Подпишитесь
Дом

Интернет ослабляет интеллект, но мозгу это нравится

 

Николас Дж. Карр. Пустышка. Что интернет делает с нашими мозгами. (The Shallows: What the Internet is Doing to Our Brains) 

 

 


Книга представляет наиболее убедительное исследование культурного и интеллектуального влияния Интернета.

... Как показывают исторические и научные данные, наш мозг изменяется под влиянием опыта, и технологии, которые мы используем для поиска, хранения и обмена информацией, в буквальном смысле меняют маршруты наших нейронных связей. ...

 

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

 

Он показывает, как печатная книга помогла сфокусировать наше внимание, продвигая более глубокое и творческое мышление. Интернет же, напротив, поощряет нас к потреблению быстрых несвязанных кусочков информации из множества источников.

 

Это этика промышленной эпохи, этика скорости и эффективности, оптимизированного производства и потребления - и теперь Сеть переформирует нас по своему образу и подобию. Мы становимся адептами быстрого и поверхностного сканирования, но теряем способность к концентрации, размышлению и рефлексии. ...

Интернет ослабляет интеллект, но мозгу это нравится

 

 

 


Главная мысль книги состоит в том, что сегодняшнее всепроникающее воздействие интернета на интеллектуальную культуру внимания и концентрации, сложившуюся в эпоху Гутенберга, действует скорее разрушительно и может иметь самые неожиданные социальные и исторические последствия.

 

Потрясающая поисковая система, какой несомненно является Google, создает новые (анти)интеллектуальные привычки: вместо стремления напрягать память и вспоминать, большинство из нас предпочитает мгновенно получать ответы на свои запросы из Сети.

 

И хотя интернет многие ощущают настоящим подарком небес, он постепенно приводит к атрофии памяти и извращает сам процесс мышления, запоминания, ментального конструирования смыслов и логических схем.

 

Мышление становится принципиально другим — более поверхностным, фрагментарным, клиповым и примитивным. Причем дети даже не подозревают, что раньше мышление было каким-то другим.

 

Сеть оказывает на нас куда более сильное влияние, чем персональный компьютер. Не выходя из браузера, можно делать огромное множество дел: посетить почту и банк, планировать встречи, покупать билеты на самолет, бронировать места в гостинице, рассылать документы, смотреть фильмы, слушать музыку, быть в курсе любых новостей и просто блуждать в Сети и общаться людьми в любых местах. И многое другое.

 

Сеть стала частью работы, учебы и социальной жизни. Но влияние Сети незаметно становится все более разрушительным и отключающим разум. Искусственная технология все более уверенно хозяйничает у нас дома и в нашем сознании, создавая сильную психологическую зависимость, а мы остаемся слепы и почти ничего не замечаем. Сама идея чтения и написания книг становится старомодной и глупой…

 

Николас Карр приводит впечатляющий список последних достижений нейронауки, убедительно показывая, как меняется представление о процессах мышления. От первоначального предположения о врожденной неизменности мозга взрослого человека до нынешнего представления о мозге, как о динамично изменчивой структуре связей нейронов и синапсов, постоянно находящейся в процессе адаптации к изменениям окружающего мира.

 

Мозг пластичен, он меняется в течение всей жизни. Поэтому он немедленно интегрируется с такой информационно-коммуникационной системой, какой является Сеть. Но Сеть не обладает мудростью, а мы фактически становимся ее заложниками. Сценарий будущего для человечества сегодня пишут инженеры и программисты. И если мы будем во всем полагаться на компьютеры, наше мышление измельчает, утратит глубину и деградирует до уровня искусственного интеллекта.

 

 

Книга предоставляет богатую пищу для размышлений, это по-настоящему захватывающее чтение о природе знания, требующее немалой концентрации и внимания, от которых многие из нас уже отвыкают. Автор сообщает, что для написания этой книги, ему пришлось скрыться в глухой провинции, чтобы оторваться от своей привычной интернет-среды и изолировать свое мышление от мощных раздражителей, отвлекающих и мешающих работать.

Интернет ослабляет интеллект, но мозгу это нравится

 

 

 

 

Краткое содержание 


Закат эпохи линейного мышления


В 1964 году “пророк новых медиа” Маршалл Маклюэн описал, как “элек­три­че­ские средства передачи информации” (радио, телевизор, телефон и ки­не­ма­то­граф) разрушают “линейное” мышление людей, положив конец мно­го­ве­ко­во­му господству печатного слова.

 

В пред­ше­ству­ю­щие эпохи че­ло­ве­че­ский мозг выработал опре­де­лен­ные навыки восприятия и обработки информации о мире. В новую эпоху аудитория по привычке со­сре­до­то­чи­ва­ет­ся на смысле информации, которую ей передают, например, СМИ.

 

Мало кто обращает внимание на сами каналы передачи информации, особенности которых исподволь меняют наши умственные привычки. По мысли Маклюэна, способ передачи информации важнее той информации, которая передается.

 


“Как показывает история, способ передачи сообщения сильнее влияет на наше мышление и восприятие, чем смысл этого сообщения”.

 


Интернет открывает доступ к бес­ко­неч­но­му раз­но­об­ра­зию знаний и од­но­вре­мен­но превращает человека в объект влияния сил, которые незаметно транс­фор­ми­ру­ют его мыс­ли­тель­ные процессы.

 

Многие считают, что рас­про­стра­не­ние Интернета положило конец эпохе печатных текстов. Чтение книг формирует более ин­ди­ви­ду­аль­ный опыт восприятия, протекает медленнее и требует более глубокой кон­цен­тра­ции внимания, чем просмотр контента ин­тер­нет-сай­тов.

 

Все эти качества отличали линейное мышление, то есть такой тип мышления, при котором одна мысль или идея следует за другой. Именно оно сегодня разрушается благодаря Интернету.

 

 

“В последние пять столетий... линейное мышление читателя книг лежало в основе развития искусства, науки и общества в целом”.

 


Когда у Фридриха Ницше ухудшилось зрение, он приобрел печатную машинку. Печатание текстов на машинке постепенно изменило его ли­те­ра­тур­ный стиль – в частности, он стал писать короткими пред­ло­же­ни­я­ми и ис­поль­зо­вать более простой язык, чем раньше. Ницше заметил по этому поводу: “Разве не удивительно, что наши письменные при­над­леж­но­сти оказывают влияние на наши мысли?”.

 


“Ге­ни­аль­ность устройства нашего мозга заключается не в том, что он содержит множество готовых структур, а в том, что он их не содержит”.

 

 

Адап­ти­ру­ю­щий­ся мозг


В 1950 году британский биолог Джон Янг выдвинул ре­во­лю­ци­он­ную идею о том, что наш мозг постоянно развивается и обновляется. До этого ученые считали, что мыс­ли­тель­ные структуры мозга имеют стабильную природу. Мозг рас­смат­ри­вал­ся как свое­об­раз­ная машина, которая раз за разом выполняет одни и те же операции.

 

Однако современные ис­сле­до­ва­ния говорят о том, что мозг способен формировать новые пути обработки информации в зависимости от об­сто­я­тельств. Например, если человек слепнет, зоны мозга, ранее отвечавшие за зрение, перестают работать в прежнем режиме и пе­ре­клю­ча­ют­ся на функции, которые помогают об­ра­ба­ты­вать зрительную информацию, – вкусовые, тактильные, обо­ня­тель­ные ощущения. Мозг постоянно пе­ре­стра­и­ва­ет­ся.

 

“То, что гео­гра­фи­че­ская карта сделала с про­стран­ством (превратила природное явление в ра­ци­о­наль­ное понятие), другая тех­но­ло­ги­че­ская новинка – ме­ха­ни­че­ские часы – сделала со временем”.

 


Другие экс­пе­ри­мен­таль­ные ис­сле­до­ва­ния показывают, что регулярное повторение одних и тех же действий способно ви­до­из­ме­нять структуру активности в коре головного мозга. Когда человек пользуется ка­ким-ни­будь ин­стру­мен­том (топором, скрипкой или компьютером), мозг начинает вос­при­ни­мать этот инструмент не как внешний объект, а как продолжение че­ло­ве­че­ской руки.

 

Мозг состоит из множества нейронов, соединенных друг с другом си­нап­ти­че­ски­ми связями. Всякий раз, когда мы думаем о чем-то или что-то делаем, ак­ти­ви­ру­ет­ся опре­де­лен­ный нейронный кластер. Нейронам “нравится” повторение, и когда мозг вос­при­ни­ма­ет нечто хорошо ему знакомое, моментально включаются уже имеющиеся в мозгу си­нап­ти­че­ские структуры. Действия, которые человек регулярно повторяет, могут закрепиться в виде привычки, а привычка делает связи между со­от­вет­ству­ю­щи­ми нейронами еще прочнее.

 

 

“Устная речь наших далеких предков наверняка имела эмо­ци­о­наль­ную глубину, в которую мы уже не сможем проникнуть”.

 

 

Мозг и его инструменты 


Функции нашего мозга имитируют те средства, которые помогают нам ин­тер­пре­ти­ро­вать окружающую дей­стви­тель­ность. Например, до появления гео­гра­фи­че­ских карт люди жили в гораздо более тесном контакте с природным миром. Со временем карты стали точнее и доступнее, и че­ло­ве­че­ский мозг перестал развивать навыки ори­ен­ти­ро­ва­ния на местности, а ко­ор­ди­нат­ная сетка гео­гра­фи­че­ских карт стала частью нашего восприятия реальности.

 

До появления ме­ха­ни­че­ских часов люди намного точнее чувствовали суточные циклы и ори­ен­ти­ро­ва­лись во времени. Ис­поль­зо­ва­ние часов заложило основу новой мыс­ли­тель­ной структуры, которая стала до­ми­ни­ро­вать в восприятии.

 

Каждое новое значимое изобретение несет с собой такую же новую “ин­тел­лек­ту­аль­ную этику”, то есть набор предпосылок о том, как работает или должен работать мозг человека. Эта “этика”, о которой мало кто за­ду­мы­ва­ет­ся, – важнейший элемент каждого инструмента в руках у людей. Новая технология помогает нам решать конкретные прак­ти­че­ские задачи, но при этом незаметно транс­фор­ми­ру­ет наше мышление.

 

 

“Пись­мен­ность освободила знания от ограничений ин­ди­ви­ду­аль­ной памяти и очистила язык от формальных структур, нужных для облегчения запоминания текста”.

 

 

Эволюция пись­мен­но­сти


Навыки чтения и письма изменили работу головного мозга человека. Появившиеся около четырех тысяч лет до нашей эры шумерская клинопись и египетские иероглифы – ме­та­фо­ри­че­ские рисунки, пе­ре­да­вав­шие сложный абстрактный смысл, – спо­соб­ство­ва­ли фор­ми­ро­ва­нию в мозгу пе­ре­крест­ных связей, облегчавших ана­ли­ти­че­ское мышление.

 

Около 750 года до нашей эры древние греки составили первый в истории фо­не­ти­че­ский алфавит, который значительно облегчал передачу смыслов в письменном виде. Культура, которая до этого ори­ен­ти­ро­ва­лась на устную передачу текстов, отныне стала опираться на пись­мен­ность.

 

В устной традиции главную роль в передаче знаний играла память. В письменной же культуре часть мозга, отвечавшая за хранение и передачу культурного наследия, перестала работать, освобождая место для по­все­днев­ной де­я­тель­но­сти, аб­стракт­но­го мышления, создания про­из­ве­де­ний искусства и изобретений.

 

 

“Стремление отвлечься – есте­ствен­ное стремление нашего мозга”.

 


Самые первые книги пред­став­ля­ли собой свитки с текстами. При чтении (и для записи) эти свитки раз­во­ра­чи­ва­лись, между словами не ставились промежутки, а пунктуация от­сут­ство­ва­ла. Вычленять слова можно было только при чтении сплошного текста вслух – такой способ за­дей­ство­вал в мозгу совсем иные участки, чем чтение “про себя”.

 

По мере рас­про­стра­не­ния пись­мен­но­сти люди стали испытывать потребность в кон­фи­ден­ци­аль­ном способе извлечения информации из текста. Чтение “про себя” требовало кон­цен­тра­ции внимания в течение длительного периода времени. Сегодня этот вид чтения кажется чем-то совершенно обычным, однако в древности им владели немногие. Восприятие записанного слова пред­по­ла­га­ло полное отключение читающего от окружающего мира.

 


“Молчаливое чтение книги требовало длительной кон­цен­тра­ции внимания на смысле текста”.

 


Новая революция произошла, когда Иоганн Гутенберг в 1445 году изготовил первый печатный пресс. Благодаря этому книги подешевели и стали многим по карману. Чем больше становилось книг, тем быстрее росло число людей, умеющих читать, причем не только Библию или клас­си­че­ские про­из­ве­де­ния.

 

Читатели быстро освоили навык длительной кон­цен­тра­ции внимания, которому суждено было определить ин­тел­лек­ту­аль­ную этику на полтысячи лет вперед. Книги – линейные, компактные объекты, наполненные знаниями, – стали главным источником и средством передачи информации.

 


“На странице ин­тер­нет-сай­та мы задерживаем взгляд в среднем всего на десять секунд (или того меньше)”.

 

 

Фраг­мен­та­ция внимания


К 2009 году взрослые жители США стали проводить в Интернете вдвое больше времени (12 часов в неделю), чем они проводили в 2005 году, а дети – на 60 процентов больше (11 часов в неделю). Однако у обеих групп время просмотра телевизора при этом осталось тем же. Это значит, что пользование Интернетом сократило время на какую-то другую де­я­тель­ность – во многих случаях на чтение печатных источников (книг, газет и журналов).

 

Одним из под­твер­жде­ний этому служит тот факт, что в библиотеках, посетители которых могут бесплатно поль­зо­вать­ся Интернетом, компьютеры стали популярнее книг. Большинство новых библиотек уже от­ре­а­ги­ро­ва­ли на эту тенденцию – их ком­пью­тер­ный зал находится в центре, а стеллажи с книгами расположены вдоль стен.

 


“По мере рас­про­стра­не­ния Интернета мы все реже и реже стали читать печатные публикации”.

 


Вместо глубокого со­сре­до­то­че­ния на книге внимание человека стало рас­се­и­вать­ся по великому множеству цифровых материалов, и различий между каналами поступления информации становилось все меньше и меньше. Буквально все пре­вра­ти­лось в средство донесения визуальной информации – и слова, и картинки, и видео.

 


“Переход функции памяти к внешним хранилищам информации угрожает не только глубине нашего мышления, но и культуре, носителями которой мы являемся”.

 

 

Гиперссылки в тексте документа нарушают линейный характер текста. Чтение текста с ги­перс­сыл­ка­ми – совершенно иной вид активности, чем погружение в тра­ди­ци­он­ную книгу.

 

Когда человек переходит от ссылки к ссылке, контекст, в котором существует конкретная информация, перестает иметь значение. Фраг­мен­та­ция такого рода разрушает линейное мышление, и чем сильнее это разрушение, тем активнее оно протекает.

 

Нашему мозгу “нравится” отвлекаться и создавать новые связи между нейронами. Чем больше связей мозг может создать между двумя порциями информации, тем лучше он себя чувствует и тем сложнее нам становится скон­цен­три­ро­вать свое внимание на чем-то одном.

 

Чтение печатной книги пре­пят­ству­ет этой со­блаз­ни­тель­ной фраг­мен­та­ции внимания. Книга – это цельный, имеющий четкие границы объект, она написана с опре­де­лен­ной целью и вряд ли может кон­ку­ри­ро­вать с бесконечным мно­го­об­ра­зи­ем информации в Интернете.

 

 

“Аутсорсинг памяти может привести к истощению и увяданию культуры”.

 

 

 

Мозг-жон­глер


Интернет занимает особое место среди ин­стру­мен­тов, изменивших характер мышления человека. Он задействует не только зрительное, тактильное и слуховое восприятие (причем часто од­но­вре­мен­но), но и затягивает поль­зо­ва­те­ля в поток мгновенных сти­му­ли­ру­ю­щих воздействий.

 

Мозг постоянно требует создания все новых и новых связей между нейронами, поэтому Интернет не только ослабляет нашу способность со­сре­до­то­чи­вать внимание, но и рассеивает его еще сильнее. В Интернете внимание постоянно пе­ре­пры­ги­ва­ет с объекта на объект, ни на чем не за­дер­жи­ва­ясь надолго.

 


“Че­ло­ве­че­ский мозг, а также разум, который в нем когда-то возник, – это бесконечно со­вер­шен­ству­е­мое про­из­ве­де­ние искусства”.

 

Ис­сле­до­ва­ния под­твер­жда­ют, что пользование Интернетом не менее сильно отразилось на че­ло­ве­че­ском мышлении, чем когда-то – чтение книг. Пре­фрон­таль­ная область коры головного мозга у людей, часто поль­зу­ю­щих­ся Интернетом, проявляет гораздо большую активность, чем у тех, кто им не пользуется никогда.

 

Просмотру ин­тер­нет-сай­тов со­от­вет­ству­ет совсем иная структура мозговой активности, чем чтению книг. Ученые выяснили, что читатели печатных книг гораздо лучше понимают и запоминают прочитанное, а полученные ими знания усваиваются гораздо прочнее, чем у тех, кто читает в Интернете текст с ги­перс­сыл­ка­ми.


С одной стороны, пользование Интернетом бла­го­при­ят­но отражается на работе мозга. Хотя постоянная обработка мелких порций информации может привести к потере способности кон­цен­три­ро­вать внимание, просмотр сайтов в Интернете под­дер­жи­ва­ет мыс­ли­тель­ную активность и остроту ума.

 

Однако эта поддержка со­про­вож­да­ет­ся ослаблением опре­де­лен­ных функций памяти. Крат­ко­сроч­ная память пе­ре­пол­ня­ет­ся деталями полученного в Интернете опыта, осложняя перенос важных знаний в дол­го­вре­мен­ную память.

 

Большие объемы информации, поступающие в мозг, не делают нас умнее, а просто перегружают сознание. Для разбора того, какая информация важна, а какая нет, мозг отводит до­пол­ни­тель­ное место, которое могло быть ис­поль­зо­ва­но для анализа и усвоения знаний.

 

Например, в одном экс­пе­ри­мен­те испытуемые, которые смотрели по телевизору выпуск новостей с бегущей строкой внизу экрана, запоминали намного меньше сообщаемой информации, чем те, кто смотрел выпуск без этой строки и мог легче со­сре­до­то­чить внимание на смысле самого сообщения.

 

 

Глобальная система отвлечения внимания

 

Интернет разрушает наше умение кон­цен­три­ро­вать­ся. Он вы­ра­ба­ты­ва­ет привычку к постоянному получению новой информации, даже если она не имеет для нас никакой ценности. Сила этой привычки такова, что мало кто из людей, про­смат­ри­вая сайты, читает тексты в полном смысле слова.

 

Ис­сле­до­ва­ния показывают, что поль­зо­ва­те­ли Интернета пробегают глазами по отдельным фрагментам страницы сайта, не воспринимая ее как единое целое. Быстрое по­верх­ност­ное чтение “по диагонали” становится доминантным способом получения информации.

 

Когда внимание занято несколькими проблемами од­но­вре­мен­но, решение этих проблем за­труд­ня­ет­ся. Отвлечение внимания, неизбежное при такой мно­го­за­дач­но­сти, заставляет мозг за­дей­ство­вать на­и­крат­чай­шие пути передачи нервных импульсов по нейронным сетям, и такое мышление практически никогда не бывает творческим. Мозг в этом случае порождает наиболее простые для него идеи, не создавая ничего нового.

 

 

Память как искусство

 

Сократ говорил: “Чем больше люди пишут, тем меньше они нуждаются в хорошей памяти”. Появление печатного пресса и рас­про­стра­не­ние пись­мен­но­сти еще больше ослабили способность людей к запоминанию.

 

Новые медиа продолжили это наступление на память. До рас­про­стра­не­ния сотовых телефонов каждый человек помнил наизусть хотя бы несколько телефонных номеров. Теперь же в этом нет никакой необ­хо­ди­мо­сти, коль скоро достаточно просто нажать кнопку.

 

По словам аме­ри­кан­ско­го философа Уильяма Джеймса, искусство памяти есть искусство мышления. Однако Интернет навсегда изменил нашу память и наше мышление. Информация, полученная при беглом чтении в Интернете, вероятнее всего, будет вскоре забыта. В качестве хранителя всей мировой информации Интернет стал своего рода аут­сор­син­гом че­ло­ве­че­ской памяти. Но культура не может развиваться, когда ее носители не помнят ни своей истории, ни традиций.

 

 

Главная опасность Интернета

 

Каждый инструмент имеет свои ограничения и открывает новые возможности. Интернет, став нашим по­все­днев­ным ин­стру­мен­том, взял на себя многие функции мозга.

 

В результате внимание стало рассеянным, а способность людей к эмпатии снизилась. Интернет заражает человека безумием, и нашему мозгу это безумие нравится. Главная угроза Интернета – это ослабление че­ло­ве­че­ско­го интеллекта, однако мало кто сегодня об этом за­ду­мы­ва­ет­ся, садясь за компьютер.опубликовано econet.ru

Николас Карр 

Остались вопросы — задайте их здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Бессмысленно продолжать делать тоже самое и ждать других результатов. Альберт Эйнштейн
    Что-то интересное
    Больше материалов
    Больше материалов