Подпишитесь
Дом

Неудобный ребенок

Я сама с лихвой получила от жизни уроков и встрясок, связанных с моим послушанием, излишней скромностью, робостью – следствием родительского воспитания. Я мучительно и долго освобождалась от комплексов

Неудобный ребенок
Я сама с лихвой получила от жизни уроков и встрясок, связанных с моим послушанием, излишней скромностью, робостью – следствием родительского воспитания. Я мучительно и долго освобождалась от комплексов. Долго училась не бояться сказать то, что думаю, с чем-то не согласиться, защищать свои убеждения, стоять за себя, самой принимать решения, делать выбор. Брать на себя ответственность за свою жизнь. 

Даже уже будучи мамой, я еще была в рамках и завязках, поставленных мне в детстве. Поэтому неудивительно, что свою дочь я тоже начала воспитывать именно так: руководила, контролировала, опекала, добивалась послушания, соответствия рамкам и правилам, которые я для нее определяла. Прошло много лет, пока я сама не изменилась, не освободилась от своей послушности, и пока я не стала воспитывать ее по-другому, – уважая в ней личность. Помогая ей расти самостоятельной и сильной, независимой от мнения других, осознающей свою уникальность и необходимость строить свою собственную жизнь такой, какой она сама считает нужной. Проходя собственный опыт своей жизни. 

Но когда у моей уже взрослой дочери родился сын и у меня появился внук Никита – вопросов, как его воспитывать у нас не было. Он должен расти свободным и независимым. Он должен ощущать себя хозяином своей жизни, иметь возможность быть собой. Мы сразу беспрекословно признали его право иметь свои желания, свободно исследовать этот мир. И у нас появился неудобный ребенок Никита. Иногда – просто очень неудобный ребенок. 

Он не ест то, что он не хочет есть, и бессмысленно его уговаривать и уж тем более заставлять.

Он сам выбирает, какую одежду ему надеть в сад, и его не переспоришь – он не наденет этот свитер, который ему подсовываем мама или я, он наденет тот, который выберет сам.

Он сам придумывает какие-то свои правила – что должно лежать в его комоде или где должна сидеть его любимая лягушка Клава. И то, что мы обнаруживаем в комоде целые залежи «ценных вещей» типа оберток от жвачек, обломков вертолета, щетки для одежды, которую я тщетно искала уже две недели, компьютерных дисков, комочка пластилина и т. п. – никого не удивляет. У ребенка есть право самому решать, что и где должно лежать.

Он чувствует себя хозяином жизни и главным человеком в квартире. И как это иногда неудобно для взрослых!

Он может зайти ко мне в комнату, увидеть на столе две новые катушки ниток, радостно взять их в руки и со словами «мне это очень пригодится» уйти к себе в комнату. И мне приходится останавливать его и объяснять, что нитки – мои, что они нужны мне, и я не могу ему дать их, хоть они ему тоже «очень пригодятся».

Это действительно неудобный ребенок, потому что ему нельзя приказывать, с ним надо договариваться. Мы сами не хотим использовать жесткие методы воспитания, и практика показывает, что он на чей-то окрик или критику дает мощный и сильный отпор. 

Он не соглашается с унижением ни в каком виде. Он стоит за себя. Он стоит за себя во всех смыслах. Он требует то, чего он хочет. И как это неудобно для родителей!

Он отстаивает свое право погулять еще десять минут. Он очень редко сразу соглашается с каким-то предложением. Он предлагает свой вариант и будет отстаивать свой вариант. Он всегда стремится получить то, что хочет. Он – хозяин жизни.

Я помню ситуацию, когда с ним, трехлетним, я пошла в детскую поликлинику. И тут я воочию увидела разницу между удобными и неудобными детьми. 

Удобные дети сидели рядом со своими мамами, им было сказано сидеть – они и сидели. Хотя вокруг было столько интересного! Расписанные красками стены изображали сюжеты из мультфильмов. Большие кадки с живыми цветами притягивали внимание. Пеленальные столики могли быть прекрасной крышей для импровизированного домика, откидные стулья можно было закрывать или открывать – до чего интересно! 

Но мамы сказали удобным детям сидеть – и они сидели. А мы с Никитой, что называется, носились по всему коридору. Потому что мир, окружающий его, был интересен. И он рассмотрел и потрогал все, что можно потрогать, даже поковырялся в кадке с землей. Он вдоволь попрятался под пеленальными столиками и увлеченно закрывал и открывал все свободные стулья. Он даже умудрился поползать по полу – оттуда ведь совсем другой ракурс. И я все время была рядом с ним, потому что он был еще мал, чтобы отпускать его на большие расстояния от себя. 

И я позавидовала мамам, с сидящими рядом с ними уже неживыми – воспитанными и послушными детьми. Хорошо им – сидят себе спокойно! С неудобным ребенком так не посидишь. С ним надо быть начеку. Ему нужно помогать исследовать мир. Его право на свободу передвижения в этом мире нужно поддерживать. При этом нужно ставить необходимые границы: что уже нельзя делать, например, заходить в любой кабинет, где идет прием. Но, уважая личность этого неудобного ребенка, ему нельзя просто крикнуть: «Туда нельзя!», потому что он не принимает прямых запретов, он отстаивает свое желание быть там, где он хочет быть. Ему нужно спокойно и с уважением объяснить, почему нельзя. И это тоже неудобно. Ведь куда проще крикнуть и запретить! 

Я часто наблюдала, как этот ребенок ведет себя во дворе, общаясь с людьми. 

Он смело идет к людям – взрослым или детям. Идет, не думая, что его могут не принять, что он может быть не к месту.

Он подходит к взрослым ребятам, чинящим во дворе велосипед, спрашивает, чего они тут делают. Он берет какие-то инструменты или детали, чтобы рассмотреть их поближе. Весь этот мир – для него. Он пока еще смел в этом мире.

Потрогав и рассмотрев все, что ему интересно, он отходит от ребят и идет дальше, к какой-то новой цели: к луже, по которой можно походить, к красивому камешку – и за ним тянутся «мальчишки».

Каждый раз я поражалась этому зрелищу: идет такой малыш – пуп земли, идет, притопывая ногами, косолапя, смешной такой маленький человечек – и за ним тянется вереница мальчишек-подростков. Им почему-то хочется с ним общаться дальше. 

Как-то я шла домой, и меня у подъезда остановил один такой мальчик. 

– А Никита выйдет гулять? – спросил он. 

Вопрос меня просто смутил – зачем ему Никита? Что такого он, десятилетний мальчик, получает от общения с ним, если ждет, когда тот выйдет на прогулку? 

Но они точно получают что-то от общения с такой маленькой личностью – чувство собственной значимости, чувство своей «хорошести», когда помогают Никите, что-то ему объясняют. 

Спустя месяц после начала обучения внука в этой (далеко не обычной, хорошей школе!) – его поставили в угол на виду у всего класса за то, что он, не зная ответа на загадку, которую загадала учительница, переписал себе ответ мальчика-соседа. 

– Как тебе там было, в углу? — спросила я его, когда он, идя из школы, рассказал мне об этом. – Как ты это пережил? 

Он только тяжело вздохнул, показывая, как ему все это не понравилось. Потом сказал: 

– Да нормально, Маруся. 

– Ты получил хороший урок, дорогой, что не надо переписывать чужие ответы, а надо жить своей головой. Конечно, я не считаю правильным, что учительница ставит вас в угол. Но она, наверное, решила, что это поможет вам хорошо учиться. Учись хорошо сам, дорогой, тогда тебе не придется переживать, когда тебя ставят в угол, – только и сказала я. 

А сама подумала: если бы меня, ту маленькую девочку-первоклассницу, которой я была, робкую, тревожную, боящуюся всех и вся, переживающую по каждому пустяку, – поставили в угол перед всем классом, я бы просто умерла в ту же минуту! А он: «Да нормально, Маруся!» 

Мы обсудили эту ситуацию с дочерью – говорить ли с учительницей о ее способах взаимодействия с детьми. И решили не говорить. Нельзя оградить нашего ребенка от жизни. Критика, наказания и отвержение – стиль этого мира. Он должен уметь выстоять в этом мире с его стилем. Научиться жить в нем – с нашей помощью. 

Второй раз он очутился в углу спустя неделю. За то, что громко кричал, бегая по коридору на перемене. Он рассказал мне об этом, когда мы ехали из школы на маршрутке. Рассказал и крикнул водителю так громко, как умеет: 

– Остановите, пожалуйста, на остановке! 

И сказал мне грустно: 

– Хоть где-то еще мой громкий голос может пригодиться! 

И я с нежностью, даже с умилением посмотрела на этого маленького мудрого человека. И пока мы шли домой, мы говорили о школе. О ее правилах, о том, где может пригодиться его громкий голос. О том, как не попадать в угол.

– Третий раз, Маруся, я в него не попаду! – уверенно сказал мне внук. 

– Почему ты в этом так уверен? – спросила я, не сомневаясь, что он попадет туда еще не раз. 

– Третьего раза не будет! – сказал он мне – как клятву дал. И объяснил: 
– Потому что, если ты попадешь туда третий раз, то будешь там стоять целый день, и на обед не пойдешь, и домой тебя не отпустят!.. 

Я успокоила его, сказав, что его обязательно выпустят на обед и отпустят домой. Что мы с мамой просто не позволим, чтобы его не отпустили. Но при этом подчеркнула, что лучше вести себя осознанно, так, чтобы не попадать в угол. 

Наш ребенок вышел в мир. Как ему будет в этом мире – покажет время. Насколько он готов выжить в нем, выстоять и быть счастливым, успешным, – тоже покажет время. Мы будем рядом с ним. Не впереди. Рядом, за ним. 

Чтобы он мог идти в свою жизнь со своими выборами, своими выводами, со своими решениями. 

И каждый раз, видя его одноклассников, друзей, просто детей на улицах города, я думаю невольно: «Какие взрослые вырастут их них? Какие судьбы ждут этих детей? Какую жизнь проживут эти дети?» 

И сама отвечаю: «Такую, которую им помогут сотворить их родители – своей верой или неверием в них, своей поддержкой или отвержением их, своими позитивными или негативными представлениями о жизни, которые они им передадут». 

Давайте будем хорошими, добрыми помощниками наших детей! Давайте поможем им вырасти сильными, уверенными, ответственными, большими, свободными и яркими людьми. 

И хоть для нас, их родителей, сегодня может быть не очень удобным соседство такого растущего, свободно исследующего в мир ребенка, самостоятельной личности – это будет необходимо ему, для его жизни, в которой он может многого достичь, реализовать себя, идти своим, Богом ему уготованным Путем. Прожить свою собственную жизнь. И быть счастливым. 

Чтобы в будущем мы, его старенькие родители, – испытали радость от такого взрослого нашего ребенка, чувствуя поддержку, защищенность этой состоявшейся во всех смыслах личности. 

Чтобы мы были счастливы рядом с ним в нашей старости. 

Да будет так! 
опубликовано econet.ru

Автор: Маруся Светлова из книги "Искусство быть родителем"

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Не бойтесь кого—то потерять. Вы не потеряете того, кто нужен Вам по жизни. Теряются те, кто послан вам для опыта. Остаются те, кто послан Вам судьбой. Фридрих Ницше
    Что-то интересное
    Больше материалов
    Больше материалов