Дом

Кристиан Ладжеватс: Загрязнение планеты происходит из-за нашего стремления к комфорту

Идея зелёной архитектуры или так называемого экостроительства (здания проектируются таким образом, чтобы оказывать минимальное влияние на окружающую среду) приобретает всё большую популярность. Что думают об этом специалисты? Мы поговорили с сербским архитектором Кристианом Ладжеватсом, который последние 10 лет живёт и работает в Москве.

 
Архитектор Кристиан Ладжеватс: «Загрязнение планеты происходит из-за нашего стремления к комфорту»

Кристиан: «Все архитекторы думают, что они боги. Как врачи – повелители жизни и смерти. Хороший врач может продлить тебе жизнь, плохой – убить тебя. Так и архитектор думает: если я строю хорошо, проектирую красивые здания и целые города, то там будут жить счастливые и здоровые люди…

В целом, современные тенденции архитектуры противоречивы. Есть Европа, которая старается уменьшить последствия экологических катастроф, происходящих по всему миру. Например, в Тихом океане плавает остров из пластиковых бутылок размером с американский штат Техас. И непонятно, что с ним делать. Пластик уже входит в пищевую цепочку: рыбы едят пластик, люди едят рыбу – и пластик.

В Англии, например, приняли закон, который устанавливает лимит энергозатрат для каждого здания: если превышаешь – платишь штраф. С одной стороны, в нашем обществе капитализм, который говорит тебе: «Трать больше! Покупай больше! Потребляй больше мусора!», с другой – какая-то эко-истерия: «Мы должны жить экологично и сохранять нашу планету!». И одно другому противоречит. Вся европейская «здоровая архитектура» – промах. Потому что на деньги, которые нужны на строительство одного экологически чистого дома в Европе, можно построить не меньше полутора тысяч домов для местного населения в Африке.

Предположим: есть проект, который не только потребляет меньше энергии и не производит мусор, но даже улучшает экологию. У каждого дома есть участок, на котором собственник выращивает продукты для себя экологичным способом. Цель таких проектов — преобразовать мир как таковой. Когда все будут жить в таких условиях и нормально питаться, это, по мнению разработчиков, приведёт к так называемой позитивной утопии. Себестоимость такого проекта – около 500 евро за квадратный метр, для заказчика – не меньше 1000 евро за квадрат. По мысли разработчиков, если хотя бы один человек в посёлке будет жить в таком доме, то со временем его соседи подумают: «Может быть, это правильно? Давайте все вместе начнём жить вот так?». И в итоге через 500 лет вся Европа будет экологически чистой, возобновляемой (правда, Африка и Индия будут умирать с голоду)... В любом случае, эта схема не работает. Человек со средним достатком никогда не купит такой дом».

Но ведь раньше, без технологий, люди жили и вырабатывали мусор в меньшем количестве. И жильё было дешевле — например, в деревне. Правда, было не так комфортно…

Да, именно в нём и дело, в комфорте. Сейчас планка необходимого уровня комфорта очень поднялась. Раньше нужен был очаг с живым огнём, парочка стульев. А сейчас – подогрев, разные навороты, свет, который реагирует на голос. Нужен абсолютный комфорт, но с меньшими энергозатратами. По большому счёту, загрязнение происходит из-за нашего стремления к комфорту.

Надо просто меньше комфорта в жизни?

Может быть, может быть. Но тут возврата нет. Каждый стремится к комфорту. Кто один раз почувствовал тёплую воду в ванной, больше не захочет купаться в холодной. Это заколдованный круг, из которого пока нет никакого выхода. И мы все живём в нём.

А что будет дальше? Какие прогнозы?

Очень тёмная картинка на самом деле. Количество людей увеличивается...

Под землей люди будут жить, как ты думаешь?

На данный момент в Японии есть гипер-дорогой проект: город внутри моря.

Изначально он создан по причине недостатка места?

Да, и этот проект окупается – это еще и эксклюзив «для тех, кто хочет жить на дне океана». Город будет абсолютно экологичным – возобновляемым, не будет производить выбросов, со своим микроклиматом. Жители что-то будут выращивать, что-то добывать из моря. Это утопический проект, но есть очень много заинтересованных. Говорят, его действительно построят. У японцев есть передовые технологии, и им очень важно, чтобы мир будущего уважительно относился к планете. То, что такой город будет стоить миллиарды и миллиарды – не так важно. Главное, чтобы человечество начало относиться к Земле с уважением.

Вообще, это довольно старая идея в архитектуре, чтобы природа заходила в дом и выходила из него – без границы между внешним и внутренним пространством. При этом всё должно быть экологически чистым. Много стекла, одинаковая температура снаружи и внутри – в общем, всё, чтобы человек не ощущал себя отрезанным от природы. Но… ничего не получится, потому что мы много мусорим, тратим много электричества и любим находиться в закрытом пространстве. В спальне площадью больше 20 метров человек уже чувствует себя неуютно, поэтому раньше в дворцах делали балдахины. Ты в кровати за балдахином, «в домике». Мы хотим оградиться от внешнего мира, потому что он – угроза.

Вся человеческая история о том, как человек ограждал себя от природы. Прятался от холода, от влаги, от животных, от ядовитых растений. И чтобы мы в 21 веке вдруг открылись природе – так не получится. Мы покорили природу – это наше самое большое достижение до сих пор. Всё. Пока идеальная архитектура – это стены, маленькие окна, тепло и безопасно. Это и есть смысл. Мы боимся. Боимся незнакомых. Боимся бездомных собак на улице, боимся всего. А дом – это место, в котором безопасно. Мы не достигли такого уровня психики, чтобы так открыто пойти в природу. 

Давай вернёмся к сегодняшним реалиям. Какое решение ты видишь для Москвы? В таком состоянии как она сейчас: метро, пробки...

Нужна такая атмосфера, такой экономический климат, чтобы у людей не было потребности громоздиться в Москве, чтобы другие районы были с такими же зарплатами и с такими же условиями. Тогда люди начнут «рассасываться». Здесь мало кто получает кайф от жизни. Просто привязаны к хорошей экономике. Потому что поток денег, который проходит через Москву, огромный. 

Что нужно для развития регионов? Почему этого не делают?

Я не знаю. Это уже другой вопрос... В Москве и инфраструктура, и всё. Как сказал Педро Альмодовар: «Хочешь быть известным режиссером – сначала ты должен узнать где столица. Второй шаг – добраться до столицы. И только потом ты можешь стать известным режиссёром». Вот так это работает в мире на данный момент. Дешевле расширять большой мегаполис, чем из поселка делать нормальный город. Опять вопрос денег. Все смотрят как сделать меньше затрат. На самом же деле затраты огромные.

В какой-то момент мы же дойдем до некой точки, что уже дальше некуда расширяться в Москве?

Не только в Москве – везде в мире. Но я не знаю, что должно произойти. Люди постоянно будут нагромождаться, нагромождаться, и произойдёт либо какой-то большой революционный переворот мирового масштаба, либо какая-то ужасная болезнь, очаги которой будут в больших городах. Это заставит людей покидать мегаполисы. Когда была чума в Европе, очаги были в больших городах. Люди толпами убегали в поместья. Но это ужасно, конечно. Говорят, максимум через тридцать лет в мире начнётся проблема с голодом и водой. Уже не будет достаточно еды для всех, потому что нас сейчас семь миллиардов, а будет девять. Не будет хватать физических ресурсов. И тогда что-то должно измениться. Когда человек голоден, тут уже перемены необходимы. Говорят, революция в Петербурге в 1905 году, возможно, и не произошла бы, если бы не остановились поезда, возившие буханки хлеба в город. Тогда народ просто начал громить булочные по Петербургу, а потом всё пошло дальше. Голод имеет большое значение.

Какое ты видишь решение, чтобы предотвратить это?

Не вижу. Просто надо ждать и быть готовым к этому. Найти новую эстетику нового мира. Я не боюсь перемен. Вот и всё. опубликовано econet.ru

Беседовала Маша Сарафанова 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Ребенка воспитывают корешки книг отцовской библиотеки. Уинстон Черчилль
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов