Отпор бывал часто. А скандалу не было. Женщина предпочитал молча, без крику, отвесить пощечину. 

— Ага! Значит, ты получаешь пощечины?! 

— Ну, от женщины не считается. И потом на 100 женщин — только 60 дерутся. Значит, я работаю в предприятии из 40% чистых. Этого не приносят владельцам даже самые лучшие угольные копи или учетный банк. 

— А вдруг жена пожалуется мужу? 

— Побоится! Ты не знаешь мужей. Муж никогда не поверит, чтобы человек ни с того ни с сего — полез целоваться. «Ага, — скажет он. — Значит, ты перед этим кокетничала, значит, дала повод?!» Нет, это штука безопасная. 


Этот пример я привел для того, чтобы сказать, что я отношусь к такой манере ухаживать с отвращением. Я — поэт и нахожу, что всякое красивое чувство не должно быть оптовым — с исчислением процентов прибыли. 

Как поэт — еще раз говорю: лучший прием для успеха, это «вы мне снились». Долбите, как детям, пока не подействует. 

* * * 
Другой мой знакомый, как он сам выражался: «работал фарфором». Прием, по-моему, тоже дешевый. 

Однажды купил он на аукционе прескверную кошку и китайца, которого если ткнуть в затылок — он начинал мотать головой. С тех пор владелец этих вещей говорил всем дамам, на которых имел виды: 

— Старинный фарфор любите? 

Какая уважающая себя дама осмелится ответить «не люблю»? 

— Люблю, — ответит она. 

— Очень? 

— Ах, ах, ужасно люблю!!! 

— У меня есть очень недурная коллекция старинного фарфора. Не хотите ли зайти осмотреть? 

— Гм!.. Удобно ли это? Впрочем... 


Часто дама, уже собираясь уходить и надевая перед его зеркалом шляпу, вспоминала: 

— Да! А где же этот твой знаменитый фарфор? 

— А вот там стоит. Ткни китайца в затылок. Видишь, как забавно? Настоящий, брат, алебастр! 


И долго еще после ухода парочки — китаец с задумчивой иронией качает видавшей виды головой. 

* * * 
Последний совет: женщина, даже самая бескорыстная, — ценит в мужчине щедрость и широту натуры. Женщина поэтична, а что может быть прозаичнее скупости?... 

Любящая женщина, которая с негодование откажется от любой суммы денег, — ни слова не возразит вам, если вы купите ей билет в театр или заплатите за нее в кафе. 

Один известный мне человек сразу погиб во мнении любящей женщины после того, как, расплачиваясь в кафе, стал высчитывать: 

— Два стакана кофе с булочками — 3,5 марки. Ты пила белый кофе, я черный — значит, с меня на 0,5 марки меньше. Да, ты откусила своими очаровательными белыми зубками у меня кусок пирожного, приблизительно, одну треть, — значит, с тебя еще 20 пфеннигов. С тем, что я платил за тебя в трамвае — с тебя, царица души моей, — 2 марки 35 пфеннигов. 

Нужно ли говорить, что на таком пустяке этот идиот сломал себе шею, хотя и был красив как бог. 

* * * 
Кстати, вы, может быть, спросите: а где же советы, как ухаживать не за дамами, а за девушками. 

Этих советов я не могу дать. 

Потому что за девушками не «ухаживают». 

Им делают предложение и женятся. 

После же женитьбы молодой человек может прочесть мое руководство сначала. 

И то руководство это будет полезно не тому, который женился, а другому молодому человеку — постороннему. 
опубликовано econet.ru



© Аркадий Аверченко

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    То несправедливое, что я делаю другому человеку, становится моей собственной судьбой. Берт Хеллингер
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов